Суббота, 22 Сентября 2018 г.
Духовная мудрость

Свт. Иоанн Златоуст об «иудейско-христианском диалоге»
Если ты уважаешь все иудейское, то что у тебя общего с нами?.. Если бы кто убил твоего сына, скажи мне, ужели ты мог бы смотреть на такого человека, слушать его разговор?
Свт. Иоанн Златоуст об «иудейско-христианском диалоге»

Прп. Паисий Святогорец о 666
Позади «совершенной системы обслуживания», компьютерной гарантии, кроется всемирная диктатура, рабство антихриста… Недоумеваю! Почему люди не задумываются над всеми этими событиями?.. Тогда как признаки видны очень ясно.
Прп. Паисий Святогорец

Прп.Паисий о штрих

Печать будет начертанием, которое сперва поставят на все товары, а потом людей принудят к тому, чтобы ее ставили им на лоб или на руку.

Прп. Паисий Святогорец

свт. Игнатий об обольщении миром
Признаком кончины мира и близости второго пришествия Господня будет необыкновенное вещественное развитие: люди забудут Бога,.. и, в обольщении своем, как бы вечные на земле, все внимание устремят на землю, на доставление себе на ней возвышенного и неизменного состояния... Разврат в обширном значении этого слова, соделается достоянием человечества в последние времена.
Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Свт.Игнатий об апостас
Отступничество принимает огромные размеры. Наступают времена трудные в духовном отношении: затруднительность постоянно увеличивается. Это попущение Божие.
Свт. Игнатий Брянчанинов о церковной апостасии

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
О сути и угрозах толерантности: Метафизика секуляризации и религиозные основы «светской культуры»

В продолжении публикации:

2018-05-15.2.jpg

Итак, то, что мы принимаем за светскость – есть результат иудейского религиозного прозелитизма! Это не нейтральность, а религия. Ну, а отсюда уже легко выяснить метафизические смысловые установки всей этой «светской» культуры: «Согласно еврейскому учению, единственный Бог создал единственный мир, так и оставшись полностью отделенным от мира. Этот мир без Бога – неизбежное следствие Бога вне мира. Имманентный мир жесток и безчеловечен, а Бог трансцендентен и недосягаем. „Пророков нет“, „Бог не может вмешиваться в наши решения“, „Закон дан нам, и Бог не в силах изменить его“, – эти талмудические максимы создают мир без Бога» (Шамир И. Каббала власти. М., 2007. С. 326).

Лишение связи с реальностью онтологической, трансцендентной, ведет к лишению связи и с реальностью природной, культурно-исторической. Поэтому в данном поточном ощущении совершенно естественным образом любовь – это товар, вера – глупость, связь с родной природой – иллюзия: «Сатана поддерживает (или генерирует) идеи, исключающие Божию благодать из нашей жизни. Его сверхзадача – профанировать мир, а сверхзадача Бога – наполнить мир святостью и благодатью» (Там же. С. 175).

Маргиналы (во всех своих видах), утверждает И. Шамир, являются естественными сторонниками древней парадигмы подчинения – господства и хотят завершить работу диавола, удалив Божественное присутствие из нашего мира. По этой причине они борются с верой, уничтожают природу (экологический кризис – неизбежное следствие данной парадигмы), профанируют любовь и обрубают корни человека, нарушая его территориальные, социальные и семейные связи. (Кстати, это стремление – развести трансцендентность и имманентность, «закрыть двери творения перед Творцом и таким образом очистить природу от всего сверхъестественного», направляется и поддерживается «князем мира сего» (С. Аверинцев). Например, все антисистемные секты основываются непременно на данной дуалистической базе, разводящей Бога и мир).

Таким образом, никакой свободы системного существования от метафизики быть не может в принципе. И. Шамир определяет однозначно: «Либо Церковь,  либо евреи». И вся борьба против Церкви как владелицы дискурса была борьбой против различающей (добро от зла, истину от лжи) константы в основе цивилизации, к которой, не устранив Церковь, было не подступиться. 

Метафизика – это невидимая основа (то, что находится по ту сторону физики – буквально), которая определяет все видимые процессы в мире. А значит, смена метафизических основ меняет все сферы, направления т. н. «светской культуры». И меняет вовсе не в сторону нейтральности, которой не бывает.

Ну, например, возьмем такой кумир светскости, как науку. В Новое время происходит не дальнейшее развитие научной теории через освобождение ее от религиозного контекста, а – смена ее смысловых, метафизических или религиозных основ. Метафизика остается, это смысловой уровень, который есть всегда. Она просто меняется с различающей (теистической) на неразличающую (т. е. магико-оккультную, неоиудейскую). Вот и все.

