Понедельник, 20 Января 2020 г.
Духовная мудрость

Прп. Иустин о соборе
Если такой собор, не дай Бог, состоится, от него можно ожидать только одного: расколов, ересей и гибели многих душ.
Прп. Иустин (Попович) о «восьмом вселенском соборе»

Прп.Иустин о гуманизме
Все формы европейского гуманизма, появившиеся и до, и во время эпохи Возрождения, и после нее, все протестантские, философские, религиозные, социальные, научные, культурные, политические формы гуманизма постоянно, вольно или невольно, стремятся к одному: верой в человека заменить веру в Богочеловека. <И вот, у католиков> человек провозглашен верховным божеством.
Прп. Иустин (Попович)

Преп. Анатолий Оптинский о "просвещении"
Просвещение возвышается, но мнимое; оно обманывает себя в своей надежде; юное поколение питается не млеком учения Святой нашей Православной Церкви, а каким-то иноземным мутным, ядовитым заражается духом.
Оптинский старец Анатолий-младший о последних временах

Свт. Игнатий (Брянчанинов) об исправлении еретиков
Ересь не может быть побеждена человеком, потому что она изобретение, начинание демонское. Победителем ее может быть един Бог, призванный к борьбе с нею и к поражению ее смирением человека пред Богом и любовию этого человека к ближнему.

Свт. Игнатий (Брянчанинов)

сщмч. Андроник о монархии и теократии
Как народная святыня, наш Русский Царизм по существу есть наша теократия – богоуправление, при котором Сам Бог является Управляющим через помазанного Им Царя.
Сщмч. Андроник (Никольский) о монархии

В кулуарах

Совсем нет сил. Что делать?: Духовные и практические советы священника современным людям
Живу в городе и смотрю по многим знакомым, что стали вялыми, замкнутыми, раздражительными, по многим вопросам равнодушными из-за нехватки сил душевных и телесных. И по себе чувствую гнетущую усталость, хотя мне еще нет сорока и работа у меня не физическая, а больше умственная, за компьютером. Подскажите,...

«Скольких людей погубило искусство!»: Покаяние народной артистки России Екатерины Васильевой
С одной стороны, народ стал понемногу воцерковляться, возвращаться к вере, с другой – мы сейчас в изобилии наблюдаем появление таких лжедуховных явлений, как «православные» актеры, театры, банкиры, комики, байкеры, рокеры, рэперы и прочие. Даже если такой человек стал действительно верующим, ходит в...

Пока мы живы, будем сражаться за детей!: Тревожное письмо о состоянии системы образования и снюсах
Здравствуйте, уважаемая редакция! Спаси Христос, что поднимаете острые и важные темы современности. Меня всегда волновало положение дел в системе образования. Возможно, потому, что по первому диплому я педагог. Декан факультета, с которым у нас были доверительные отношения, как-то в беседе со мной поделился переживаниями о том, что вся система образования переживает тяжелый упадок, правильные основы воспитания утрачены…

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
05.11.2018
Автор «славянофильского катехизиса»: К 185-­летию со дня рождения А.А. Киреева, выдающегося Русского мыслителя

 2018-11-06.1.jpg

Выдающийся Русский мыслитель, государственный и военный деятель Александр Алексеевич Киреев (1833–1910) происходил из семьи, которой покровительствовал сам Николай I. Выполняя желание Императора, он закончил Пажеский корпус (престижное военно-учебное заведение Российской Империи, – примеч. ред.) и в 1853–1862 годах служил в любимом полку Самодержца – конной гвардии. На протяжении трех десятилетий (в 1862–1892 гг.) Киреев был адъютантом брата Александра II Великого Князя Константина Николаевича, а затем состоял при его вдове Великой Княгине Александре Иосифовне. В 1907 году он достиг вершины своей военной карьеры – Николай II произвел его в полный генеральский чин.

Родившись в семье с сильными славянофильскими настроениями, Александр Алексеевич с детства формировался как человек консервативных убеждений. Он мечтал о возрождении Русской соборности времен Московского Царства и отстаивал знаменитый славянофильский лозунг: «Силу власти – Царю, силу мнения – народу». С конца 1860-х годов он был одним из активнейших членов Петербургского славянского комитета. Киреев прославился как одаренный публицист и популяризатор славянофильских идей, а со временем стал постоянным автором «Московских ведомостей», «Славянских известий», «Русского обозрения», «Нового времени» и других периодических изданий консервативного направления. В начале XX века он примыкал к кружку «москвичей», в который входили известные консервативные общественные деятели: Д. А. Хомяков, К. Н. Пасхалов, С. Д. Шереметев, братья Самарины, братья Голицыны и др.

