Воскресенье, 23 Сентября 2018 г.
Духовная мудрость

свт.Василий об инославии
Не приносит славы имени Божию тот, кто дивится учению инославных.
Свт. Василий Великий о православных

Свт. Григорий Палама об Истине
Те, кто от Церкви Христовой, - суть от истины, а те, кто не от истины, - те не от Церкви Христовой.

Свт. Григорий Палама

свт.Тихон о католиках
Пользуясь происходящею у нас неурядицей в Церкви, римский папа всячески стремится насаждать в РПЦ католицизм.
Воззвание свт. Тихона от 1 июля 1923 г.

Зиновий Мних
Зрите братие, аще и много понудят вас печать или карту приятии, то аще и кровь пролияти или имения лишитеся, то с радостию притерпите, точию не мозите поклонитися многоперстной их прелести.
Сказания Зиновия Мниха

свт. Игнатий о врагах России
Европейские народы всегда завидовали России и старались делать ей зло. Естественно, что и на будущее они будут следовать той же системе. Но Велик русский Бог! Молить нужно Великого Бога, чтобы Он сохранил духовно-нравственную силу нашего народа – Православную веру.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Тайный советник России: О Якове Николаевиче Толстом, русском разведчике в Париже
Тайный советник России: О Якове Николаевиче Толстом, русском разведчике в Париже


Из-за разрыва единой канвы истории, случившегося в 1917 году, имена многих наших разведчиков до сих пор неизвестны широкому кругу соотечественников. А между тем среди них есть немало уникальных личностей!

Один из них – Яков Николаевич Толстой, человек интересной судьбы и богатой биографии, чья жизнь – готовый сценарий для приключенческого и патриотического блокбастера. Ведь Толстому едва не удалось завербовать основоположника научного коммунизма, а среди его осведомителей были люди, вхожие в высшие сферы враждебных России государств.

Вольнодумец под «Зеленой лампой»

Он родился в 1791 году под Осташковом и был старшим из трех братьев в семье помещика Николая Яковлевича Толстого. Один из них, Иван, участник войны 1812 года, дослужился впоследствии до высокого чина тайного советника и стал сенатором. Яков тоже достиг этого чина, но его успехи на первых порах были куда скромнее.

По окончании Пажеского корпуса он поступил в гвардию, но вскоре вышел в отставку, выдержав при этом экзамен в Педагогическом институте и получив чин коллежского асессора. С началом Отечественной войны, однако, вернулся в строй, участвовал в ряде сражений, был ранен в ногу и награжден орденом святого Владимира IV степени с бантом. Дослужился до старшего адъютанта Главного штаба, а в 1823 году взял отпуск по болезни и уехал лечиться за границу.

Еще раньше, увлекшись литературой, он издал книгу собственных стихов и на этой почве сошелся с Пушкиным, который посвятил товарищу несколько строк в своих стансах. Входил в литературный кружок «Зеленая лампа», членами которого, помимо первого поэта России, состояли А.А. Дельвиг, Ф.Н. Глинка, П.Я. Чаадаев. Есть серьезные основания полагать, что молодой Толстой не остановился на изучении книжных новинок Запада, чем занимались «под лампой» молодые вольнодумцы, а вступил-таки и в тайное общество «Союз благоденствия».

После провала декабрьского восстания 1825 года, когда началось следствие, всплыла и его фамилия. Толстому было высочайше повелено возвратиться на родину. Однако тот тогда категорически отказался, после чего был уволен из армии и пополнил ряды невозвращенцев. Чем был вызван его отказ, остается загадкой, ведь, как показали дальнейшие события, он не был противником ни монархии, ни России.

В ответе за слово

Оказавшись за границей, Яков Толстой занимался вовсе не антигосударственной деятельностью, как посчитали в Петербурге. Он, по меткому выражению П.А. Вяземского, становится «генеральным консулом по русской литературе во Франции»: ведет литературную колонку в одной из парижских газет, переводит на французский новые стихотворения и прозу А.С. Пушкина, открывает для местного читателя А.С. Грибоедова, И.А. Крылова, А.А. Бестужева-Марлинского. И всё это добровольно! За свои весьма скудные средства!

