Понедельник, 15 Октября 2018 г.
Духовная мудрость

Ст.Серафим Тяпочкин обб Украине
Те, кто в этих народах (Украина и Белоруссия) против союза с Россией — даже если они считают себя верующими — становятся служителями диавола.
Старец Серафим (Тяпочкин)

свт.Василий об инославии
Не приносит славы имени Божию тот, кто дивится учению инославных.
Свт. Василий Великий о православных

Преп. Амвросий Оптинский о мудрости
"Будите мудры яко змия" (ср. Мф. 10,16). Змея, когда нужно ей переменить старую кожу на новую, проходит чрез очень тесное узкое место, и таким об разом ей удобно бывает оставить свою прежнюю кожу. Так и человек, желая совлечь свою ветхость, должен идти узким путем исполнения евангельских заповедей. - При всяком нападении змея старается оберегать свою голову. Человек должен более всего беречь свою веру. Пока вера сохранена, можно еще все исправить.
Преп. Амвросий Оптинский

Прп. Паисий о радости
Некоторые говорят: «Я христианин и поэтому должен быть радостным и спокойным». Но это не христиане. Вам понятно? Это равнодушие, это радость мирская... Духовный человек – весь сплошная боль, т.е. ему больно за то, что сейчас происходит, ему больно за людей! Но за эту боль ему воздается Божественным утешением.
Прп. Паисий Святогорец о духовности

сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии
Если вы из дела Христова выкидываете, в силу своего маловерия и рассудочности, борьбу с дьяволом и победу над ним, то вы уничтожаете силу христианства. Вы низводите тогда Христа на роль возвышенного моралиста, учившего добру и только. И если вы в свою жизнь, как христиане, не введете борьбу с дьяволом, то вы – мертвецы в христианстве. Оно вам ничего не дает, и будете вы холодные, пустые, сонные, скучные, ничего не получающие от Христа и Церкви.
Сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Наш народ Самим Богом закален: Мозаика русской мысли от В.Н. Крупина 04.10.2017
Наш народ Самим Богом закален: Мозаика русской мысли от В.Н. Крупина

Владимир Николаевич Крупин – известный Русский православный писатель, публицист и педагог. Автор десятков книг, первый лауреат Патриаршей литературной премии (2011 г.). Родился 7 сентября 1941 года в селе Кильмезь Кировской области (на Вятке) в семье лесничего. Окончил филологический факультет Московского областного педагогического института. Работал учителем Русского языка, редактором в издательстве «Современник». Широкую известность получили его повести «Живая вода» (1980) и «Сороковой день» (1981). Был главным редактором журнала «Москва» (1990 –1992), в 1996–2003 годах преподавал в Московской духовной академии. Сопредседатель правления Союза писателей России. Многолетний председатель жюри фестиваля православного кино «Радонеж».

Читая произведения В. Н. Крупина, чувствуешь его огромную и искреннюю любовь к Родине, к Русскому народу. Писатель не приемлет такие западные «ценности», как прагматизм, цинизм, сексуальная свобода, а также массовую культуру. На страницах его книг нередко можно встретить простонародные выражения, элементы фольклора – частушки, поговорки, присловья и т. п. В более поздний период творчества он переходит к теме Православия. Главная мысль – о спасении России в ее прошлом, настоящем и будущем именно через веру.

Милостью Божией друзья познакомили нас с Владимиром Николаевичем. На просьбу прислать материалы для публикации в «ПК» он откликнулся теплым ободряющим письмом: «Рад вашему предложению. Вашу газету знаю и уважаю. Как и сказал, нет силенок избирать что-либо именно для вас, но вы сами выбирайте, что нужно. Для знакомства посылаю побольше. Берите любое, буду благодарен. Сердечно, раб Божий Владимир Крупин».

«Русская мозаика» В.Н. Крупина: Память о встречах, поездках, житейские истории, разговоры, замыслы – все о нашей любимой России

Сегодня предлагаем к прочтению фрагменты из «Русской мозаики» – заметок разных лет, в которых – «память о встречах, поездках, житейские истории, разговоры, замыслы – все о нашей любимой России». С разрешения Владимира Николаевича мы отобрали понравившееся и разделили по темам заголовками – фразами из текста.
 