Православие Киреев считал высшим выражением этического начала Русского народа. Мыслитель много лет посвятил изучению религиозно-философских вопросов, плодотворно сотрудничал в «Богословском вестнике», в 1872 году был избран секретарем петербургского отдела вновь образованного Общества любителей духовного просвещения, а в 1904 году – почетным членом Московской духовной академии.

Революционные события 1905–1907 годов Киреев воспринял резко отрицательно. Он стоял на позициях Совета объединенного дворянства, «Союза Русского Народа» и других консервативно-монархических организаций, боровшихся против революции и выступавших за незыблемость Самодержавия. Александр Алексеевич несколько раз обращался к Николаю II со всеподданнейшими записками, умоляя его следовать «заветам старины» и не вводить в Империи систему представительства по западному образцу. Спасение России он видел в уничтожении бюрократического «средостения» между Монархом и народом и учреждении чисто законосовещательной Думы в качестве «совета всей земли».

А. А. Киреев был одним из тех деятелей Русской политики, философии и культуры, которые старались в меру своих сил бороться за сохранение истинно Русских начал и при этом не стремились к публичности. В XXI веке имя и дела Александра Алексеевича мало известны Русским патриотам. Между тем многое из того, о чем писал «последний могиканин» славянофильства, в наши дни звучит уже сбывшимся пророчеством или актуальнейшим размышлением о давних проблемах, стоящих перед Россией на новом историческом этапе.

Татьяна Виноградова
По материалам интернет-СМИ

Сущность славянофильского учения
 
2018-11-06.2.jpg

,,,В чем же заключаются идеалы, которым служило и будет служить Славянское Общество? (Славянское благотворительное общество, также Славянский благотворительный комитет или Славянский комитет – общественная организация в Российской Империи, учрежденная в начале 1858 г. кружком московских славянофилов в Москве как Славянский благотворительный комитет, имевший целью благотворение православным и другим славянам из добровольно собираемых пожертвований. – Примеч. ред.) Какие это идеалы? Это те же самые, перед которыми преклоняется и Русский народ: Православие (здесь и далее выделения авторские, – примеч. ред.), понимаемое как сумма всех этических взглядов народа, Самодержавие как выражение его взглядов политических, и то и другое неразрывно и органически связанное с Русской Народностью, которая им служит сферою действия и которой они служат высочайшим выражением. Им искони верила Россия, ими она жила и «стояла», ими же она будет стоять и впредь!

Христианская вера, и притом в ее восточной православной форме, есть тот идеал, который наиболее дорог Русскому народу, который для него выше всего на свете; он обусловливал исстари, обусловливает и поныне всю нравственную жизнь Русского народа, всю его многострадальную тысячелетнюю историю. Ни доведенный до абсурда авторитет римского первосвященника (непогрешимость), поглотившего совесть католического мира и оставившего своим «подданным» одно только право – радоваться своему нравственному рабству (cadaver esto), ни протестантская атомизация Церкви, перенесшая церковный авторитет в душу каждого отдельного человека и тем уничтожившая и само понятие об этом авторитете, не удовлетворяют, да и не могут удовлетворить Русского православного человека, ясно сознающего, с одной стороны, необходимость авторитета Церкви, с другой – желающего сохранить свою нравственную свободу. По его и нашим понятиям, авторитет церковный коренится в Священном Писании и в догматических постановлениях Вселенских Соборов. <...>