Манье, в своих «Записках» клеветавшего на Русскую армию, ее солдат и офицеров, Толстой вызвал на дуэль.

Кроме того он в буквальном смысле отстаивает честь России от нападок ее врагов. В 1829 году некто Манье – бывший наполеоновский офицер, участник похода на Москву – издал свои «Записки», в которых клеветал на Русскую армию, ее солдат и офицеров. Толстой вступил с ним в литературную полемику, издав брошюру «Ответ французскому офицеру», за что, в свою очередь, Манье обвинил его в клевете. Яков Николаевич потребовал сатисфакции, вызвав оппонента на дуэль. Но француз испугался и скоро навсегда исчез с литературного горизонта. Не правда ли, прекрасный пример борьбы с литературными «утками», заполонившими наше небо?

Эта история, наделавшая немало шума во Франции, не без помощи начальника III отделения графа А.Х. Бенкендорфа, ведающего в том числе полицейскими функциями и за границей, была донесена до ушей государя. Между тем и сам Яков Николаевич искал пути сближения с родиной, подавая знаки о готовности верой и правдой служить ей. Через своего влиятельного к тому времени брата Ивана, с которым он состоял в переписке, Яков Толстой и попытался донести эти мысли кому следует. И был услышан.

Очень специальный корреспондент

В 1833 году его навестил в Париже имеющий дипломатический опыт князь Элим Мещерский – чиновник Министерства народного просвещения, которое ведало тогда в том числе и журналистикой. Они заключили первую взаимовыгодную сделку, посредником в которой выступил Иван Толстой. Якову Николаевичу было предложено написать биографию выдающегося военного и политического деятеля современности генерала-фельдмаршала И.Ф. Паскевича – любимца государя, на которого ополчились доморощенные либералы. Яков Толстой легко справился с задачей, не испытывая никаких угрызений совести, поскольку разделял взгляды участника войны с Наполеоном, русско-персидской и русско-турецких кампаний, покорителя Варшавы, а впоследствии и Будапешта.

Он предлагал учредить в Париже издание, которое было бы негласным рупором российской политики в Европе

Вскоре вынужденный эмигрант получил официальное приглашение посетить Петербург, куда и поспешил выехать в конце 1836 года. В поданной им на имя государя записке он изложил плод своих многолетних раздумий – план его заграничной деятельности на пользу России. В частности он предлагал во Франции – этом континентальном гнезде антироссийских угроз – образовать некое секретное российское пресс-бюро. Среди задач которого, например, подкуп наиболее влиятельных французских журналистов, а также учреждение в Париже на подставное лицо издания, которое служило бы негласным рупором российской политики в регионе. Для этого, по его расчетам, требовалось 50 тысяч франков, или 12 500 рублей. Параллельно с подобным ходатайством к государю обратился и посол России в Париже граф П.П. Пален, рекомендовавший на должность такого агента как раз Якова Николаевича. Приложил свою руку к судьбе Толстого в новом для него качестве и граф А.Х. Бенкендорф.

Их встреча состоялась в конце января 1837 года, в последний день жизни А.С. Пушкина, с которым Яков Николаевич успел увидеться накануне его дуэли. Это событие, однако, не омрачило встречу шефа жандармов и бывшего диссидента – она прошла весьма плодотворно. В результате Толстой получил не только одобрение плана действий и изыскиваемые средства, но был включен в штат специальных корреспондентов в Париже по линии народного просвещения. Был ему определен и оклад в размере 3888 рублей в год из кассы III отделения. Так был дан старт одному из самых успешных проектов отечественных спецслужб за границей!

На пике успеха

Уже через год Якову Толстому удалось привлечь к сотрудничеству редактора влиятельной газеты «Пресс» Эмиля де Жирардина, причем без банальной вербовки или подкупа. Был найден нестандартный ход: французу обещали безпрепятственное распространение газеты в России в обмен на сущий пустяк – поддержать информационную кампанию России против польских эмигрантов, окопавшихся во Франции после подавления восстания 1830–1831 годов.