«ЭТО ЖЕ РОССИЯ»
 
ИНОГДА ВСПЫХИВАЕТ вот какая надежда – то, что эти записи спустя время будут интересны. Рассуждаю так: если Господь дал мне дар переводить впечатления жизни на бумагу, то, значит, это Ему надо. Сам я и без записей могу заплакать от сострадания и засмеяться от чужой радости. Зачем записывать о людях и птичках? Будто птички и без записи о них не проживут, а люди – и сами с усами. Так же все любят ночного соловья, аромат жасмина, движение звезд… Но ведь не болезнь же, не зуд – записывать. Понуждение взять перо – откуда пришло? Что мне доверено? Кто на меня надеется?

Сейчас упал лепесток тюльпана, который для чего (кого) жил? Никто его не видел, не было меня тут месяц. Упал и окончательно умирает. Но цвел, но радовался. И не знал о смерти. Служил шмелям и пчелам, и бабочкам. Божьим тварям служил – значит, и Богу.

И еще остались лепестки. Упадут к утру. И в моем сне обрушатся. Как мироздание.
 

ДОЖДЬ ПРИШЕЛ. Такой обильный, спокойный. Что там наши поливания грядок из лейки! Кажется, что флоксы даже жмурятся от удовольствия, от этой ласки с небес. Голубые стрелы ириса и белые гладиолусов, пышные пионы, склоненные георгины – все замерло, все отдалось на волю Божию.

Вдруг к скворечнику как-то снизу вынырнул скворушка с гусеницами в клюве.

– Что, миленький, деточкам и женушке покушать принес? – спросил я его, и внезапные слезы появились вдруг. Видимо, что-то внутри меня представило, как скворчик летел за кормом детям по дождю, весь вымок, искал гусениц, возвращался под ударами холодных капель по крыльям. Я думал, он в скворечнике отсидится, обсохнет, но он тут же выскочил, встряхнулся и умчался. Не жена же его выгнала, сам так любит детей.

Скажут – инстинкт. Хоть как назови, а любовь.

О, как хорошо выйти под дождь, запрокинуть лицо и промокнуть! Стою как растение, которое Господь поливает.
 

ЗАСТАЛ ВРЕМЕНА, когда на обед ставили общее блюдо. И все в него по очереди, по кругу, влезали своими ложками. Пришли времена другие.

– Разбежались по своим тарелкам, – говорит мама. – То ли жить стали получше, то ли от недоверия. Вроде и культурно, а не семейно.

Может, от того так радостны ужины у костра, когда на всех один котелок.
 

МОЛИТВА ДУХОПОДЪЕМНА. Это даже не обсуждается, это данное. Она от всего: от страхов, уныния, безнадежности; она для возгревания веры, для преодоления и дневного, и жизненного пространства и времени.

Но она же еще и физически сильна. Да, так. На Крестном ходу увлекся разговором и вскоре наказан – ноги тяжелеют, силенки где-то за какие-то ветки зацепились, и нету их. Опомнился, читаешь молитвы. И по четкам, и так. Читаешь, и, конечно, не сразу, но обязательно возвращаются или вновь появляются физические силы. Это не спортивное «второе дыхание», это именно сила духа. Не объяснить, но это есть. Именно она поднимала над землей, и этому есть многочисленные свидетельства великих наших молитвенников. Стояли в молитве над полом, над землей. А как переходили реки, озера «по воде, аки посуху»? Куда девался вес тела? Вот эти дорожки по озеру Галилейскому, обозначающие пути Христа; вот Иордан, который переходила Мария Египетская, – это же не сказка. И вот мне от этого малая толика уверенности в том, что тяжесть мою от меня за мои молитвы возьмет на Себя Господь.
 
К ВЕЧЕРУ ПОЕХАЛИ на рыбалку. И ничего не поймали. Костер, однако, разожгли. И припасенное довольствие разложили. И только наполнились походные стаканчики – мотор. Лодка. Заглохла, ткнулась в берег. Тяжелые чьи-то шаги: хлюп-хлюп. Поднялся мужик в броднях, в брезенте, чего-то буркнул, сел. Тут же с другой стороны, от леса, затрещали сучья, и вышел еще один мужик. Тоже молча сел.

– Рыбы нет, дичи нет, – весело сказал я, – а водяной и леший есть. Один – с реки, другой – из леса. Подсаживайтесь. Ухи у нас нет, но консервы есть.
– Так вам чего, может, рыбы надо принести? – спросил первый.
– А у тебя есть?
– Да чего-то заловил. Сейчас принесу.
– Выпей на дорогу.

Он ушел и вернулся с рыбой. А второй тем временем, тоже выпив на дорожку, походил в кустах и набрал охапку хвороста.

И через пять минут мы уже как будто сто лет были знакомы. Это же Вятка. Т. е., лучше сказать, это же Россия.

