Понедельник, 16 Июля 2018 г.
Духовная мудрость

Сщмч. Иларион (Троицкий) о патриотизме
Отношение к Церкви — вот пробный камень русского человека. Кто верен Церкви — тот верен России, тот — воистину русский.
Сщмч. Иларион (Троицкий) о патриотизме

Митр.Иоанн о лжемиротворчестве экуменистов
Прикрываясь «благородной» целью «устранения межрелигиозной розни» и «воссоединения верующих в единой братской семье», теоретики экуменизма забывают упомянуть о главном: о том, что в таком «воссоединении» будет утеряна величайшая драгоценность – истина Закона Божия, погребенная под грузом человеческого лжемудрствования.
Митр. Иоанн (Снычев) о «миротворчестве»

Прп. Паисий Святогорец о гностиках
Снова определенные «гностики» станут пеленать своих духовных чад как младенцев, как бы для того, чтобы не унывали: «Не имеет значения, это ничего, достаточно внутренне веровать», – в то время, как видим апостола Петра, который внешне отрекся от Христа.
Прп. Паисий Святогорец о печати антихриста

Оптинский старец Амвросий о соборности
Ни одно важное дело нельзя совершать вместе с неверующим человеком. Через него будет действовать темная сила и все доброе дело разрушит.
Оптинский старец Амвросий о соборности

свт.Василий об инославии
Не приносит славы имени Божию тот, кто дивится учению инославных.
Свт. Василий Великий о православных

В кулуарах

Найти свое место в жизни Православия: В Церковь недостаточно ходить – в ней нужно служить
Рассуждения апостола посвящены прекрасной теме: духовному единству во Христе при пестром разнообразии служений в Церкви. «Как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, – пишет Павел, – то, имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры; имеешь ли служение, пребывай в служении; учитель ли, – в учении; увещатель ли, увещевай; раздаватель ли, раздавай в простоте; начальник ли, начальствуй с усердием; благотворитель ли, благотвори с радушием»...

Радоваться – наш долг перед Божией любовью: Фоновое скорбное настроение по жизни не нормально для православных
...Подлинная радость является в этом мире таким же редким явлением, как подлинное смирение, как настоящая любовь. Но в ней, как и в любой добродетели, можно упражняться, вникать в ее суть, учиться ей. Прежде всего, наверное, нужно понять, что речь идет не о той радости, не о том эмоциональном возбуждении,...

Жизнь на ощупь: О трагедии утери традиций, православного предания в современном образе жизни
...Погруженный в окружающий хаос мировоззрений, представлений и традиций, современный христианин часто даже не представляет, каким образом выглядит человек, который воплощает в своей жизни церковные догматы и Евангельские заповеди. Кто-то пытается устроить свою жизнь по книгам, но в результате достигает...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Царская Голгофа: Последние 78 дней. 4, 5, 6 и 7 июля 1918 года


2018-07-11.1.jpg

4 июля (21 июня по старому стилю) 1918 год

Император Николай II возобновил после долгого перерыва заполнение дневника. В своей записи за 4 июля Государь сообщает: «Сегодня произошла смена комендантов — во время обеда пришли Белобородов и др. и объявил, что вместо Авдеева назначается тот, кого мы приняли за доктора — Юровский».

Официальной причиной снятия Авдеева и Мошкина стало «их моральное разложение», выразившееся в пьянстве и воровстве царских вещей.

Юровский рассказывал об этом: «Моё назначение комендантом в Дом особого назначения было вызвано, как я думаю, во-первых, разложением коменданта, ближайших помощников, что не могло не сказаться, и сказалось, на охране внешней и внутренней в особенности. Проявилось разложение в пьянстве, растаскивании вещей и т.д., а отсюда — ослабление нужной бдительности».

Эта причина была полностью надуманной. Очевидно, что Авдеев и Мошкин были сняты по приказанию из Москвы, куда сразу была направлена следующая телеграмма: «Авдеев сменен его помощник Мошкин арестован вместо Авдеева Юровский внутренний караул весь сменен заменяется другими. Белобородов».

4 июля 1918 года Ш.И. Голощёкин в Москве, совместно со Свердловым, активно добивался согласия Ленина на убийство Царской Семьи. Когда он получил от Ленина в этом отказ, то Свердлов дал ему секретные указания об организации злодеяния.

Н.А. Соколов писал: «Когда Яков Юровский внедрился в дом Ипатьева, Шая Голощёкин отсутствовал из Екатеринбурга. Он в это время находился в Москве и жил на квартире у Свердлова. Но Белобородов в тот же день сообщил ему телеграфно о происшедшей в доме Ипатьева перемене».