Поэтому вся история новейшей философии – это по сути своей история борьбы не против метафизики вообще, как это хотят представить (метафизический, т. е. смысловой уровень в принципе неустраним, его можно только скрыть, спрятать), а против метафизики различения (здесь и далее в тексте выделено автором, – примеч. ред.). Причем выведение науки из различающего контекста неизбежно запускает процесс и ее самоуничтожения, что фиксирует современная философия науки!

Например, апогей развития современной аналитической философии в виде эпистемологического анархизма Фейерабенда (Эпистемологический анархизм – «анархистская теория познания» – концепция, созданная философом науки, американцем австрийского происхождения Полом Фейерабендом. Этот подход провозглашает отсутствие каких-либо универсальных критериев истинности знания, а навязывание таких критериев государством или обществом рассматривает как препятствие для свободного развития науки. – Примеч. ред.) открыто прокламирует, что «нет концепции – сколь бы „абсурдной“ или „аморальной“ она ни казалась, – которую бы он отказался рассматривать или использовать, и нет метода, который бы он считал неприемлемым. Единственное, против чего он выступает открыто и безусловно, – это универсальные стандарты, универсальные законы, универсальные идеи, такие, как „Истина“, „Разум“, „Справедливость“, „Любовь“ и поведение, предписываемое ими» (Фейерабенд П. Против методологического принуждения. Очерк анархистской теории познания // Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. С. 333).

Т. е. выведение науки из религиозного различающего (онтологического) контекста запускает процесс ее самоуничтожения, а новая западная философия в своей магистральной линии лишь рационализирует и систематизирует этот процесс.

Таким образом, научная теория, возникающая в данной оккультной парадигме и обслуживающая ее, обслуживает метафизику неразличения, хаоса в различных идеологических вариантах (позитивизма, социологического номинализма, политического бихевиоризма, методологического индивидуализма в теории рационального выбора, прагматизма, утилитаризма и т. д., и т. п.), формируя неразличающие, толерантные способы восприятия и мышления.

Именно этот религиозный, а вовсе не светский источник и приводит к доктринальному обоснованию смешения расового, культурного, полового, возрастного, религиозного и даже видового (зоофилия) разграничений. А структурно это неразличение (смешение) оформляется в сетевых, т. е. в транснациональных, над-различающих структурах корпоратократии – финансовой, политической, социальной и проч. Вот отсюда и происходят столь модные сейчас теории хаоса – его самоорганизации, его позитивности, его предпочтительности, его управляемости. Источник всех этих гламурных теорий «управляемого хаоса» – именно здесь, в оккультной метафизике неразличения.

Понятно, что мышление различающее, ценностное, при этом вытесняется и маргинализируется. А традиционное общество, оставшись без своего концептуального обоснования, оказывается совершенно беззащитным перед напором идеологий, выражающих параллельную, маргинально-оккультную, отщепенческую мистику.

Неудивительно поэтому, что нам кажется, будто победившая оккультно-смысловая линия есть лишь этап в преемственном развитии прежней единой научной магистрали, – нас стараются всеми силами и средствами в этом убедить! Ибо если понять, что Просвещение отделило науку не от религии только, а от смысловой различающей основы, то совершенно отчетливо проступят контуры параллельной теневой магистрали, берущей свое начало не от Сократа, Платона и Аристотеля (и не имеющей с ними ничего общего), а от Анаксагора, Протагора, Прокла, Бруно и проч.

И тогда станет совершенно ясно, что современная позитивистская теория (на которой выстроена вся либеральная система – политическая, экономическая, социальная, этическая) – это никакая не новая наука, а лишь новый этап в развитии старой теневой гностико-софистической линии. И все концептуальные варианты современной «научной парадигмы» являются не развитием некоей абстрактной науки (которой вообще нет), а развитием совершенно определенной – альтернативной, маргинальной, нетрадиционной (выражаясь политкорректно) – теории. Все это вежливо называют неклассической теорией.

Каковы же цели современной науки (научной теории), очерчивающей границы, в которых только и должны развиваться практические научные дисциплины?

Главная цель: скрыть данный «тихий переворот» «хозяина – паразита». Каким образом? А таким: необходимо концептуализовать автономность мышления, т. е. независимость его от морально-волевой и духовной сферы, и таким образом скрыть связь определенных теорий с определенным типом людей. Достигается эта цель знаменитым гносеологическим дуализмом, который и становится основой всей современной научной теории. В результате наука превращается в криптологию, цель которой не выявлять реальность, а скрывать ее всеми средствами.