Ехидно возразят мне, что без стаканчиков не было бы братания. Неправда.
 
«ЗА ТО, ЧТО РУССКИЕ»
 
ЛЕНИНИАНА ПЕРЕД столетием вождя. В редакции литературно-драматических передач, литдраме, снимается фильм о режиссере ленинской тематики Марке Донском. Включается в фильм отрывок из его съемок. Кричит на актера в гриме вождя: «Сделай умное лицо, ты же Ленин!» Подходит, берет «вождя» за подбородок, вертит туда и сюда. Доволен. – «Ну что, грим – нормалек, давай, над взглядом поработай».
 

ОПЯТЬ ЖЕ ШЕСТИДЕСЯТЫЕ – наступление по всем видам искусств. Но как? Если музыка – твист, шейк; если рисунки – выдрючивание; если литература – следование Хэму и Набокову, – т. е. опять же пусть интересная, но выхолощенная форма.

Вспомнилось, когда выпала бумажка начала 70-х, дочка принесла и кривлялась, и ей нравилось: «Шейк – модный танец, привез американец. Придумали индейцы, а пляшут европейцы. Шейк рукой, шейк ногой, шейк о стенку головой!»

Вот именно – о стенку головой. И росли ударенными.
 

ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ – вот лозунг советских пятилеток. Я работал на станке, который так и назывался «ДИП-200» (модификация 1А62, даже это запомнил, а прошло 60 лет). Так я к чему: вся эта гонка, о которой талмудычат постоянно, эта конкурентоспособность – это зачем? Это для ублажения тщеславия в больших размерах. И только. Для подпитки самомнения. Для производства самодовольных выскочек.

В ответ на такие призывы: «Догоним и перегоним Америку» насмешливое народное, всегда верное ощущение сочинило шутку: «Догнать можно, перегонять не надо». – «Почему?» – «Голую задницу будет видно». И в самом деле: не голодные, одеты-обуты, жилье есть, что еще? 

Лучше пусть нас Америка попробует догнать: по Ломоносову, Лобачевскому, Менделееву…

 
ГДЕТО ПРОЧЕЛ: «Диснейленд сделан для того, чтобы скрыть, что Диснейлендом, по сути, является вся Америка».

 
Я ЛЮБИЛ РОССИЮ, жил в ней и для нее. И то, что дети, страшно вымолвить, считают Русских – злыми, американцев – добрыми; что Россия – агрессор, Америка – миротворец, – это нам такая боль!

Бог им Судья. Это, конечно, Русские раздавали одеяла, зараженные чумой, чтобы аборигены быстрее вымирали. 

 
ПОСТОЯННО НАС, Русских, везде подкалывали, унижали. И все мы терпели. Кино особенно. «Царь Петр арапа женил» – ну мерзость же: клевета на мастеров-корабельщиков; Русские, конечно, дураки, арап умный; а особенно унизительна сцена, когда Русскую девушку ставят в таз и омывают для черного жениха.

Под стать и фильм по Островскому с Вициным и Мордюковой о женитьбе Бальзаминова. И актеры, и музыка приличные, а жизнь показана – пьянь на пьяни.

А Закариадзе, какой он благородный в фильме «Отец солдата». И какой варвар Русский Ваня танкист – заехал на виноградник, топчет его гусеницами.

А Бурбон Кикабидзе с его пошлостью «Ларису Ивановну хочу».

А «Бриллиантовая рука», когда мальчик идет по отмели, кажется «аки посуху», звучит церковная музыка, Миронов в кадре идет за мальчиком, оступается, с руганью набрасывается на ребенка. В этом же фильме очень неприятные украинизмы Папанова.

Да безчисленно. Весь почти театр опошлен и поставлен на службу издевательства над Русскими. И мы еще дивимся и спрашиваем, за что нас не любят. Да за то, что Русские.

А нам надо обижаться на наших творческих интеллигентов. Помню, у мамы самым ругательным о ком-то было выражение: «Это такое интелего».
 

В СЕРИИ «ЖЗЛ» – «Андрей Вознесенский». Полистал. Наткнулся: Бродский отправляет (дарит) Эдику (Лимонову) задастую (у него похабнее) дочку какого-то начальника. У самого поэта на нее нет силенок. И зачем, спросят меня, такую мерзость цитировать. А зачем, спрошу я, такую похабщину печатать, а пуще того, писать? Но другого уже не могут.

Тяжелые времена. Кибиров пишет о России так, как мог написать только подонок. 

