Суббота, 20 Октября 2018 г.
Духовная мудрость

Прп.Паисий

Следует проявлять духовное безпокойство и помогать христианам, всевая в них добрую обезпокоенность (происходящим) ради того, чтобы те укрепились в вере и ощутили Божественное утешение.

Прп. Паисий о наших последних временах

прп. Анатолий Оптинский об апостасии священства
Враг не станет грубо отвергать догматы о Святой Троице, о Божестве Иисуса Христа, о Богородице, а незаметно станет искажать переданное святыми отцами и от Святого Духа учение Церкви, сами его дух и уставы, и эти ухищрения врага заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни.
Оптинский старец Анатолий Младший об апостасии

Прп. Амвросий об экуменизме
Свет истины Христовой с тьмой еретичества никогда совмещаться не может. Католики же своей ереси остановить не хотят и упорствуют... Благосклонные к католикам должны рассуждать о сказанном в псалмах: «возненавидех церковь лукавнующих».
Оптинский старец Амвросий об экуменизме

Прп.Варсонофий об Апокалипсисе
Тот, кто будет читать Апокалипсис перед концом мира, будет поистине блажен, ибо будет понимать то, что совершается, а, понимая, будет и готовить себя. Читая, он будет видеть в событиях, описанных в Апокалипсисе, те или иные современные ему события. Но кто сегодня читает его?..
Прп. Варсонофий Оптинский

Прп.Нил о послаблениях
Погибель есть скат, по которому всякому легко сбежать в пропасть.
Прп. Нил Мироточивый о послаблениях

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Храните же как зеницу ока святую веру Православную: Поучительные истории о вернувшихся в Церковь из старообрядчества 15.05.2018
Храните же как зеницу ока святую веру Православную: Поучительные истории о вернувшихся в Церковь из старообрядчества

Многоразличны пути Промысла Божия в обращении греш­ников от заблуждений их. Бывает, что люди считают че­ловека совсем погибшим. Он покинул Церковь Божию и не хочет слушать ее Богом поставленных пастырей, ни­какие увещания не вразумляют его, но если в его сердце еще не погасла последняя искра совести, и гордость еще не помрачила совсем его разума, то благодать Божия находит средство к спасению его заблудшей души, вразумляет его и обращает на путь истины. Так было всегда, так бывает и в наше время. Вот поучительный рассказ свя­щенника-миссионера Саратовской епархии, напечатанный в Саратов­ских Епархиальных Ведомостях за 1893 год. 

Крестьянин села Юзовской Мазы, Вольского уезда, Алексей Кирил­лов Константинов был с детства православным до двадцати лет, а потом уклонился в раскол нетовской секты, в которой находился до семидесяти лет своей жизни [не́товцы (не́товщина, самоназвание — спасовцы, Спасово согласие) — одно из безпоповских направлений старообрядчества]. Через двадцать пять лет после уклонения в раскол у него заболела правая нога: опухоль, гниение и судороги в ноге лишили его свободного движения, он сидел и мог ходить только с помощью посторонних людей. Так продолжалось около двадцати лет. 

Болезнь сми­рила его сердце и он стал думать про себя: "Не за отступление ли от Православной Церкви Бог наказывает меня?" И стал он просить Господа Бога, чтобы открыл ему путь спасительный. 

И вот, однажды он уснул и во сне увидел православный и единоверческий храмы в ярком сиянии неизреченного Божественного света, а молитвенный дом старообрядцев во тьме и мраке, и в то же время услышал тайный голос, который говорил ему: "Оставь тьму, иди к свету и спасешься". С этим он и проснулся. Долго думал Константинов о том, что значит это видение. Один из православных, Василий Тихонович Губин, услышав от него самого рассказ об этом видении, посоветовал ему немедленно присоединиться к Святой Церкви Православной. Но он не соглашался, говоря: "В прежние време­на творились чудеса в Святой Церкви, а ныне их нет, следовательно, и благодати в ней нет. Если бы вот зажила у меня нога по ее молитве, я тотчас же присоединился бы к ней". "Веруй, — сказал ему Губин,— и по вере твоей будет тебе". Сильная болезнь ноги заставила Константинова от чистого сердца сказать: "Верую, Господи, во Святую Церковь Твою, помоги моему неверию!