Такая, и исключительно такая Церковь служит опорой и для самого государства; она никогда не может стать во враждебные к нему отношения, разве само государство поднимет на нее святотатственную руку и вынудит Церковь <понимая, конечно, под этим словом не только духовенство, но и всех детей ее, т. е. и мирян> к самозащите. Но такие минуты нравственного затмения не могут превратиться в ту постоянную борьбу, которая раздирает Запад, с тех пор как католическая церковь превратилась в политическую державу, а государство стало нехристианским, даже «безбожным». У нас отношения между Церковью и государством не должны и не могут быть враждебны, для этого нет логического повода. Такой повод нужно бы сочинить (об этом, впрочем, начинают, по-видимому, хлопотать некоторые представители т. н. «либерального» лагеря, которые отыскали у нас какую-то «клерикальную» партию и которые собираются бороться с «Русским клерикализмом»). России не нужны хитроумные (и все-таки неприменимые) теории и формулы, выработанные на Западе, вроде знаменитой формулы графа Кавура – свободная Церковь в свободном государстве. Они с грехом пополам, и то лишь временно, могут быть применяемы на Западе, где между церковью (говорю, конечно, не о протестантских церковных союзах, а о церкви католической) и государством возможен не мир, а лишь перемирие, где то одна, то другая сторона поборола соперницу, где то государство шло с повинною в Каноссу, то Христос уступал место французской «богине Разума» (La deesse Raison). У нас, повторяем, такой вражды между Церковью и государством не может быть. Это станет особенно очевидным, когда мы вникнем в дух Русского народа, в его взгляд на Церковь: Русский человек более, «первее» сын Православной Церкви, нежели гражданин Российского государства; он, во-первых, православный, а потом уже Русский. Даже в делах чисто гражданского свойства, например на мирских сходках, Русский обращается к миру словами «православные»; ему и в голову не придет начать свою речь словами «граждане» (citoyens). Этим взглядом Русского человека объясняется тот факт, что он скорее будет смотреть на православного грека или араба как на «своего», на близкого, родственного ему человека, нежели, например, на своего согражданина, русско-подданного поляка, говорящего на языке, почти ему понятном, но не принадлежащего к его Церкви.

Отделить Церковь от Русского народа, представить его себе «обезверенным», почерпающим свои этические, политические и общественные идеалы из какого-нибудь курса «Гражданской морали» – просто невозможно; страшно и подумать о том, что стало бы с Россией, ежели бы она оказалась без Церкви, без религии, ежели бы она превратилась в «атеистическое государство», к чему неудержимо идет Запад. Россия есть и представительница, и защитница Православия, как и Православие – защитник России. Ведь именно оно спасло Россию в «смутное» время.

Ставя так круто и резко вопрос об органической связи между Россией и Православием, связи, в которой мы видим залог ее силы и будущего ее величия, мы считаем необходимым оговориться. Придавая великое значение этой связи, желая и ожидая усиления в нашем отечестве Православия, мы весьма далеки от мысли проповедовать нетерпимость к другим вероисповеданиям; сочувствуя присоединению к Православию всякого иноверца, мы отнюдь не желаем, однако, чтобы такое присоединение совершалось путем физического или нравственного насилия. <...>

 2018-11-06.3.jpg

В Cамодержавии мы видим ту силу, которая «собрала» Россию, раздробленную на мелкие безсильные уделы, и освободила ее от ига монголов, которая затем поборола и остальных врагов России и, наконец, возвела ее на степень первенствующей славянской державы, могучей и безкорыстной покровительницы своих меньших сестер. По нашему глубокому убеждению, Самодержавие, неразрывно связанное с Православием, твердо верящее в себя, не боящееся лежащей на нем тяжелой ответственности, угадывающее стремления и нравственные потребности своего народа и ведущее его к тем идеалам, которым он верит, – конечно, наилучшая из всех форм правительства (по крайней мере, для России). Она наилучшая уже и потому, что глубоко укоренена в народном сознании, а это, конечно, главное условие полезной и плодотворной деятельности всякого правительства! Для нас Царь есть тот человек, который олицетворяет народную силу, власть, всю народную совокупность; мы ни на кого и ни на что его не хотим менять. Народ наш – строгий монархист. <...>