В 1839 году Толстому удалось прекратить публикацию во французской прессе клеветнических очерков об истории рода Демидовых. Три года спустя польский граф В. Замойский предпринял попытку опубликовать в Париже написанную им сатирическую биографию Николая I. Однако благодаря вмешательству Толстого и демаршу русского посланника в Париже на нее был наложен запрет.

В 1843 году во Франции вышла книга анонимного автора за подписью «граф Альмагоро» с резкой антиправительственной критикой России. Яков Николаевич благодаря связям установил, что написал ее известный своими скандалами князь П.В. Долгоруков – сексуальный извращенец, причастный к травле Пушкина, но каким-то образом… оказавшийся в Русском посольстве во Франции. В итоге он получил отставку и был сослан в Вятку.

К безспорным успехам и заслугам тайного спецкора можно отнести факт, когда он приложил руку к нейтрализации диссидента и анархиста М.А. Бакунина (высланного вскоре из Франции благодаря вмешательству русского посланника), через которого познакомился и с самим родоначальником марксизма. Тот еще в 1843 году переехал в Париж из Пруссии, где ему угрожал арест, а два года спустя состоялась первая, но отнюдь не единственная встреча Маркса и Толстого. Несмотря на тактичное предложение Якова Николаевича о материальной помощи для издания его работ, осторожный Маркс отказался. То ли потому, что откровенно не любил русских, то ли оттого, что как раз в это время познакомился со своим главным спонсором – Фридрихом Энгельсом.

Удивительно, что, ведя такую активную работу в пользу России, Толстой фактически оставался в тени, слывя всего лишь хлебосольным и добродушным русским барином. Об источнике своих средств он не распространялся, но считалось, что живет этот человек на доходы от своего имения. Один из хорошо знавших его парижских знакомых вспоминал: «Яков Толстой с радостью принимает вновь прибывших в Париж русских путешественников, вводит их во все дома, оказывает им всяческие услуги. Его можно встретить и на посольских обедах, и в литературном салоне Министерства народного просвещения Франции… и в кафе, и на бульварах. При встречах в дружеских кружках он предпочитает скорее расспрашивать, чем рассказывать сам».

Не всё пропало!

Однако «не вечно веревочке виться», и в 1845 году Толстого фактически разоблачили! Произошло это после того, когда он традиционно выступил в печати с критикой очередного антиправительственного опуса «Россия Николая I», написанного неким Головиным. Тогда раздосадованный отпором автор пасквиля недолго думая и объявил Якова Николаевича «рукой Зимнего дворца» – платным агентом III отделения. Это серьезное обвинение подхватила германская «Аугсбургер альгемайне цайтунг», и Толстой был вынужден уехать в Лондон.

Свою лепту в раздувание скандала внес и бывший русский посланник в Турине и Штутгарте некто Обресков. Он, под влиянием грянувшей вскоре во Франции революции, «слил» доступную ему служебную информацию разоблачительного для нашего героя характера. Впрочем, революционное правительство, добравшись до секретных архивов МИДа, само обнаружило материалы о тайных связях французской полиции с русским III отделением, где тоже мелькала фамилия Толстого.

Удивительно то, что, несмотря на все эти перипетии, Яков Николаевич спустя некоторое время не просто вернулся во Францию, но и фактически продолжил прежнюю деятельность. Способствовали этому и спад революции, и его прежние связи. Даже Бакунин, не догадываясь о причинах своей высылки, поддержал его возвращение, считая дискредитирующие Толстого материалы фальсифицированными.

Жить и умереть в Париже. За Россию!

Благодаря Толстому в Петербурге обладали весьма достоверной информацией о происходивших в постреволюционной Франции событиях. Накануне ввода русских войск в Венгрию в 1849 году Яков Толстой передал в Россию весьма точные, до батальона включительно, данные о численности французской армии, местах ее дислокации и вооружении. Точно предсказал он и изменение политического климата во Франции и Британии накануне Восточной (Крымской) войны. В письме от 27 марта 1850 года он раскрыл намерения Лондона относительно Крыма.