И что же? С этой самой минуты болезнь затих­ла, нога стала подживать, а через месяц он стал совершенно здоровым и уже не чувствовал никакой боли в ноге. Но этим дело не кончилось. Пос­ле исцеления Константинов не поспешил исполнить свое обещание, а явленную ему милость Божию приписал случайности. Укоренившиеся раскольнические мысли говорили ему: "Не по вере в Церковь Православную исцелился я, а по молитве моих братий старообрядцев". В этом убеждении укрепляли его и раскольники. 

Так способно бывает лукавить сердце человеческое, когда в нем укоренится худая привычка! 

Проходит около трех лет, а он не только не думает присоединяться к Церкви Православной, но еще всячески поносит ее. И вот, в 1890 году, на сырной неделе, сделался с ним сильный удар, от которого он долго лежал без памяти, а когда пришел в сознание, тотчас встал перед икона­ми и с клятвой дал обещание присоединиться к Православной Церкви. 

Наступила первая неделя Великого поста. Каждый день он собирался идти в церковь, но никак не мог принудить себя к тому. Враг внушал ему: "Как это ты пойдешь в церковь? На тебя будут смотреть все старо­обрядцы как на врага и отступника и будут смеяться в глаза!" Наконец, настал первый воскресный день Великого поста. Помолившись Богу, Кон­стантинов решился идти к литургии. Вышел он на улицу, остановился, долго смотрел на народ, идущий в православную церковь и в раскольни­ческую моленную, и думал: "Не воротиться ли опять домой? Нет, — ре­шил он, — пойду!" 

Подходя к церковной ограде, он вдруг почувствовал ужасный страх: тело его дрожало точно в лихорадке, мысли бродили в голове смутно и неопределенно. Собрав все свои силы, он вошел в сто­рожку и, помолившись святым иконам, встал у задней двери, как вко­панный, не переставая дрожать. Народу в сторожке было много. Васи­лий Тихонов Губин читал из Пролога: чтение приостановилось, все об­ратили внимание на вошедшего. "Подойди-ка сюда ближе, Алексей Кириллович, — сказал Губин, — послушай-ка, как святые отцы страда­ли за Церковь". Тот медленно подошел к столу и сел рядом с Губиным. 

В эту минуту ударили в церковный большой колокол, и православные все перекрестились. Константинов, испугавшись, не знал, что ему делать. Он сидел как живой мертвец и сильно дрожал. Народ стал выходить из сторожки в церковь. Константинов идти в церковь не мог, ноги не повиновались ему, особенно правая: болезнь ее как бы отрыгнула (вновь вернулась) и не давала ему покоя, сила воли ослабела, решимости не стало в нем, и он зарыдал, как малый младенец. "Желаешь ли присоединиться к Святой Церкви Православной?" — спросил его Губин. "Желаю", — отвечал он... Его взяли под руки и ввели в церковь. 

По совершении проскомидии священник присоединил его к Свя­той Церкви, исповедал, и за литургией приобщил Святых Христовых Тайн. Все это так отрадно подействовало на старика Константинова, что он и сейчас не может говорить об этом без слез. Из закаленного раскольника он сделался истинным сыном Православной Церкви, бла­годарит Бога за исцеление его болезни телесной и душевной и оплаки­вает те времена, в которые по неведению грешил против Святой Церк­ви и хулил ее пастырей и Святые Таинства. Его примеру последовали его семья и его родственники. Старику теперь (в 1843 году) семьдесят лет, но он еще совсем бодрый и болезни никакой в ноге не ощущает. Он неопустительно посещает храм Божий и каждый год трижды бывает у исповеди и Святого Причащения. 