Мы не только не желали бы видеть умаления самодержавной власти, но, напротив, желали бы ее усиления, особенно в отношении ее способности узнавать действительные нужды и желания народа, а для сего мы желали бы, чтобы самодержавная власть, подобно мифическому Антею (которому во время борьбы стоило только прикоснуться к земле, его матери, чтобы получить новые, свежие силы), тоже искала бы усиления и действительно усиливалась бы от непосредственного соприкосновения с «душою», с умом и сердцем Русской земли, Русского народа. Однако ежели бы самодержавная власть сочла уместным посоветоваться со своим народом (это бывало не раз и всегда с пользой), мы не желали бы, чтобы она сочла нужным поступиться при этом своими правами и обязанностями в пользу каких-либо сословий или партий; такая «абдикация», такое самовольное отречение было бы преступлением гораздо более тяжким, нежели принятие ею даже самых деспотических мер. Русский народ не ищет и не желает никакого иного государственного устройства, никакого нового правового порядка, кроме ныне существующего; он желает лишь одного – чтобы Царю его были действительно известны его нужды и желания, чтобы он имел возможность доводить о них до сведения своего Государя-Отца. Право или возможность такого обращения к верховной власти вытекает из самого взгляда Русского народа на Царя; оно столь же священно, как и право детей обращаться без страха и с верой к их родному отцу; без этого права, без отношений, основанных на взаимном понимании и взаимной любви, и семейство, и Самодержавие превращаются в жесточайшую деспотию. Повторяем: Русский народ верит в Самодержавие, а что оно в силах для него сделать, оно доказало освобождением крестьян на таких началах, о которых не могло и мечтать никакое конституционное правительство! <…>

Понятие о Cамодержавии неразрывно связано в наших мыслях с нашей народностью. Она служит опорой для нашей веры, она оберегает Самодержавие и должна быть оберегаема им. Мы дорожим ею даже в частностях, даже в мелких особенностях, придающих народу его отдельный от других характер и своеобразный тип. Мы думаем, что стремление оградить народность от всяких на нее посягательств ни в каком отношении не может препятствовать народу достичь высокой степени общечеловеческого «гуманитарного» развития. Мы никак не думаем, что Русский, англичанин, немец, для того чтобы сделаться образованным, развитым человеком, непременно должен предварительно себя обезличить; думаем совершенно наоборот – что общечеловеческое может быть привито лишь к чему-нибудь сильному и самостоятельному, а не к обезличенному и расслабленному. Разве лучшие, «гуманнейшие» наши люди, хотя бы, например, Пушкин или Жуковский, возвышаясь до чистейших общечеловеческих идеалов, переставали быть Русскими? Разве самые типичные представители т. н. «народной» Русской партии (le parti russe, moscovite) – «славянофильской», Хомяковы, Самарины, Тютчевы, Аксаковы, не заслуживают в полном смысле слова имени гуманных, образованных людей? Едва ли у нас найдется много личностей, могущих стать с ними наравне и по глубине мысли, и по всесторонности знания, и по эстетическому развитию! Каких же еще людей нужно ревнителям гуманности?

Только тот народ, который чувствует и ясно сознает свою индивидуальность, личность, который имеет резко очерченную нравственную физиономию, имеет и будущность, может играть роль в истории человечества, ибо только такой народ верит в себя и, стало быть, способен к энергичной деятельности.

Но, скажут нам, не вселит ли столь сильное чувство самобытности и некоторой горделивой враждебности к остальному человечеству? Не разовьет ли оно некоторой ветхозаветной, еврейской исключительности? – Ничуть! Чувство самобытности не есть чувство превозношения себя над другими. Правда, народ, сознающий свою личность, дорожащий ею, не склонен к принятию внешних особенностей других народов, внешнего их вида, он не будет рабски подражать формам их жизни, не будет, так сказать, обезьянничать; но самобытность его нисколько не помешает ему воспользоваться действительными плодами их культуры. Истины, до которых доработалось человечество, начиная от древнейших времен и кончая нашим, неисчерпаемое наследство, завещанное нам классическим миром, составляют и наше достояние; но из этого общего достояния нужно брать лишь то, что вечно, а не то, что преходяще. <…>

Киреев А. Учение славянофилов. 
М., 2012. С. 91–113

Что значит «возвращение домой»
Выдержки из письма А. А. Киреева в газете «Русское Дело» (1903 г.)
 
2018-11-06.4.jpg

...Все это я старался объяснить и доказать в моем «Кратком изложении славянофильского учения», в «славянофильском катехизисе», как его некоторые называют. Я изложил в нем то, что составляет сущность нашего Русского, славянофильского консерватизма (полагаю, что тождество этих прилагательных доказывать нечего), равно и то, о чем нам в настоящее время преимущественно следует заботиться.