ВНИМАНИЕ: ВЫВОДЫ

Концептуализация автономности мышления, отрыва его от целостной духовной сферы и, значит, морально-волевой динамики, – неизбежно приводит к следующим установкам: признанию, например, того, что каждый может толковать Священное Писание сам, как ему вздумается, – результатом данной установки являются Реформационные войны, уничтожившие треть населения Германии.

Далее: признается, что маргиналы и нигилисты (в качестве утешения за свою ущербность) могут создавать теории идеального общества и государства, а всевозможные психопаты – претворять их в жизнь (понятно, что через кровь революций и гражданских войн, но это уже мелочи; надо же и этим обиженным природой чем-то заняться). Ну а ведьмаки и педофилы, соответственно, – берутся реформировать систему образования и воспитания, и т. д., и т. п.

Потрясающие результаты этих установок – налицо, всем известны. Но вот причин их появления (т. е. главного) – никто не видит! А ведь все это неизбежные выводы из того положения, что теоретическое мышление – само по себе, а человек – сам по себе.

На самом деле, повторимся, для отвлеченного мышления действительность вообще недоступна, только существенное может приобщаться к существенному (тезис И. Киреевского). Ибо приобщение к реальности есть функция не мышления, а личности в ее целостности. Вот эти специфические личности (как мы все-таки политкорректны!) и прикладываются ко всем сферам нашей реальности своей специфической сущностью. А мы только успеваем утираться от такого «прикладывания». Уже и не успеваем.

В этой оккультной парадигме, куда нас насильно втянула секуляризация, связь между морально-волевым, практическим уровнем в человеке и уровнем теоретическим, между способами восприятия, мышления и мыслями – скрывается. А значит, скрывается связь определенных теорий с определенным типом людей!

Ау, люди, слушайте правду: идеи, приоритеты, мысли человека определяются его способом мышления и восприятия реальности. А способы восприятия и мышления, в свою очередь, определяются его духовными установками. Поэтому любое учение, любая идеология есть просто отлитый, отчеканенный в формулу способ мышления и существования. Т. е. любая идеология есть внешнее, видимое оформление внутреннего, невидимого психотипа.

2018-05-15.jpg

У каждого есть то, до чего чужое прикосновение невыносимо. Вот такой «иглой со смертью кощея», «кожей» всех инакомыслящих (антитрадиционалистов) и является тот факт, что не они находятся в оппозиции, а оппозиция – в них. Например, не европейцы участвуют в дегенеративном патологическом гомодвижении, а дегенерация находится в них как результат вырождения. Вот сюда-то они и не пускают, на страже этой «кожи» и стоит весь позитивизм.

Так почему те или иные учения, теории овладевают массами, в чем их сила? Да в их магичности. Ибо все идеологии и учения действуют не только как некий смысл, но и как энергия, сила, волновое поле. Потому и овладевают массами, а не только узким слоем способных их понять интеллектуалов. Все распространенные учения потому и распространяются, что резонируют с определенным типом людей, их внутренним настроем, вызывая в них эмоциональный отклик, переживание. И тайна всех овладевших массами теорий только в этом, а вовсе не в их рационально-понятийной аргументации.

Настоящая идеология – это всегда магия. Можно сказать, что все действующие, «работающие» теории – это «одические сгустки», заряженные оккультными энергиями, отрывающимися от живого существа, их создавшего. Они концентрируют энергию духа и разворачивают свои потенции прикосновением к духу, их до себя допустившему.

От чего же зависит «колдовская» роль определенных учений? Все просто. Идеологии «работают» только потому, что задействуют не столько понимание, сколько переживание. Доводы уже подгоняются под чувства, а не чувства под доводы: «Люди забывают, что критическая деятельность должна быть основана на методе, который не может быть получен чисто критическим путем. В действительности он вытекает из склада каждого конкретного мышления, и, таким образом, результат критической деятельности определяется методом, а он, в свою очередь, потоком существования, который несет на себе бодрствование и пронизывает его. Вера в безусловное знание характеризует невероятную наивность рационалистического века» (Шпенглер О. Закат Европы. Минск, 1999. С. 347).

Таким образом, создание и принятие определенных идеологий зависит от нравственно-психической структуры личности.

Кому же это необходимо спрятать? И зачем? А прячут это с помощью позитивистской методологии те, кто резонирует с совершенно определенным типом теорий – разлагающим, растлевающим. Ведь тогда с такими людьми все ясно: скажи мне о своих убеждениях – и я скажу, кто ты есть, и никакими рациональными доводами ты мне голову уже не заморочишь.