Братие, именующие себя старообрядцами! Вдумайтесь безпристрастно в этот рассказ. Вы все порицаете Церковь Православную за измене­ние якобы старых обрядов, за исправление книг и подобное. Но ведь вне Церкви нет спасения! Ваше самовольное общество не составляет Церкви спасающей. Хотите ли познать истину безпристрастно, какова бы она ни была? Просите Господа: "Скажи нам, Господи, путь, в оньже пойдем! Настави нас на истину Твою, да во свете лица Твоего пойдем, и о имени Твоем спасемся". И Господь услышит молитву вашу. Он готов даже чу­десно содействовать вашему обращению и спасению, только бы вы ис­кренно и всем сердцем пожелали найти путь, вводящий в жизнь вечную... 

Троицкие листки. 
Духовно-нравственное чтение для народа

+ + +

ЧУДЕСНАЯ ИСТОРИЯ ОБРАЩЕНИЯ СТАРООБРЯДЦА: 
День памяти прмч. Варлаама (Коноплева) и с ним в Белогорье пострадавших

2018-09-07_150200.jpg
Крестовоздвиженский собор 
Белогорского монастыря в Пермском крае 

Василий Коноплёв колебался. Всегда такой уверенный и рассудительный, настоящий столп верных, он сейчас пребывал в сомнениях. Хорошо, что эти сомнения очень скоро разрешатся. Совсем скоро – завтрашним утром. Если разрешатся не так, как ожидалось, значит, всё, чем он жил до сих пор, – неправильно. И нужно всё перечеркивать и начинать жизнь сначала. Только сильный может признать свои ошибки. Не виляя, честно, без самооправданий. Сможет ли он? Найдет ли силы?

Но не будем забегать вперед.

В выселке Ильинском, в медвежьем глухом углу огромной Пермской губернии, в версте от Белой горы, толковали не о земном – рассуждали о небесном. В распахнутое окно просторной избы заглядывал теплый солнечный луч, гулял по чистым половицам, покрытым домоткаными половиками, перебегал с темных ликов древних икон в красном углу на старинные книги – Псалтирь, Часослов, Минея.

В избе на больших, основательных лавках устроилось много народу: степенные мужики с окладистыми бородами разного возраста внимательно слушали чтеца. В руках – кожаные четки-лестовки, по келейному правилу каждый из них аж по десять лестовок за день обычно исполнял, иные – и больше, по усердию. Да с поклонами – земными и поясными. По лестовке и за неисправленные души молились – по три поклона земных за каждую.

Наконец чтение на рассуд поучительного повествования из рукописного сборника старых лет закончилось, и мужики дружно, не перебивая, принялись обсуждать услышанное и поочередно наставлять друг друга в духовной жизни. Прерогатива в наставлениях принадлежала, однако, начетчику – главе старообрядцев беспоповского толка Василию Коноплёву.

Василий был человеком незаурядным. На десятом году он выучился грамоте, молился с безпоповцами, со стариками и простолюдинами. Когда стал приходить в возраст, полюбил читать Божественное Писание. Всё свободное время отдавал чтению книг, покупал их или просил у других для прочтения.

И постепенно стала разгораться в нем ревность подвига. Ночами часто вставал на молитву перед иконами Господа Вседержителя и Пречистой Богородицы и молился усердно, горячо, со слезами. Просил Господа: «Господи, открой мои очи, дай разуметь путь спасения! Скажи мне путь, каким мне идти, научи творить волю Твою!» И в такой заботе он пребывал долгое время. Потому и не женился – чтобы не было препятствий к рассмотрению истинного пути.

Этим жарким, грозящим засухой летом 1893 года Василию Коноплёву исполнилось только 35 лет. В темных прядях его волос, как и в аккуратной бороде, не видно было ни одного седого волоска. Правильные черты лица, выразительные большие темные глаза, внимательный умный взгляд притягивали к себе внимание. Когда же Василий начинал говорить, речь его была так толкова и рассудительна, что всем становилось понятно: Сам Господь даровал ему дар убеждения, дар вести за собой.

И потому, несмотря на молодость, старообрядцы Осинского уезда, чьи многочисленные скиты и кельи раскинулись рядом с Белой горой, видели в нем главу и наставника. Если б попов здесь признавали – Коноплёв бы точно попом стал. Но не признавали.