...Все мы, и особенно петербуржцы, придаем слишком большое значение внешней материально-фактической стороне нашей общественной жизни, забывая о главном: о необходимости выяснить и установить самые основоположения нашей жизни. Конечно, нельзя не пожалеть о какой-нибудь неудаче, какой-нибудь глупости или не порадоваться чему-нибудь хорошему, удачному; конечно, пожалеешь об успехах какого-нибудь глупца или интригана и порадуешься, когда его устранят. Несомненно верно, что поправлять неудачи нелегко; недаром говорит пословица: «Один дурак камень в воду кинет – десять умных не вытащат». Все это верно; верно, что ошибки могут быть роковые, почти неисправимые или, по крайней мере, трудно исправимые (особенно ошибки дипломатические).

...Вот мы, сидя здесь, видим, как все это делается; нервы натянуты от постоянных ожиданий и опасений, и кажется нам, что вот все погибло или все спасено, что вот если бы сделать то-то или не делать того-то, все, все пошло бы иначе...

...Но все это преувеличено; ничего сразу не погубишь и ничего сразу не починишь; такого рода дела не сдвинут нас (пока) с нашего исторического пути. Россия, как гигант-корабль, идет своей дорогой, мало заботясь о разных крысах, которые шныряют по каютам и буфету, ссорятся из-за столовых крошек и интригуют друг против друга.

Мощный корабль еще держится того курса, который ему был дан московскими Государями. Много он вынес бурь и непогод и все еще не отклонился от своего исторического пути! Но ведь мы не одни на свете, у нас есть умные враги... Как бы не сбиться! Мы приближаемся к распутью, пора подумать о выборе курса... Некоторые петербургские консерваторы недовольны этими рассуждениями: «Какой там курс? Какое распутье? Ничего этого нет, стало быть, ни о каком выборе нечего и толковать. Не о чем думать, а то мало ли до чего додумаетесь! Дело совсем не так сложно, как вам, господам славянофилам, кажется; менять ничего не надо, охраняйте то, что есть, и старайтесь о хорошей администрации! Un peuple qui est bien administre – et qui s’amuse – est toujours content!» («Люди, которые хорошо управляемы и при этом веселятся, – всегда довольны!» (фр.)).

Но ведь и для того, чтобы администрировать, нужна голова, одной палкой администрировать нельзя! «Дайте panet et circenses(„Хлеба и зрелищ“ (лат.)) – и все будете хорошо!» – говорят нам. Да, таков завет мудрого политика и великого юриста Рима; так он и жил! Но вот пришел некто и возгласил: «Не о хлебе едином жив будет человек», и пала мудрость древнего Рима перед «безумием» нового духа!.. Нет, одним хлебом и развлечениями не проживешь!..

«...Охраняйте существующее, – говорит петербургский консерватор современного типа. – Главное – чтобы фасад как-нибудь не пострадал, обнесите его забором... да не мудрствуйте лукаво, не философствуйте! На наш век хватит!» Да, на наш век, конечно, хватит, а далее? Или – apres nous le deluge? («После нас хоть потоп!» (фр.)). Ведь это подлость.

Мы должны понять, что мы на перепутье, что мы в переходном состоянии, что оно может именно продлиться одно, много два поколения, но что на третье – нам придется выбирать: идти ли «в парламент», или возвратиться «домой». Нам нужно все это обдумать, нужно приготовиться, нужно теперь же решить, куда нам лежит путь. Среднего пути нет, а стоять на месте тоже нельзя – другие, враги обойдут!

Медлить с выбором нельзя, цель следует наметить уже теперь... Руководящая государственная мысль, как бы верна она ни была, как бы ни соответствовала истинным духовным потребностям народа, все же должна быть разработана, усвоена и выяснена, должна быть представлена в ясных, конкретных формах, должна выйти из сферы чувства и стать определенной программой...

...Какая же должна быть наша руководящая мысль? Что значит «возвращение домой»?

Чему учит нас великая, непогрешимая учительница народов – история? Она говорит нам, что государство административного типа (как бы умны и велики ни были его представители) в конце концов оказывается несостоятельным для решения новых вопросов, неотвратимых и грозных.