У Пелевина дети играют в Александра Матросова. Строчит пулемет, дети бегут закрывать грудью амбразуру. А пулемет настоящий. Еще: дети играют в летчика Мересьева. Им отрубают ноги.

Певец экскрементов Сорокин пишет, как жарят шашлыки над пламенем горящих книг. Особенно изысканно кушанье, изготовленное на огне горящего единственного экземпляра прижизненного «Мертвых душ». Т. е. сам о себе сказал: мертвая душа. Для него это хорошо.

Это я в самолете прочел у критиков (нанятых, добровольных?), что это – литература. Воистину: от классики – аромат меда, от авангарда –  вонь помойки.
 

РЕБЕНКА, ДА И ВЗРОСЛОГО можно защекотать до смерти. Щекотать, не останавливаясь, – у него нет сил сопротивляться. Сейчас, как бы ни убаюкивали нас, что жизнь все лучше, – она все тяжелее: состояние нервной усталости убийственнее усталости физической. И тогда подключается наркотик – смех. Да, это наркотик. Вроде, веселится народ, смеется до слез (это видно на экране), потом (это не показывается) – плачет. Отдал силы бесам.

Бедные люди! Хочется им веселья, они за это платят, – и что получают?

 
В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ мы все почти профурсенкали и проливанили (образовано от фамилий чиновников, уничтожавших просвещение в России). А еще нам казалось, что мы чего-то добились, когда включили в программу Основы религиозных культур и светской этики. Это означало: мы подняли руки кверху перед врагами спасения. Какая этика, какие основы? Это не польза, а прямой вред.

В церкви молодая мама восторженно говорит: «У меня Лидочка уже знает и буддизм, и мусульманство. Сегодня у них встреча с протестантами». Вот так вот. И Лидочке этой Церковь наша не нужна. Зачем стоять в храме, когда она и так грамотная.

Христианство гонимо – почему? Оно не походило и не хотело походить на мир, в котором живет, оно хотело жить со Христом, Которого мир не признал. Стоит Церковь на крови мучеников, иначе бы давно ее не было.

И уже давным-давно бы провалились в ад. А так – малое стадо – живем.

Нельзя нам ничего общего иметь с государственным устройством. Церковь с раннего Христианства живет на подаяния. И это очень нормально. Как только она займется вопросами собственности, экономикой, кредитованием – тут все!

 
БОГАТСТВО, СЛАВА, ВЛАСТЬ – это страсти. Стремление к ним – это и пороки, и болезнь. Это разновидность наркомании. Да, так. Миром правят наркоманы. Нам-то, здоровым, что делать? Все то же – молиться Богу. Он разберется, кого куда. Ему виднее.
 

ЭТО ВРАНЬЕ, что Россия идет по законам общемирового развития. Россия совершенно особая, никем в мире не понятая. Главное, и не хотят понимать, что именно Россия спасает мир.

Не враг силен (смел), а мы трусливы (слабы).
 
«МЫСЛЬ СПАСЕНИЯ»
 
«ВЫ ЧЕЛОВЕК ВЕРУЮЩИЙ, – пишут мне, – и, конечно, читали и Библию, и Евангелие. Но почитайте еще». Далее перечисляются главы из Писания, в которых, по мнению автора письма, служение Христа иудеям. Нападки и на Монархизм. «Вы, в конечном счете, за Самодержавие, а кто из Царей после Петра был Русским? После того, как он женился на этой немецкой потаскухе из-под Меньшикова?» Далее возглас: «Слава Яриле!»

Знаю, что отвечать – более чем безполезно. Тут правило: заблудших не осуждай, жалей, а упорствующих – обличай, – не сработает. Тут не упорство, тут твердокаменность.

И разве только в этом вопросе? Возьмем секты молокан, трясунов, пятидесятников, хлыстов, скопцов, молокан. И возьмем блаватских рериховцев, аум-синрике, «белое братство», «богородичный центр» – вроде, последние поумней, но все то же: хотят жить без Бога, т. е. без Христа, сотворить для себя удобное божество.

И опять же: говорить с ними – себе дороже.

 
МНОЖЕСТВО ПИСЕМ пришло мне после публикации рассказа «Семейная сцена». Особенно задели женщин фразы: «Женщина должна знать свое место» и «Главная забота женщин – загнать мужа в могилу, а потом говорить, что он был лучше всех». Всколыхнулись. «Мужчина сейчас отстает от женщины в развитии», «Вы хотите нас приковать к плите», «Товарищ автор, очень ворчливая у вас жена?», «Любовь и счастье – сферы общественного сознания, а Вы написали галиматью», «Мы перестали быть тенью мужчин, мы сами способны отбрасывать ее».