После чтения на рассуд старообрядцы не расходились. Всех ожидала общинная, соборная трапеза – щедрая, достаточная. Хозяйства у старообрядцев были справные – как говорится, тугие. Если трудиться с душой да вино не пить – Господь всё посылает. Славились пчеловодством. У самого Василия пасека изрядная и знатный мед…

2018-09-07_150420.jpg
Спор о вере. Художник: Д.Е. Жуков (1841–1903). 1867 г.
    
Сели за стол. Достали каждый свою «соборную» чашку, полотенце. После трапезы чашку в полотенце каждый завернет и с собой унесет. Василию нравился строгий, давно заведенный ритм, нравились чин и порядок. Душа любила. Во всём порядок должен быть – это хорошо и Господу приятно. У Него ведь тоже – стройные чины ангелов и архангелов… И все стройно поют, а не вразнобой…

Как-то Василий съездил на богомолье в Черемшанский монастырь Саратовской губернии – лавру раскольников, и ему там так понравилось, что давняя мечта стать иноком опять всколыхнула душу. На всенощном бдении множество чинных монахов, впереди седые схимники; сотни возженных свечей и горящих лампад перед богатым иконостасом, чтецы читают неспешно, внятно и благоговейно, все крестятся и поклоны кладут один в один – порядок и благолепие… Остаться пока не решился. Вернулся домой.

Вообще в Осинском уезде, безопасно далеком от приходских церквей Пермской епархии и пастырского попечительства, прижилось множество раскольничьих начетчиков самых разных согласий: поморского, часовенного, беловодского, австрийского – кто во что горазд. И каждое согласие считало свои учения самыми верными, самыми истинными.

Василий был ярым раскольником и своими речами приводил в сомнение даже православных. Он знал твердо, что многое в Православной Церкви несогласно с книгами, которые были до патриарха Никона. Называл православных еретиками, что нагло извращали святое учение Христа и апостолов, но вот доказать это у него никак не получалось. А он искал истину. С детства такой был.

Поехал в Москву, всё обошел: Хлудовскую библиотеку, Синодальную библиотеку, Николаевский монастырь… Съездил в Сергиеву Лавру. С настоятелем Николаевского единоверческого, то бишь православного, монастыря отцом Павлом поговорил себе на горе. А тот – бывший старообрядец. В Православие перешел. Да такой умный старец! С великой любовью принял. Забыв свою старость, подолгу с Василием беседовал. И через его слова о полноте даров Православной Церкви, что имеет преемство от святых апостолов, обуяла Василия буря сомнений в своей правоте. Сон потерял. Пришел, можно сказать, в отчаяние. Как правду узнать?!

А в Сергиевой обители увидел книгу, писанную рукой преподобного Кирилла Белозерского. Оказалось: в чем они, старообрядцы, Православную Церковь обвиняют – неправильно. И древнейшие книги то подтверждают… Привел Господь Василия видеть своими глазами слова, о которых они, старообрядцы, спорили и называли их нововведением и ересью: имя Иисус, символ веры без прилога «Истиннаго», аллилуйя трижды, в четвертый «слава Тебе, Боже» и прочее.

А когда ехал домой – узнал, что на Белой горе православные служат молебны о ниспослании благовременных дождей. И как не отслужат – дождь идет. Что за притча? Грешников же Бог не слушает…

И Василий решил для себя: как Фома неверующий, он уверует только тогда, когда увидит всё ясно сам, собственными глазами или когда несомненно докажут, какая Церковь имеет полноту благодатных даров. Братии пока о своих сомнениях не рассказывал – сам сначала должен всё понять.

Пока думал да вспоминал – соборная трапеза закончилась. Встали чинно, помолились. Василий сказал веско:

– Завтра на Белую гору идем. Едет к нам преосвященный Петр с духовенством. Освящать место и закладывать храм свой собираются. Так мы – силу молитв православного архиерея спытаем.