За несколько лет до Крымской войны Толстой информировал о намерениях Лондона относительно Крыма

К сожалению, граф А.Ф. Орлов, сменивший в 1844 году на посту шефа жандармов скоропостижно скончавшегося А.Х. Бенкендорфа, не обладал достоинствами Александра Христофоровича. Он не проявлял особого интереса к работе секретного агента, числящегося к тому же по Министерству народного просвещения. Даже несмотря на то, что информацию тот черпал непосредственно из парламента, МИДа и даже Генштаба Франции. Среди его наиболее ценных агентов был некто Паскаль – секретарь известного швейцарского военного теоретика генерала Анри Жомини, к мнению которого прислушивался Наполеон III. За год до начала неудачной для России войны, предчувствуя свой возможный арест и разрыв дипломатических отношений, Яков Толстой выехал в Брюссель.

Однако и на этом его беззаветное служение России не закончилось. В 1856 году он возвращается в Париж. Война и время нарушили многие связи Толстого, сказывался и возраст, и Яков Николаевич, которому исполнилось 65 лет, вернулся к тому, с чего он начинал служение родине на чужбине, – к литературной деятельности.

Еще 10 лет он тихо работает на благо Отечества, практически забытый в Петербурге. Лишь в июне 1866 года Толстой напомнил о себе, запросившись в отставку. В чине тайного советника и с пенсионом в 2000 рублей в год он наконец удалился на покой, оставшись жить в ставшем ему родным Париже. Но прожил недолго. 15 февраля 1867 года его сердце остановилось.


Источник: http://www.pravoslavie.ru/113540.html


___________________
См. также:

«Как на турецкой перестрелке…»: Памяти Н.С. Лескова, честного и независимого русского писателя, плывшего против течений

Охранитель Империи и созидатель культуры: В 2018 году – 200 лет со дня рождения «великого организатора русских СМИ» М.Н. Каткова

Вам не прощается Россия, России – не прощают вас!: «Задушевная дума всей жизни» и завещание Тютчева «Славянам»  

Истинно русская женщина: О творчестве несправедливо забытой православной поэтессы Лидии Кологривовой



Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Школьникам можно сдавать ГИА-9 без согласия на обработку персональных данных: Разъяснительный ответ Рособрнадзора

В соответствии с разъяснительным письмом Рособрнадзора от 17.03.2015 №02-91 для обучающихся, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных, ГИА-9 может быть организована без внесения их персональных данных в информационные системы... Экзамен проводится в штатном режиме за исключением того,...


«Расцениваю это как объявление религиозной войны»: Священноначалие РПЦ признало, наконец, угрозу восточного папизма

Первый заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ, член Общественной палаты России, профессор философского факультета МГУ Александр Щипков в эксклюзивном интервью РИА Новости прокомментировал последние действия Константинопольского...


«Руками детей»: Цифролоббисты продвигают электронный концлагерь через школы (+Форма ОБРАЩЕНИЯ для родителей)

Происходящий на наших глазах большой «распил» бюджета под кодовым названием «цифровая экономика» вступает в новую фазу. Столкнувшись с массовым нежеланием верующих и просто думающих людей попадать в «электронный концлагерь», а банков – вкладываться в дорогостоящее оборудование для снятия биометрии...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Фотогалерея
Полезно почитать

Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

В связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик...


Предательством Царя утрачена связь с Богом: Беседа с наместником Никандровой пустыни архим. Спиридоном (Иващенко)

...Обитель считается особым оплотом монашеского жития, однако в наше время здесь был выстроен храм в честь святой Семьи – Царственных Мучеников Императора Николая II, Императрицы Александры Феодоровны и их благоверных чад. Посетив монастырь, мы обратились к его наместнику архимандриту Спиридону (Иващенко)...


Конец эпохи «церковного менеджерства»: Экуменическая дипломатия привела Русь к новой эпохе мученичества и исповедничества

Оказалось, что эта самая дипломатия и менеджмент совсем неэффективны. Во многом именно они и привели Русь к неслыханной духовной катастрофе. Тот же папа Римский, коего патриарх Кирилл дипломатически называл своим «братом», как оказалось, давно готовил небывалого масштаба раскол Русской Церкви и всего...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100