Безполезно, сто раз безполезно говорить, что у женщин – свое место, и место очень тяжелое. Но ведь и у мужчин – свое место, и еще потяжелее. А если женщина омужичится, а мужчина обабится – кому будет легче?

 
МИР ВО ЗЛЕ ЛЕЖИТ? Да кто его в это зло укладывал? Сам, как свинья, во зло, как в лужу, улегся и лежит, хрюкает. Чем плохо свинье в грязи?

Поди, докажи бандюге, что не так живет, что грешно грабить, стыдно в шампанском с бабенками плескаться. Ему и ботинки лижут. Вот и скажи, что будут его языки огненные лизать, в кипящей смоле ему трепыхаться. Атаман Кудеяр был один на сто тысяч. Раньше хотя бы юродивые обличали, сейчас – где они? Если есть, кто боится их обличений?

В ранние века Христианства не начинали причащаться, пока не было над Чашей видимого схождения Духа Святаго на Святые Дары. Сейчас, конечно, не меньше спасающихся, и не виноваты они, что им досталось такое время. Господи, спаси и сохрани!

 
ВЯТСКИЕ ПОДОБНЫ ветхозаветному народу израильскому. Корни наши тьмою повиты, потом окрещены мы в купели христианской, ей и будем верны.

Добросердечные, приветливые вятчане (вятичи, как кому нравится) жили бы и жили, но хлынули к ним, по выражению вятского архиерея, мутные волны ссыльных поляков. Отец мой вспоминал, что и поляки и, позднее, политические очень сильно развращали молодежь. Учили курить, ставили постановки с поцелуями, учили девушек стричь волосы, обрезывать косы, красить губы.

Думаю, что Царское правительство, ссылая революционеров в Вятку, надеялось, что они в Вятке поумнеют, выучатся быть порядочными. Оказались они порядочными свиньями. И доселе имена улиц заляпаны их позорными именами. Но сами-то вятские – что? Жить на улице Урицкого, Либкнехта, Люксембург, Володарского, Маркса, Энгельса – это что? Уже из-за одного этого никогда бы не стал жить в Кирове-Кострикове.
 

РЕВОЛЮЦИИ БОЯТСЯ. Конечно, веселого мало. Но ждут повторения уже бывших революций, тогда как они каждый раз новые. Формулы старые: революцию готовят недовольные, провокационные; в революции гибнут смелые, порядочные; плодами революции пользуются сволочи.

Неужели ж не созрели для революции (обновления) безжертвенной? А обновление, конечно, нужно. Нравственное. Тем более в России, где экономические вопросы менее важны, чем духовные.

Европу запугали Мальтусом, она и рожать перестала. А надо знать, что Господь, выводя на свет Божий ребенка, знает, как его пропитать. И Европа теперь зачернеется. И смерть европейской культуры – это факт. А комфортность жизни – поминки по прошлому.
 

НУ НИКАК НЕ ХОТЯТ люди жить по мере отведенных им сил ума и возможностей. Чем плохо – жить негромко? Нет, надо пыжиться, изображать себя суперменом. Вот я писатель, ну и что? Господь так поставил, и чем мне хвалиться? Я обязан выполнить заданный урок. Выполняю далеко не на пятерку, но, может, хотя бы не двоечник. Счастье – именно в скромности и смирении. Закон жизненный я открыл, отвечая на вопрос: «Как живешь?» Ответ сложился не сразу. Был и такой, из анекдота: «Зануда тот, кто на вопрос „как живешь?“ начинает рассказывать, как живет». Или другой: «Подруга подруге: „Почему ты меня не спрашиваешь, как я живу?“ – „Как ты живешь?“ – „Ой, лучше не спрашивай“».

И всех нас спрашивают, и мы спрашиваем. Но зачем же спрашивать, все же сразу видно духовными очами. И постепенно, а теперь уже и постоянно, отвечаю: «Терпимо». Да, живу терпимо. Очень православный ответ. Хвалиться – грешно, жаловаться – не по-мужски. Терпимо. А сказать: «Живу смиренно» – это уж очень нетерпимо.

 
ЧТО ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК? Мыслящее существо? И собака мыслит. Общественное? Но и муравьи, и табун – не одиночки. Говорящее! Да, но уж очень чересчур. Вера – вот где энергия убежденности в правильности жизни, но она может быть безсловесна. Истинное познание необъяснимо, превышает и ум, и слова.

