Пятница, 21 Сентября 2018 г.
Духовная мудрость

Свт.Серафим об экуменизме
В прежние века, возбуждая в Церкви всякие ереси, дьявол хотел погубить Святую Церковь через смешение православных с еретиками. Это делает он и ныне через то же самое смешение посредством экуменизма с его неисчерпаемыми масонскими капиталами.
Свт. Серафим (Соболев) о масонском экуменизме

Прав. Иоанн Кронштадтский о монархии
Здравые и спокойные умы всегда признавали и признают совершенную необходимость и общественную пользу царской власти.
Прав. Иоанн Кронштадтский о монархии

Сщмч. Иларион (Троицкий) о лжехристианах и лжецеркви
Я исповедую, что Церковь едина, и католики для меня не церковь, а следовательно, и не христиане, ибо Христианства нет без Церкви.
Сщмч. Иларион (Троицкий) о лжецеркви и лжехристианах

сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии
Если вы из дела Христова выкидываете, в силу своего маловерия и рассудочности, борьбу с дьяволом и победу над ним, то вы уничтожаете силу христианства. Вы низводите тогда Христа на роль возвышенного моралиста, учившего добру и только. И если вы в свою жизнь, как христиане, не введете борьбу с дьяволом, то вы – мертвецы в христианстве. Оно вам ничего не дает, и будете вы холодные, пустые, сонные, скучные, ничего не получающие от Христа и Церкви.
Сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии

прп. Анатолий Оптинский о модернистах
Когда увидишь разрушение Божественного чина Церкви, отеческого Предания и установленного Богом порядка, знай, что еретики уже появились, хотя, может быть, и будут по временам скрывать свое нечестие, и будут искажать веру незаметно, чтобы еще более успеть, прельщая и завлекая неопытных в сети.
Оптинский старец Анатолий Младший о модернистах

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Язык есть живой доступ к духу народа: Святые отцы, писатели, поэты, философы, политики о русской словесности
Язык есть живой доступ к духу народа: Святые отцы, писатели, поэты, философы, политики о русской словесности

«...Умейте же беречь
Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,
Наш дар безсмертный – речь».
И.А. Бунин

Много безценных и разнообразных сокровищ даровал Всемогущий Господь русскому народу. Одно из этих сокровищ – наш неисчерпаемый, глубокий, звучный, гибкий и емкий язык. По своей выразительности, певучести, по словарному запасу и многообразию значений и возможностей передачи самых тонких оттенков человеческой мысли, переживаний, событий и явлений русский язык – один из богатейших языков мира.

Вот как сами делатели русского слова – выдающиеся русские писатели говорят о богатстве нашей речи и письменности:

   «Дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то и подарок: все зернисто, крупно, как сам жемчуг, и, право, иное названье еще драгоценней самой вещи.
   ...Сам необыкновенный язык наш есть тайна. В нем все тоны и оттенки, все переходы звуков от самых твердых до самых нежных и мягких; он безпределен и может, живой как жизнь, обогащаться ежеминутно...
   Нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово» (Н.В. Гоголь).

   «Как материал словесности, язык славяно-русский имеет превосходство перед всеми европейскими» (А.С. Пушкин).

   «Красота, величие и богатство российского языка явствует довольно из книг в прошлые веки писанных, когда еще не токмо никаких правил для сочинений наши предки не знали, но и о том едва ли думали, что оные есть или могут быть» (М.В. Ломоносов).

   «Русский язык в умелых руках и опытных устах – красив, певуч, выразителен, гибок, послушен, ловок и вместителен» (А.И. Куприн).

   «С русским языком можно творить чудеса. Нет ничего такого в жизни и в нашем сознании, чего нельзя было бы передать русским словом. Звучание музыки, спектральный блеск красок, игру света, шум и тень садов, неясность сна, тяжкое громыхание грозы, детский шепот и шорох морского гравия. Нет таких звуков, красок, образов и мыслей, для которых не нашлось бы в нашем языке точного выражения.
   Среди великолепных качеств нашего языка есть одно совершенно удивительное и малозаметное. Оно состоит в том, что по своему звучанию он настолько разнообразен, что заключает в себе звучание почти всех языков мира» (К.Г. Паустовский).