Способы мышления всегда укоренены органически и определяются направлением воли. А значит, здесь открытому определению бытием (культурной традицией) противопоставляется вторжение психики больной и потому скрывающейся за оболочкой «чистой», незаинтересованной теоретичности. Воля тут не просто определяет способы мышления и оценивания, а ищет сначала защитные формы чисто теоретических положений, и уже это обличает, что ей есть что скрывать и чего стыдиться.

Ведь нейтральных теорий не бывает, все они действуют либо как энергия созидания, либо как энергия разрушения. И создаются любые учения тоже в расчете на эту их энергийную силу – либо разрушительную, либо созидательную.

А массы уже, настраиваясь на данное волновое поле, либо резонируют, либо диссонируют с ним. Т. е. не бывает и не может быть оппозиции политической без оппозиции психологической, инакомыслия социального без инакомыслия органического – психических болезней и сексуальных извращений. Это означает, что все теории и проекты делают ставку на определенный тип людей.

Какой? «Тайные общества, – пишет Неста Вебстер, – славятся своим умением находить ущербных в физическом и умственном смысле людей и обрабатывать их до тех пор, пока революционное рвение неофитов не разовьется до нужных масштабов» (Вебстер Н. Всемирная революция. Заговор против цивилизации. Киев, 2001. С. 218). Т. е. политическая и социальная оппозиция всегда была, есть и будет оппозицией ущербно-дегенеративной, оппозицией вырожденцев духовных и физических. Недаром, Ф. Энгельс говорил, что все без исключения революционные партии и организации, как в прошлом, так и в настоящем, всегда заявляли о своей борьбе за освобождение «сексуальных меньшинств» (См.: Шафаревич И. Р. Социализм как явление мировой истории // Шафаревич И. Р. ПСС. Т. 1. М., 2014). Почему? Да потому, что именно эти маргиналы и являются базовой армией, движущей силой любой революции.

Любая психологическая война против упорядоченного общества ведется всегда с помощью всевозможных маргинальных, дегенеративных элементов. И именно они представляют собой профессиональное ядро любой оппозиции. Т. е. любая перманентная или профессиональная оппозиция – пятая колона – является таковой только потому, что она оппозиция не политическая, а органическая.

Все эти «чистые» теории не из воздуха появляются, не случайно, а являются воплощением совершенно определенного, живого мышления и восприятия. А значит, несут на себе всю жизненную «грязь» своих авторов. Когда количество этих авторов достигает определенного процента, накал этих теорий усиливается и возникает мощное волновое поле, вытягивающее из щелей всех прячущихся там маргиналов и мобилизующее их.

А нам и невдомек, почему какая-нибудь «чисто теоретическая» (безобидная и утопичная, на наш взгляд) доктрина вдруг приводит в беснование массу прежде спокойных ведьмаков. Заставляет их буквально «биться о стены». Например, номинализм существовал столетия, но, когда накалился до определенного градуса, то перешел «вдруг» в буйство лютеранского хаоса и отчеканился, наконец, в железных воинах Кромвеля.

 2018-05-15.1.jpg

Мысли всегда связаны с типом мышления, определяются им. А тип мышления – с духовной, мистической направленностью человека. Поэтому все политические и цивилизационные преступления идут от одного и того же древнего корня. Вожди всех революций – от политических до сексуальных, от глубокой древности до современности – это люди одного и того же типа. Именно они ведут войну против цивилизации, в основе которой лежит их стремление к самоуничтожению. И объяснить им ничего нельзя!

И дело не в том, как их называть – ведьмаками или оппозиционерами, дело в том, чтобы понимать их истинную сущность, а это возможно только на метафизическом уровне. Поэтому именно когда социальные и политические революции перестали связывать с нечистой силой – бороться с ними стало невозможно. Даже масштаб понимания того, с кем приходится бороться, – исчез.

В результате часть наук занимается одним этажом, часть – другим, но т. к. фундаментом не занимается никто, то связей между этажами и тем более здания целиком – никто не видит! Ведь масштабное мышление предполагает видение всех уровней – от физического (фактологического) до метафизического.

Когда же видение метафизического уровня исчезает, революции, одна страшней другой, начинают сотрясать цивилизации – и сделать с этим ничего нельзя. Общество парализовано и защищаться не может. Никто не понимает (без метафизического уровня понять это нельзя), что революционный процесс, раз запущенный, сам остановиться не может. Он будет идти до полного уничтожения всего и вся. В результате это революционное беснование доходит до разрушения уже органических основ – пола, возраста и самого человеческого вида. Ибо все революции являются просто перестройкой культурообразующего содержания в культуроразрушающих способах функционирования.