 
«МНОГО НЕ ДУМАЙ. Индюк думал-думал, да в суп попал». – «А как же не думать?» – «Помни Амвросия Оптинского: „Знай себя, и будет с тебя“. А батюшка Серафим: „Спасись сам, и около тебя спасутся“. А то, гляжу, ты такой глобальный: „Когда будет конец света?“ – Какая тебе разница? Ты как бабушка из детского анекдота. Ей внук говорит: „Бабушка, я тебе вчера неправильно сказал: солнце остынет не через миллион лет, а через миллиард“. – „Ой, спасибо, внучек, а то я уже так напугалась“. Так что конец света – это не твое дело, твое дело – конец твоего света. Раз ты родился, значит, умрешь. К этому готовься. Каждый день». – «Как?» – «Ты же каждый день умываешься? Это для тела. Как его ни умывай, оно, что грязное, что чистое, все равно сгниет. А душа? Получил ее от Бога чистой, чистой и представь на Страшный суд. Каждый день ее умывай». – «Как? Чем?» – «Живой водой молитвы».
 

ИЗО ВСЕХ СИЛ, на последнем издыхании надо заниматься воцерковлением России, ее народа. Христос непобеждаем. Со Христом мы непобедимы. Это главная мысль спасения России.

«Мы еще не до крови сражались».







Наш народ Самим Богом закален: Мозаика русской мысли от В.Н. КрупинаСтыдно перед детьми и внуками: им не видать такого детства, какое было у меня. Счастливейшее! Как? А крапиву ели, лебеду? А лапти? И что? Но двери не закрывали в домах, замков не помню. Какая любовь друг к другу, какие счастливые труды в поле, огороде, на сенокосе. Какие родники! Из реки пили воду в любом месте. А какая школа! Кружки, школьный театр, соревнования. Какая любовь к Отечеству! «Наша Родина – самая светлая, наша Родина – самая сильная». 

+ + +

«Искать на земле то ценное, что будет ценно и на небе». (Прочитал или где услышал.) 

+ + +

Ребёнок научит быть матерью. Такая пословица. Отнесём её к рождению идеи. Родилась идея, и воспитает и вытянет. И сама родит. Да, если её оплодотворить. Оплодотворяется мысль. Чем? Духом. 

* * * 

Взвинченный, вздутый авторитет Сахарова. Это ненадолго. Конечно, другого вырастят. Боннэры-то на что! А откуда боннэры, новодворские, алексеевы, ковалёвы? Из инкубатора ненависти к России. Но инкубатор – это нечто искусственное, а оно не вечно. Перестанет сатана его подпитывать, тут ему и кирдык. 

+ + +

Воевали враг с врагом, воевали друг с другом, воевали со своим народом. Надо последнюю войну: каждого со своим несовершенством. Победа или смерть перед смертью.

+ + +

Деревья по полгода в снегу, в холоде, а живы. Реки подо льдом очищаются. Так и мы: замёрзнем — оттаем. Как говорили, утешая в несчастьях: зима не лето, пройдёт и это

Русские самой природой закалены. Лучше сказать, Богом. 

+ + +

Время, потраченное на себя, сокращает жизнь, потраченное на других – её продлевает. 

+ + +

Знак времени – отсутствие времени. «Прошли времена – остались сроки», – говорит батюшка. Он же утешает, что людей последних времён будет Господь судить с жалостью к ним. «Страшно представить, что переживаем, в каком аду живём». 

+ + +

Ухватились за свечку и Горбачёв, и Ельцин. Но Горбачёв пошёл дальше Ельцина. И дальше Ленина, и дальше Троцкого. Они бредили о мировой революции, Горбачёв — о мировой религии. Это похлеще. 

+ + +

В чистую реку русского языка всегда вливались ручьи матерщины, техницизмов, жаргонизмов, всякой уголовной и цеховой фени, но сейчас – уже не ручей, а даже река мутной, отравляющей русскую речь интернетской похабщины и малоумия. «Аккаунт, кастинг, чуваки, фигня, блин, спикер, саммит, мочканули, понтово, короче», так вот. В такую реку, в такую грязь насильно окунают. И отмыться от этого можно только под душем святителя Димитрия Ростовского, Даля, Пушкина, Шмелёва, Тютчева, Гончарова, под русским, одним словом, словом. 

+ + +

В Чечне, в Грозном, в пасхальную ночь сержант из ручного пулемёта трассером (светящимися пулями) написал в небе ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ. И долго слова эти были видны в небе Грозного. (Очевидец) 

+ + +

Как стать дебилом за полгода? Смотреть рекламу. 