   «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о, великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!.. Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!» (И.С. Тургенев).

Возникнув в глубокой древности протославянский язык (II-I тысячелетие д.н.э.), позже называемый праславянским (I-VII в.в.) дал три близкородственные группы славянских языков: восточная (древнерусская народность), западная (на базе которой сложились поляки, чехи, словаки, лужичане, поморские славяне ), и южная (ее представители – болгары, сербохорваты, словенцы, македонцы).

На основе восточнославянского – древнерусского языка в X веке и возникла русская письменность. Это было то время, когда, по словам известного русского летописца Нестора, русский народ объединился Крещением в Православную веру, как «един язык, крестившийся во единого Христа». Русь была создана, по милости и Промыслу Божию, из разрозненных, хотя и родственных племен как хранительница Православия.

Благодаря святым равноапостольным просветителям Кириллу и Мефодию, русские люди услышали голос призывающего их Бога на своем же языке, понятном уму и доступном сердцу. Просветители перевели с греческого важнейшие книги Священного Писания и церковно-богослужебные книги на славянский язык, создав систему церковно-славянской грамоты, графический состав ее букв и звуков и ее орфографию. Славянские просветители создали две графические разновидности славянского письма – кириллицу и глаголицу. Фонетическая система обеих почти совпадает, но ставшая основной – кириллица более удобна и легка для написания. Еще в 863 году в Моравии Константин-философ (святой равноапостольный Кирилл) составил первую славянскую азбуку. До того славянскую речь пытались передать «чертами и резами».

Священное Писание было первой книгой, которую прочитал русский человек. Русский язык, освятившийся светом Христовым, став языком богообщения, и далее развивался под влиянием Слова Божия. Русский человек так и понимал язык своего земного Отечества – как язык освященный, отданный на служение Богу. Не в этом ли тайна глубины, силы, многообразия и выразительности нашего русского языка?!

Замечательный русский мыслитель Иван Александрович Ильин пишет: 
   «Силою вещей и исторических условий, силою прирожденной даровитости, чуткости и вкуса; силою скрещения множества лингвистических влияний – русскому народу удалось выработать себе язык единственный в своем роде звучности, певучести, гибкости и выразительности...Это язык, навеки приобщенный церковно-славянской, а следовательно, и общеславянской сокровищнице, и через это как бы призванный к парению, к трепетным взлетам, к насыщенным подъемам; язык, способный к чувствованию во все, что есть на земле и в небе, способный к отождествлению к любым предметам, способный и шептать, и греметь,.. и петь с птицами, и шуметь водопадами, пылать огнем и течь водою...».

А министр народного просвещения Александр Семенович Шишков, возглавлявший литературную Академиию Российскую, говорит об этом так: 
   «Язык наш превосходен, богат, громок, силен, глубокомысленен, Надлежит только познать цену ему, вникнуть в состав и силу слов, и тогда удостоверимся, что не его другие языки, но он их просвещать может. Сей древний, первородный язык остается всегда воспитателем, наставником того скудного, которому сообщил он корни свои для разведения нового сада».

Будучи языком Евангелия, Псалтыри и апостольских посланий, древне-церковно-славянский язык был многие столетия одновременно и всеобще литературным языком, то есть языком житий святых, разных сказаний и поучений.

Войны и нашествия, разъединение земель и их объединение, новые границы и уделы Русской Земли и новые народы и народности, вошедшие в ее состав – все это не оставляло язык застывшим, он развивался вместе с Русью. Появлялись новые наречия русского языка, новые диалектные особенности.

В эпоху петровских реформ русское общество разделилось на сословия, разделилась и культура – на духовную и светскую. Старославянский язык становится в основном принадлежностью Церкви и церковных и богослужебных текстов. Общероссийский литературный язык, на котором разговаривали и писали многие поколения русских людей, тот язык, который и до сегодняшнего дня является языковой нормой для русского человека, начал складываться в XVIII – первой половине XIX веков.

Большую роль здесь сыграла языковая теория и практика Михаила Васильевича Ломоносова, автора первой обстоятельной грамматики русского языка. В своем труде «Российская грамматика» он ввел понятие о транскрипции слов, частях речи, орфографии. М.В. Ломоносов первым заговорил о стилистике и приемах художественной выразительности речи и дал предпосылки развития научной терминологии на Руси, которой не существовало раньше.