2018-09-07_150554.jpg
Вид с Белой горы (Пермский край)
    
Степан, старец седой, уважаемый, возразил:

– Тут и пытать нечего. Они всегда перед дождем свой молебен послужат – конечно, дождь и идет. А сейчас засуха стоит – и никакого дождя не предвидится. Не получится у них народ обмануть!

Сын его, Федор, тоже седой уже, поддакнул:

– Не выйдет на этот раз! Пауков множество сети плетут в лесу. Кукушка кукует долго-долго. А еще – прислушайтесь!

Прислушались. С недоумением глянули на Федора. Он пояснил застенчиво:

– Разве не слышите? Отсюда слышно, как лягушки у Ирени поют… Значит, дождя не будет!

Степан сына осадил:

– Погодь со своими пауками да лягушками!

Отцы сдержанно усмехнулись в бороды. Степан добавил со знанием дела:

– В окно гляньте!

Посмотрели в окно.

– Закат какой чистый! К ведру… И никаких лягушек!

Заулыбались в предвкушении поражения и позора еретиков. Василий спросил:

– А что, если по молитвам преосвященного Петра при молебне Бог даст благодатный для плодородия дождь?

Заулыбались шире:

– Да что ты, Василий Евфимович… Не бывать такому, чтобы Бог отступников слушал!

С тем и разошлись.

Ночью Василий спал плохо. Вставал много раз. Молился. Момент истины приближался.

Проснувшись рано утром, сотворил «начал» – помолился. Вышел на двор. Огляделся. Он по своим пчелкам-труженицам мог погоду узнавать лучше, чем кто бы то ни было. Пчелы с раннего утра за взятком отправились – к хорошему дню. Возвращаются нескоро – далеко в поле летают. Да, по всем приметам – не бывать сегодня дождю!

И тогда Василий, твердо уверившись, что естественным образом дождя быть не может, дал в молитве зарок: «Господи, покажи мне чудо, разреши мои сомнения и недоумения! Если Церковь Российская за перемену в обрядах не лишилась благодатных даров, если через сих пастырей действует благодать Святого Духа – то во время их молебна пошли, Господи, дождь обильный на землю! Если это сбудется – обращусь в Православную Российскую Церковь!»

2018-09-07_150624.jpg
Белогорский монастырь
    
Отцы собрались вовремя. Молча, степенным шагом, с молитвой двинули на гору. Утренняя тишина нарушалась только пением птиц. Федор не утерпел, нарушил общее молчание:

– Зря ты, батя, вчера про пауков и лягушек с недоверием… Они – твари Божии. Я и с утра осмотрелся как следует: ласточки в небе высоко летают, кузнечики громко стрекочут! Полнолуние настало к тому ж… Небо ночью ясное было, звездное – ни облачка! Никакого дождя не будет!

Насупленный Степан только хмыкнул сурово – сын отскочил, за лестовку схватился, пошел дальше с молитвой, молча. Хоть и самому под пятьдесят – а перед отцом смиряется. Чтит. Так у них заведено искони.   

Покрытая зеленью лесов Белая гора, как могучий великан, возвышалась над окрестными далями. У подножия росли огромные мачтовые пихты и ели. Изредка нежной зеленью встречали липы и клены. Дороги почти не было, и поднимались тропой, минуя болотца, чистые ручьи и множество родников. Поляны полыхали красными пионами, которые по-местному назывались «Марьин корень». Его змеи не любят, и потому на Белой горе не было, слава Богу, ни одной гадюки.

Иной раз гора стояла в облаках, а порой облака плыли ниже ее вершины. Но сегодня небо было безоблачным.   

Чем выше поднимались на гору – тем прекрасней вид открывался. Панорама необъятного горизонта поражала величием своим, неизмеримым воздушным пространством. Заря освещала такую даль – дух захватывало: синие горы, желтые поля, изумрудные долины с нескончаемой палитрой оттенков зелени. Постепенно с высоты показались гребни далеких гор, которые днем, залитые лучами солнечного света, становились уже невидимыми простому глазу.