Как стать зомбированным? Смотреть новости. 

Как утратить художественный вкус? Смотреть современные фильмы о России. 

Как потерять сострадание? Смотреть американские фильмы. 

+ + +

Сколько нужно времени, чтобы убедить людей в том, что земля плоская? Год? Смеётесь. Три месяца! Да какое там! Две недели. Объявляются выводы многолетних трудов великих учёных, наваливается свора знаменитостей – только и делов. 

+ + +

«Что такое любовь?» 

Постоянное состояние заботы о любимом. 

+ + +

Свист в адрес русских писателей – это признание их любви к России, её защиты. И это знак ненависти к России этих свистунов. И показатель их слабости. Ну, торчат на экранах, ну, премии сшибают, ну, вроде известны. А больше них были известны эренбурги, шпановы, рыбаковы, сотни других – и где они теперь, в каком уголке народной памяти? Такого уголка для них нет, только в каких-то авторефератах тиражом по сотне экземпляров да в диссертациях тиражом менее десяти. Причина? Языка в произведениях нет, русского языка. А если Россию не любишь, так какой у тебя русский язык? Ты её шельмуешь, а ещё хочешь, чтоб тебя и читали. А тексты твои — суррогат, который ум отторгает. Не та пища. Не насыщает. И будешь прочно забыт. А книги твои забыты ещё до твоей смерти. Обидно? А как ты хотел? 

(После встречи на улице с когда-то знаменитым К. Я думал, он уж и не жив. Нет, высох, но ползает. И видно, что встреча ему неприятна. А мне его жалко: ведь жил-то он всю жизнь в России.) 

+ + +

Полковник в войну, посылая парламентёра: «Скажи им: воевать мы согласны, но в плен брать не будем». 

Те сразу сдались. 

+ + +

Притчи о засеянных полях. Одна – о семенах, брошенных в землю придорожную, в каменистую и в землю добрую. И другая — о том, как на посеянное поле ночью приходит враг нашего спасения и всевает плевелы. То есть как ни добра почва, как ни хорошо всходят посевы, надо быть начеку. Не мы выращиваем их, но охранять обязаны. 

+ + +

Послушника Яшу поставили прямить гвозди. Их много на­дёргали из старых досок, когда разбирали пристрой к церкви. Гвозди большие, прямятся плохо. Яша день промучался, а назавтра пошёл в хозяйственный магазин, купил на свои деньги новых гвоздей, принёс настоятелю. Думал, похвалят. А настоятель вздохнул и говорит: «Яша, конечно, и эти гвозди понадобятся. Спасибо. Но дороже мне старые гвозди, которые ещё послужат. Ты не гвозди прямил, ты себя выпрямлял». 

Яша-то очень уж нетерпелив был. 

+ + +

Русские видели в выборе профессии призвание и, обязательно, пользу Отечеству. Теперь средство выжить и, желательно, обогатиться. И уже привыкают. Как и в замужестве. По любви или по расчёту? Первое тяжелее, но счастливее. Второе легче, но несчастнее. 

+ + +

Где гуманизм, там безбожие, где человек ставится во главу угла, там непременно будет фашизм. Где конституция, там безправие, где демократия, там власть денег. Где главная ценность – личность человека, там ни человека, ни личности. 

+ + +

Публичная казнь в России началась с четвертования. Но ведь так можно сказать и о 90-х годах XX века: обрубали образование, оборону, экономику, промышленность, сельское хозяйство. Замахнулись на особо ненавистную космополитам Православную Церковь. А она выстояла. Выстояла, как выстаивала во все века. Почему же опять врагам неймётся? Теперь уже замысел: физически убить, уничтожить богоизбранный народ русский. Да, именно так. Но ничего не выйдет: Господь с нами. 

Когда-то прочёл высказывание монаха: «Если все против меня, но Бог за меня, то я сильнее всех». 

+ + +

Стыдно за себя: спасение так близко и возможно, а не спасаешься. Бес силён? Конечно. А ты этим оправдываешься? 

+ + +

Не умеем мы, русские, объединяться. И всё-таки русское дело движется туда, куда надо. То есть к Богу. Это Божия милость. И даже лучше не кричать про объединение. Усилия партий, фондов, союзов, ассоциаций только тормозят. На них же начинают надеяться и собственные усилия ослабляют. Не царское это дело – объединяться вокруг идей. 

Идея одна – воцерковление. 