М.В. Ломоносов, В.К. Тредиаковский, Д.И. Фонвизин, Г.Р. Державин, А.С. Шишков и другие русские писатели подготовили почву для великой реформы А.С. Пушкина. Творческий гений Пушкина синтезировал в единую систему разнообразные речевые стихии: русскую народную, церковно-славянскую и западноевропейскую, причем, цементирующей основой стал русский народный язык, особенно его московская разновидность. С Александра Сергеевича Пушкина начинается современный русский литературный язык, складываются богатые и разнообразные языковые стили (художественный, публицистический, научный и другие), определяются общерусские, обязательные для всех владеющих литературным языком фонетические, грамматические и лексические нормы, развивается и обобщается лексическая система. Недаром, в своей речи на открытии памятника Пушкину И.С. Тургенев говорил: «Он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается едва ли не первым после древнегреческого; он отозвался типичными образцами, безсмертными звуками на все веяния русской жизни...».

В петровскую эпоху русский язык сильно пострадал от нашествия иностранных веяний. Затронула культуру, литературу и язык России и эпоха Просвещения. Русский литературный язык, на котором мы и сегодня разговариваем и пишем, складывался во многих нелегких борениях и преодолениях. Кто-то предлагал вообще избавиться полностью от иностранных слов, кто-то наоборот был против проникновения элементов народного языка в язык литературный. «Делайте и говорите, что вам угодно, господа любители чужой словесности, – говорит А.С. Шишков. – Но доколе мы не возлюбим языка своего, обычаев своих, воспитания своего, до тех пор во многих наших науках и художествах будем мы далеко позади других. Надобно жить своим умом, а не чужим... Несносно, – возмущается он, – когда господа писатели дерут уши наши не русскими фразами».

А Владимир Даль утверждает: «...Все, что сделано доселе, со времен петровских, в духе искажения языка, все это, как неудачная прививка... Русской речи предстоит одно из двух: либо испошлеть донельзя, либо, образумясь, своротить на иной путь, захватив при том с собою все покинутые второпях запасы... Живой народный язык, сберегший в жизненной свежести дух, который придает языку стойкость, силу, ясность, цельность и красоту, должен послужить... сокровищницей для развития образованной русской речи».

Именно этим путем и шел Александр Сергеевич Пушкин, получая при этом упреки критиков в том, например, что от имени героини романа «Евгений Онегин» «пахнет утюгом», и что «Татьяна» – крестьянское имя, недостойное внимания поэта и его публики.

Александр Сергеевич отвечал своим критикам: «Читайте простонародные сказки, молодые писатели, чтоб видеть свойства русского языка» (Возражение на статью «Атенея», 1828).

В примечаниях 1830 года к роману «Евгений Онегин» поэт пишет: 
   «В журналах осуждали слова: хлоп, молвь и топ как неудачное нововведение. Слова сии коренные русские. “Вышел Бова из шатра прохладиться и услышал в чистом поле людскую молвь и конский топ” (Сказка о Бове Королевиче). Хлоп употребляется в просторечии вместо хлопание, как шип вместо шипения: “Он шип пустил по-змеиному” (Древние русские стихотворения). Не должно мешать свободе нашего богатого и прекрасного языка».

При этом он считал: «Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности». Так, в романе «Евгений Онегин» мы находим строки Пушкина, который, употребив иностранное слово, говорит с улыбкой: «Шишков, прости, не знаю, как перевести...» Конечно же, поэт знал, как перевести и умел отменно перевести...

Многое из того, что сказано Пушкиным впервые, стало нормой не только поэзии, но и всего нашего русского литературного языка.

В развитии и формировании русского литературного языка большую роль играли русские писатели XIX-XX в.в. – А.С. Грибоедов, В.А. Жуковский, И.А. Крылов, М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов и другие.

Русские писатели и просветители, как никто другой, понимали значение и предназначение языка, слова:

   «Язык – это история народа. Язык – это путь цивилизации и культуры. Именно поэтому изучение и сбережение русского языка является не праздным увлечением от нечего делать, а насущной необходимостью» (А.И. Куприн).