Как же вышли они из затруднения? Все эти государства перешли к форме парламентарной и теперь идут к катастрофе. Они хотели идти к «умеренной свободе» – таков был их девиз. На время они ее и достигали; полвека она давала прекрасные плоды; но к чему пришли теперь западные народы? В конце концов, им пришлось принять основанием своей политической жизни желания парламентского большинства; и теперь они идут туда, куда идти и не желали бы, идут фатально и неудержимо! Этические основы западного общества погибают, они заменяются правом большинства!

...Что значит славянофильское «пора домой»? Оно значит, что, научившись у Европы техническим приемам цивилизованной жизни и усвоив, сколько сумели, плоды научной и художественной культуры Запада, мы должны остановиться в подражании, должны выйти из европейской школы и приступить к устройству своей собственной жизни, но не на западных юридических, а на древних наших этических началах, то есть в органическом единстве с Церковью (Православие, наш краеугольный камень), на основе нашей древней московской политической формы правления (Самодержавие, усиленное совещательным голосом народа) и в союзе с нашим народом (Народность).

Обо всем этом должно и пора крепко подумать; два столетия жили мы чужим умом, пора снова жить своим – но для этого не должно бояться мысли, или, вернее, для этого должно не бояться мысли! Должно идти к ней навстречу, а не ждать, пока она сама как-нибудь случайно к нам заглянет, ведь мысли есть всякие! Если на пути встретится мысль ложная – то встретить ее и побороть должно и можно лишь мыслью же, но мыслью истинной, а не чем иным...

Киреев А. Учение славянофилов. 
М., 2012. С. 357–360.


http://www.pkrest.ru               

___________________ 
Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998


См. также:





Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Да не будем посрамлены на Страшном Суде: Как относиться к нововведениям в Русской Церкви?

Как мы сообщали в предыдущем номере, на епархиальном собрании столичного духовенства 20 декабря было рекомендовано чтение Ветхого Завета (паремий) и новозаветных посланий (Апостола) на современном Русском языке. Нам удалось побеседовать с одним из участников этого епархиального собрания...


Как отозвать из системы свои персональные данные?: Противодействие принятию электронных новшеств (ЗАЯВЛЕНИЕ)

Массовое противодействие принятию электронных новшеств не дает системе работать в полную силу. Как известно, основой цифровизации являются персональные данные человека, согласие на использование которых «по умолчанию» предусматривается сегодня практически при любых операциях. В нашу редакцию поступает множество вопросов: что делать, если соответствующая подпись по неведению или вынужденно была поставлена?...


Глобальная (анти)религия: Идолопоклонство папы-иезуита Франциска возмущает даже еретиков-католиков

Как мы сообщали, недавно «апостольский нунций» (то есть посол Ватикана в РФ) Челестино Мильоре заявил о том, что целью папы Римского является организация нового «Собора» всех христиан, под чем явно имеется в виду экуменическое сборище католиков, протестантов и «православных либералов»...


<<       >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Фотогалерея
Полезно почитать

«Сохранение богослужебного языка – вопрос национальной безопасности»: Беседа с издателем и составителем книг на церковно-славянском

Купить сегодня в лавках храмов и монастырей Евангелие и Псалтирь на церковно-славянском языке еще возможно, молитвослов и Апостол – уже реже, а вот приобрести акафисты с канонами – задача практически неосуществимая. Православные москвичи знают буквально пару мест, где продаются молитвословия и богослужебные...


По единым стандартам антихриста: О дьявольской деконструкции в России и Церкви

Всё жестче, всё наглее действуют те, кто желает привести весь мир к своему шаблону, унифицировать человечество и планету в соответствии с едиными стандартами. Представителям этих сил уже и не нужно глубоко конспирироваться. Они становятся всё более открытыми, убеждая нас в том, что зло – это вполне нормально и оно имеет такое же право на существование, как добро. Что маньяк-убийца-расчленитель – такой же...


На изломе апокалиптических эпох: Раскрытие последних периодов существования Вселенской Церкви на земле

Как известно, Святые Отцы и подвижники, близкие к нам по времени, советуют в домашнее молитвенное правило обязательно включать чтение Откровения апостола Иоанна Богослова – чтобы познать дух времени. В толковании ими Апокалипсиса встречается мысль о том, что послание семи Асийским Церквам раскрывает...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100