+ + +

Год 75–76-й, мастерские колхоза. Шофёр, парень в разно­цветной рубахе, друзьям: «Я же в районе, в сельхозуправлении был». — «И что?» – «Встретил Вениамина Александровича. И он там при всех знаете что?» – «Что? Не тяни!» – «Он при всех заявляет: «Я в Бога верю». Да. Публично. И спокойно так говорит и ничего не боится: «Я верю в Бога». – «Но это его дело». – «Нет, парни, нет. Это такой человек золотой, да вы же его знаете, приезжал. Последнее отдаст. Слова плохого от него не услышишь. Любому поможет». – «И что?» — «А то! Если такой человек верит в Бога – значит, в Бога верить надо». 

+ + +

Демократические свободы – духовное рабство. Кричи, что хочешь, толку никакого. И ничего не добился и опять в дураках. 

Но демократам сказать вообще нечего. Это сразу заметно по тому, что они постоянно поднимают кваканье (они же с Болотной площади) про общечеловеческие ценности. Тут уже такая исчерпанность, что и выдрючивания на тему не спасают. Но им-то что: всё проплачено, предоплата совершена, надо отрабатывать. Общечеловеческие ценности? Да у вас одна ценность – деньги. 

+ + +

Жертвенная корова капитала – вот что такое демократия. С копытами для затаптывания всего живого и с огромным ненасытным животом, производящим вонючие коровьи лепёшки. 

+ + +

— Русские во все века испытывали сверхчеловеческое напряжение. 

— То есть хочешь сказать, что устали? 

— Никогда! Как солдаты на марше? Спали на ходу. А вспомни наши крестные ходы. 

+ + +

А ведь будет последний день. Будет такой страх, что жить не захочется. А смерти не будет. Оглянешься на Запад, где он? А он уже провалился. И только с Востока свет. 


Источник: http://www.pravpiter.ru 

___________________
Дорогие отцы, братья и сестры! Газета «Православный Крест» – одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). 
   Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Реквизиты «ПК»: ИНН 7717694098, к/с 301018101 45250000479, наименование банка «КБ РИАЛ-КРЕДИТ» (ООО) в Отделении №3 Московского ГТУ Банка России, р/с 40702810200000003926, БИК 044525479.
   Телефон редакции (отдел подписки): 89153536998.
   Также о распространении «Православного Креста» по Москве, Санкт-Петербургу и др.городам можно договориться по телефону: 89208788941.







поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Электронные паспорта для «биообъектов»: Святые предупреждают об опасности тоталитарной диктатуры нового типа

9 октября 2018 года многие информационные агентства сообщили о готовящемся в РФ поэтапном введении с 2021 года электронных паспортов со ссылкой на газету «Ведомости». Газета опубликовала статью «Правительство обсуждает замену бумажных паспортов на электронные» с очень любопытным подзаголовком «Они дадут...


«В год столетия Русской Царской Голгофы...»: Резолюция конференции «Цифровизация российского общества»

16 сентября 2018 года в г. Перми состоялась конференция на тему «Цифровизация российского общества как уничтожение богоданной свободы человека. Время исповедничества наступило». На Конференции были заслушаны выступления священнослужителей Русской Православной Церкви, экспертов в области геополитики, правоведения, общественных деятелей. По итогам собрания...


«Православная экуменическая теология»: Константинополь при участии митр. Илариона (Алфеева) запустил еретическую образовательную программу

Помимо вполне классических предметов, однако, есть и такие: миссиология, экуменическая теология, экология и межконфессиональный диалог, современные православные экуменические деятели (!!!), православная феминистическая герменевтика (!!!) и прочие.


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Фотогалерея
Полезно почитать

К чему нам готовиться?: Беседа об обстановке в Церкви, России и мире

Незаконные действия Константинопольского Патриарха Варфоломея взволновали верующих. Не имея на то канонического права, «восточный папа», как его теперь называют, «дает автокефалию» украинским раскольникам – т. н. «киевскому патриархату». Об этом, а также об общей обстановке и насущных проблемах церковной...


Прошло 100-летие Русской Голгофы, и пришло время жатвы: О. Павел Буров о неимении всецерковного покаяния перед Царем

Выучили ли мы уроки истории? Будет ли еще время на осознание? Есть время разбрасывать камни и время собирать их (см.: Еккл. 3, 5). Все надо делать вовремя... Есть законы физические и есть духовные. У Святых Отцов сказано, что прощение преподается сердцу кающемуся. Как можно прощать человека, который не понял своих ошибок, не собирается каяться, менять ситуацию?..


Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

В связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100