   «Язык есть исповедь народа:
   ...В нем слышится его природа,
   Его душа и быт родной...» (П.А. Вяземский)

   «Природный язык есть душа народа, зеркало нравов, верный показатель просвещения, неумолчный проповедник дел. Возвышается народ, возвышается язык; благонравен народ, благонравен язык» (А.С. Шишков).

   «Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык – это клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками! Обращайтесь почтительно с этим могущественным орудием; в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса» (И.С. Тургенев).

   «...Природа страны и история народа, отражаясь в душе человека, выражались в слове. Человек исчезал, но слово, им созданное, оставалось безсмертной и неисчерпаемой сокровищницей народного языка; так что каждое слово языка, каждая его форма есть результат мысли и чувства человека, через которые отразились в слове природа страны и история народа» (К.Д. Ушинский).

Как на Руси в стародавние времена древнерусский язык был одним из важнейших факторов национального достояния и единения, так в России XIX-XX веков общерусский литературный язык объединял все ветви и части русского народа, способствуя развитию отечественной культуры, мысли и общества, выражая суть русской души и русского духа. И как бы ни старались современные злопыхатели ниспровергнуть русскую классическую литературу, как бы ни стремились недоброжелатели истинной русской культуры унизить русских писателей-классиков, факт остается фактом: русская литература в лучших своих проявлениях не только несет в себе духовность и отстаивает истинно христианские, высоконравственные ценности, но и служит лучшим критерием нормы русского литературного языка. Именно по произведениям русских классиков изучали и впитывали душою свой родной язык целые поколения русских людей.

Без любви к родному языку не может быть и любви к своему земному Отечеству. 

   «По отношению каждого человека к своему языку, можно совершенно точно судить не только о его культурном уровне, но и о гражданской ценности, – говорит К.Г. Паустовский. – Истинная любовь к своей стране не мыслима без любви к своему языку. Человек, равнодушный к своему языку – дикарь. Его безразличие к языку объясняется полнейшим безразличием к прошлому и будущему своего народа».

   «Лишь усвоив в возможном совершенстве первоначальный материал, то есть родной язык, мы в состоянии будем в возможном же совершенстве усвоить и язык иностранный, но не прежде», – утверждает Ф.М. Достоевский.

   «Язык народа есть как бы художественная риза его души и его духа... Это способ народа выговаривать, выпевать свою душу; это соборное орудие национальной культуры; это верное одеяние самой родины. Или еще лучше: это сама родина в ее звуковом, словесном, пропетом и записанном закреплении», – говорит И.А. Ильин.

Недаром, одно из значений слова «язык» означает – народ, народность (например: нашествие двунадесяти языков – о войне 1812 года).

А горячий защитник самобытности русского языка А.С. Шишков, восклицает: «Да умножится, да возрастет усердие к русскому слову и в делателях, и в слушателях!»

Выдающиеся делатели русского слова единодушно утверждают: язык – это не только средство общения или передачи информации, не только средство словесного самовыражения личности, не только способ выражения мысли, но и прежде всего – категория духовная: 
   «...С языком, с человеческим словом, с речью безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека – это осязаемая связь между телом и духом; без слов нет сознательной мысли... без вещественных средств этих в вещественном мире дух ничего сделать не может, не может даже проявиться...» – пишет Владимир Даль.

А Иван Александрович Ильин говорит: 
   «Он (язык) есть верное воплощение народного инстинкта и народного духа... Правы были греческие мудрецы и отцы Церкви, утверждая, что слово внешнее, слышимое, есть звуковая явь неких неизреченных духовных глаголов, родящихся внутри человека и сокровенно пребывающих в его духовном опыте».

Именно об этом – о духовном смысле слова человеческого и о его истинном назначении учат нас святые отцы Православной Церкви. 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский, великий пастырь, замечательный проповедник Слова Божия и духовный писатель назидает нас: 
   «Как в Боге Отец, Сын и Святый Дух нераздельны, так и в молитве, и в жизни нашей мысль, слово и дело должны быть так же нераздельны... Великая вещь слово! Великая вещь душа мыслящая, говорящая и действующая, образ и подобие Троицы Всемогущей! Человек! Познай себя, кто ты, и веди себя сообразно со своим достоинством... Слово и в наших устах является уже творческим, образуя членораздельные звуки: со словом выходит живой дух человека, не отделяющийся от мысли и слова. Видите, слово по природе своей даже в нас творительно».