Например, маркиз де Люше еще в 1789 году поразительно точно предсказал не только то, как будет развиваться революция во Франции, но и будущее мировой революции, вплоть до наших дней – т. е. он просто вскрыл суть революции как таковой. И написал он это в тот момент, когда французская революция еще не была настоящей революцией; все думали, что дело закончится умеренными, оздоровительными реформами, которые оставят монарху власть, устранят явные злоупотребления и обезпечат Франции справедливость и свободу: «Знайте, что существует заговор деспотии против свободы, бездарности против таланта, порока против добродетели, невежества против просвещения…, цель этого тайного общества – власть над всем миром…, цель его – мировое господство…, никогда еще подобное бедствие не поражало наш мир» (Цит. по: Рид Д. Спор о Сионе. М., 1993. С. 145).

Таким образом, весь исторический процесс есть процесс непрерывной – то скрытой, то явной – войны двух противоположных духовных типов. А революция просто являет собой переход скрытой стадии войны маргинального способа существования против существования ценностного – в стадию открытую. Когда же это перестали понимать? Тогда, когда социальную и политическую революции перестали связывать с нечистой силой.

Итак, не бывает чисто рациональных, не зависящих от пороков их авторов, идеологий. Да это в принципе давно известно. Ибо первые не удержались и выдали свою тайну, – еще номиналисты, обронив знаменитое: «Воля определяет знание».

И чего только не навалила на эту фразу эпоха Просвещения, пытаясь ее закрыть! Весь громоздкий багаж секулярных доктрин был направлен на сокрытие именно этой простой очевидности. Поэтому все «новое» научное знание, основанное на этом секулярном позитивизме, неизбежно криптологично. Его главная цель – скрывать реальность, а вовсе не прояснять ее!

Вся «новая» позитивистская методология направлена на сокрытие расовой идентичности всевозможных оппозиционеров и революционеров. Нам тычут в лицо их политической идентичностью, а расовую прячут. И мы вновь наступаем на те же грабли, пытаясь разоблачить очередную бутафорию – несостоятельность той или иной политической или сектантской теории. Достать же их можно только на метафизическом уровне, и только этот уровень способен дать критерии, их различающие.

Инна Викторовна Федяй, 
доктор философских наук


___________________
* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку газете «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998

См. также:






Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Школьникам можно сдавать ГИА-9 без согласия на обработку персональных данных: Разъяснительный ответ Рособрнадзора

В соответствии с разъяснительным письмом Рособрнадзора от 17.03.2015 №02-91 для обучающихся, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных, ГИА-9 может быть организована без внесения их персональных данных в информационные системы... Экзамен проводится в штатном режиме за исключением того,...


«Расцениваю это как объявление религиозной войны»: Священноначалие РПЦ признало, наконец, угрозу восточного папизма

Первый заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ, член Общественной палаты России, профессор философского факультета МГУ Александр Щипков в эксклюзивном интервью РИА Новости прокомментировал последние действия Константинопольского...


«Руками детей»: Цифролоббисты продвигают электронный концлагерь через школы (+Форма ОБРАЩЕНИЯ для родителей)

Происходящий на наших глазах большой «распил» бюджета под кодовым названием «цифровая экономика» вступает в новую фазу. Столкнувшись с массовым нежеланием верующих и просто думающих людей попадать в «электронный концлагерь», а банков – вкладываться в дорогостоящее оборудование для снятия биометрии...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Фотогалерея
Полезно почитать

Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

В связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик...


Предательством Царя утрачена связь с Богом: Беседа с наместником Никандровой пустыни архим. Спиридоном (Иващенко)

...Обитель считается особым оплотом монашеского жития, однако в наше время здесь был выстроен храм в честь святой Семьи – Царственных Мучеников Императора Николая II, Императрицы Александры Феодоровны и их благоверных чад. Посетив монастырь, мы обратились к его наместнику архимандриту Спиридону (Иващенко)...


Конец эпохи «церковного менеджерства»: Экуменическая дипломатия привела Русь к новой эпохе мученичества и исповедничества

Оказалось, что эта самая дипломатия и менеджмент совсем неэффективны. Во многом именно они и привели Русь к неслыханной духовной катастрофе. Тот же папа Римский, коего патриарх Кирилл дипломатически называл своим «братом», как оказалось, давно готовил небывалого масштаба раскол Русской Церкви и всего...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100