С темени горы открывался вид на все стороны света, и душу охватывал неизъяснимый восторг – хотелось молиться, плакать и петь хвалу Богу: «Дивна дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси!»

На большой чистой поляне собралась масса богомольцев с причтами из окрестных сел и деревень. В руках – иконы. Множество духовенства: с владыкой Петром приехали священники, диаконы, псаломщики – человек семьдесят.

Василий чувствовал в душе полное смятение. Чего он хотел? Чтобы не было дождя – и посрамились отступники? Или чтобы Господь сотворил чудо в ответ на их молитву? Сильно билось сердце, перехватывало дыхание…

– Благословен Бог наш!

Молебен начался. Безоблачное небо и яркое солнце не оставляли надежды на благополучный исход молитвы.

– Услыши ны, Боже, Спасителю наш, упование всех концей земли, и сущих в мори далече, уготовляяй горы крепостию Своею, препоясан силою, смущаяй глубину морскую, шуму волн его кто постоит?

Ни ветерка, ни облачка. Листья не колышутся. Василий опустил голову.

– Миром Господу помолимся!

– О еже благорастворенные воздухи и дожди благовременные к плодоношению милостивно послати земли и людем Своим, Господу помолимся!

– О еже во гневе Своем не погубити людей Своих, и скотов, но повелети облакам свыше одождити и к плодоношению оросити землю, Господу помолимся!

Легкое движение воздуха коснулось лица Василия. Он поднял голову: листья деревьев трепетали от ветра.

– Воздуха растворение повелением Твоим изменяяй, Господи, вольный дождь с теплотою солнечною даруй земли, да приносит людем Твоим плоды изобильныя, и насытити все живущее Твоим благоволением, молитвами Богородицы и всех святых Твоих.

В воздухе что-то неуловимо изменилось. Богомольцы подняли головы: по темнеющему небу стремительно бежали огромные тучи.

– Предстательство христиан непостыдное, ходатайство ко Творцу непреложное, не презри грешных молений гласы, но предвари яко Благая на помощь нас, верно зовущих Ти: ускори на молитву, и потщися на умоление, предстательствующи присно Богородице, чтуших Тя.

Блеснула молния. Громыхнул дальний отзвук грома. Василий встал на колени. По телу шла дрожь. За ним стали опускаться на колени другие богомольцы.

– Даждь дождь земле жаждущей, Спасе!

Василий почувствовал, как на лоб упала большая капля воды.

– Мир всем. От Матфея святаго Евангелия чтение.

Крупные редкие капли дождя закапали на жаждущую влаги землю.

К концу молебна проливной дождь лил потоком. Василий плакал, не стыдясь своих слез: никто не смог бы отличить их от дождевых капель.

2018-09-07_150624-.jpg
    
Из свидетельств очевидцев:

После проливного дождя, изменившего весь ход лета и предотвратившего грозившую засуху, начетчик старообрядцев Василий Коноплёв, живший в версте от Белой горы, принес из дома хлеб и соты и публично при присутствовавших здесь старообрядцах поднес их в дар православному архиерею – епископу Пермскому и Соликамскому преосвященному владыке Петру (Лосеву). Владыка принял дар и приветливо сказал Василию: «Такой разумный муж надолго старообрядцем не останется, но скоро из тьмы выйдет на свет и будет с нами сыном Православной Церкви».

Из дневника преподобномученика настоятеля Белогорского монастыря архимандрита Варлаама (в миру Василия Евфимовича Коноплёва):

«Присоединение мое к Православной Церкви состоялось 17 октября 1893 года в кафедральном соборе перед Литургией и совершено было самим преосвященным через таинство миропомазания… 6 ноября владыка Петр облек меня в рясофор, и я поселился на Белой горе. Постепенно стали собираться ко мне все желающие монашеского жития, и к 1 февраля 1894 года собралось двенадцать человек. В этот день я принял постриг в монашество с именем Варлаам в крестовой церкви у владыки. На следующий день епископ Петр рукоположил меня во иеродиакона. 22 февраля было освящение престола на Белой горе в малом храме во имя святителя Николая. Освящал сам владыка, и по освящении престола за Литургией рукоположил меня во иеромонаха».