Мысль о том, что слово человеческое, подобно Слову Божию – сила творящая и действующая, ибо дар слова человек получил от Творца как создание по образу и подобию Божию, святой праведный Иоанн Кронштадтский неоднократно подчеркивал в своих трудах: 
   «Веруй твердо в осуществимость всякого слова,.. памятуя, что виновник слова есть Бог-Слово... Благоговейно обращайся со словом и дорожи им... Никакое слово не праздно, но имеет или должно иметь в себе свою силу, и горе празднословящим, ибо они дадут ответ за празднословие... Это вообще свойство слова – сила и совершенность его. Таким оно должно быть в устах человека».

А святитель Игнатий Брянчанинов, неповторимый делатель духовного слова предупреждает нас: 
   «Все дары Бога человеку достойны уважения. Дар слова, несомненно, принадлежит к величайшим дарам. Им уподобляется человек Богу, имеющему Свое Слово... Божественная цель слова в писателях, во всех учителях, а паче в пастырях – наставление и спасение человеков. Какой же страшный ответ дадут те, которые обратили средство назидания и спасения в средство развращения и погубления!»

Многие века русские люди знали и помнили это. И.А. Ильин писал: «Мы, русские, давно уже поняли: язык есть живой доступ к духу народа».

Помним ли мы об этом сегодня?

Лариса Пахомьевна Кудряшова, русский поэт и литератор

Использованные источники:
1. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. В мире молитвы. СПб. 1991.
2. Собрание писем святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказского и Черноморского. М. СПб. 1995.
3. А.А. Царевский. Значение Православия в жизни и исторической судьбе России. СПб. 1991.
4. И.А.Ильин. Одинокий художник (Статьи, речи, лекции). М. 1993.
5. Живые страницы. А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь, М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях, письмах, дневниках, автобиографических произведениях и документах. М. 1970.
6. http://tayny-yazyka.ru/index.php?id=1423


___________________
См. также:







Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Школьникам можно сдавать ГИА-9 без согласия на обработку персональных данных: Разъяснительный ответ Рособрнадзора

В соответствии с разъяснительным письмом Рособрнадзора от 17.03.2015 №02-91 для обучающихся, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных, ГИА-9 может быть организована без внесения их персональных данных в информационные системы... Экзамен проводится в штатном режиме за исключением того,...


«Расцениваю это как объявление религиозной войны»: Священноначалие РПЦ признало, наконец, угрозу восточного папизма

Первый заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ, член Общественной палаты России, профессор философского факультета МГУ Александр Щипков в эксклюзивном интервью РИА Новости прокомментировал последние действия Константинопольского...


«Руками детей»: Цифролоббисты продвигают электронный концлагерь через школы (+Форма ОБРАЩЕНИЯ для родителей)

Происходящий на наших глазах большой «распил» бюджета под кодовым названием «цифровая экономика» вступает в новую фазу. Столкнувшись с массовым нежеланием верующих и просто думающих людей попадать в «электронный концлагерь», а банков – вкладываться в дорогостоящее оборудование для снятия биометрии...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Фотогалерея
Полезно почитать

Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

В связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик...


Предательством Царя утрачена связь с Богом: Беседа с наместником Никандровой пустыни архим. Спиридоном (Иващенко)

...Обитель считается особым оплотом монашеского жития, однако в наше время здесь был выстроен храм в честь святой Семьи – Царственных Мучеников Императора Николая II, Императрицы Александры Феодоровны и их благоверных чад. Посетив монастырь, мы обратились к его наместнику архимандриту Спиридону (Иващенко)...


Конец эпохи «церковного менеджерства»: Экуменическая дипломатия привела Русь к новой эпохе мученичества и исповедничества

Оказалось, что эта самая дипломатия и менеджмент совсем неэффективны. Во многом именно они и привели Русь к неслыханной духовной катастрофе. Тот же папа Римский, коего патриарх Кирилл дипломатически называл своим «братом», как оказалось, давно готовил небывалого масштаба раскол Русской Церкви и всего...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100