Из записей инока-паломника несколько лет спустя:   

«Уставная служба в храмах монастыря отличалась торжественностью и глубокой умилительностью. Схимники с детскими незлобивыми лицами имели в храме свои формы, молодые иноки стояли на хорах, а частью внизу. После вечернего правила в храме свечи гасились, и вся иноческая рать, человек в пятьсот, едва шелестя мантиями, двигалась по направлению к раке с частицами мощей. Затем раздавалось мощное пение молитвы “Достойно есть” афонским распевом. При звуках молитвенного ублажения Божией Матери хотелось плакать. Какие-то светлые чувства широкой волной втеснялись в душу и думалось: “Как, вероятно, в эти минуты трепещет сатана и ненавидит поющих монахов”».

Из исторической справки:

В августе 1918 обитель захватили большевики. В главном алтаре собора разворотили и осквернили престол, в келье архимандрита Варлаама устроили отхожее место. Многие монахи после зверских пыток были убиты. 12 августа красноармейцы арестовали настоятеля монастыря архимандрита Варлаама, по дороге в уездный город Осу расстреляли и бросили тело в реку Каму.   

2018-09-07_150716.jpg
Основанный отцом Варлаамом Белогорский Никольский монастырь, Пермский край 

Ольга Рожнева

Источник: Православие.Ru
https://pravoslavie.ru/



Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Электронные паспорта для «биообъектов»: Святые предупреждают об опасности тоталитарной диктатуры нового типа

9 октября 2018 года многие информационные агентства сообщили о готовящемся в РФ поэтапном введении с 2021 года электронных паспортов со ссылкой на газету «Ведомости». Газета опубликовала статью «Правительство обсуждает замену бумажных паспортов на электронные» с очень любопытным подзаголовком «Они дадут...


«В год столетия Русской Царской Голгофы...»: Резолюция конференции «Цифровизация российского общества»

16 сентября 2018 года в г. Перми состоялась конференция на тему «Цифровизация российского общества как уничтожение богоданной свободы человека. Время исповедничества наступило». На Конференции были заслушаны выступления священнослужителей Русской Православной Церкви, экспертов в области геополитики, правоведения, общественных деятелей. По итогам собрания...


«Православная экуменическая теология»: Константинополь при участии митр. Илариона (Алфеева) запустил еретическую образовательную программу

Помимо вполне классических предметов, однако, есть и такие: миссиология, экуменическая теология, экология и межконфессиональный диалог, современные православные экуменические деятели (!!!), православная феминистическая герменевтика (!!!) и прочие.


<<       >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Воспитывать носителей Царской идеи: Беседа с о. Михаилом Ломакиным, установившим в своем поселке памятник Государю

В 2016 году на территории России насчитывалось 25 памятников святому Императору Николаю II и святой Царской Семье. Всего 25 памятников на огромную страну, где практически в каждом населенном пункте имеются идолы, проспекты или улицы Ленина и иных богоборцев и террористов. 25 против сотен тысяч – есть...


К чему нам готовиться?: Беседа об обстановке в Церкви, России и мире

Незаконные действия Константинопольского Патриарха Варфоломея взволновали верующих. Не имея на то канонического права, «восточный папа», как его теперь называют, «дает автокефалию» украинским раскольникам – т. н. «киевскому патриархату». Об этом, а также об общей обстановке и насущных проблемах церковной...


Прошло 100-летие Русской Голгофы, и пришло время жатвы: О. Павел Буров о неимении всецерковного покаяния перед Царем

Выучили ли мы уроки истории? Будет ли еще время на осознание? Есть время разбрасывать камни и время собирать их (см.: Еккл. 3, 5). Все надо делать вовремя... Есть законы физические и есть духовные. У Святых Отцов сказано, что прощение преподается сердцу кающемуся. Как можно прощать человека, который не понял своих ошибок, не собирается каяться, менять ситуацию?..


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100