Так в Ипатьевском доме чёрной тенью появился комендант Юровский.

На самом деле приход Юровского был связан с подготовкой Екатеринбургского злодеяния. Авдеев и его люди не подходили для этого не только в качестве исполнителей, но даже соучастников.

Янкель Юровский в 1934 году в беседе со старыми большевиками рассказывал: «Насколько разложение дошло далеко, показывает следующий случай: Авдеев, обращаясь к Николаю, называет его — Николай Александрович. Тот ему предлагает папиросу, Авдеев берет, оба закуривают и это сразу показало мне “простоту нравов”».

Именно этой «простотой нравов», установившейся между Царём и Авдеевым, в первую очередь и объясняется замена А.Д. Авдеева и его команды на команду Юровского.

«Нет сомнений, — пишет Н.А. Соколов, — общение с Царем и его Семьей что-то пробудило в пьяной душе Авдеева и его товарищей. Это было замечено. Их выгнали, а всех остальных отстранили от внутренней охраны».

2018-07-11.2.jpg
Николай Александрович

Н.А. Соколов сделал о них верный вывод: «По своему круглому невежеству эти распропагандированные отбросы из среды русского народа, вероятно, сами себя считали крупными фигурами в доме Ипатьева. Они не сами пришли сюда. Их сюда посадили, а затем в нужную минуту выгнали».

Первым делом Я. Юровский и его помощник Г.П. Никулин сменили внутреннюю охрану. Обвиняемый А.А. Якимов показывал: «Юровский тогда же (в первый день прибытия в дом Ипатьева в качестве коменданта) спрашивал Медведева, кто несет охрану внутри дома. Узнав, что внутреннюю охрану несут эти “самые привилегированные” из партии Авдеева, Юровский сказал: “Пока несите эту охрану на этих постах вы, а потом я потребую к себе людей на эти посты из Чрезвычайной Комиссии”. Действительно, через несколько дней эти люди из Чрезвычайной следственной комиссии и прибыли в дом Ипатьева. Их было десять человек. Их имущество привозилось на лошадях. Чья это была лошадь, кто был кучер, не знаю. Но только всем тогда было известно, что прибыли эти люди из чрезвычайки из американской гостиницы».

Прибытие этой новой охраны вначале было воспринято Царской Семьей как реакция властей на хищения их имущества.

Государь писал в дневнике, что им объяснили смену комендантов тем, что «случилась неприятная история в нашем доме, упоминали о пропаже наших предметов. Так что убеждение, о котором я писал 28 мая, подтвердилось. Жаль Авдеева, но он виноват в том, что не удержал людей от воровства из сундуков в сарае».

То же самое мы читаем в дневнике Императрицы Александры Феодоровны: «21 (4 июля) июнь. Во время обеда пришел пред. обл. ком. с какими-то людьми, Авдеева сменили, и у нас теперь новый комендант (который однажды приходил и осматривал ногу у Бэби, а в другой раз — проверял наши комнаты) с молодым помощником, который выглядит прилично, в то время как другие — вульгарные и неприятные. Вся наша внутренняя охрана уехала (возможно, выяснилось, что они воровали наши вещи из сарая)».

2018-07-11.3.jpg
Александра Федоровна

Но истинные намерения Юровского были далеки от стремления сберечь имущество Царской Семьи. В своих поступках комендант руководствовался облегчением для себя задачи присвоения этого имущества, после того как убийство будет совершено. Отдавая драгоценности на хранение Государю, Юровский думал об их сохранности.

Сам Юровский об изъятии им царского золота писал следующее: «При ознакомлении с арестованными мне бросились в глаза ценности, которые находились на руках, как у Николая, так и его семьи и у прислуживающих: у повара Харитонова, лакея Труппа, а также у врача Боткина и фрейлины Демидовой. […] Считая, что оставлять ценности на руках не безопасно, так как это может соблазнить того или другого из охраны, я решил на свой страх и риск ценности, находящиеся на руках, отобрать. […] Переписав все эти вещи, я попросил шкатулку, которую мне Николай дал, сложил туда вещи, опечатал комендантской печатью и передал на хранение самому Николаю. Когда я приходил на проверку, которую я установил, Николай предъявлял мне шкатулку и говорил: “Ваша шкатулка цела”».

Через две недели Юровский хладнокровно снимет с убитых людей эти украшения. Таким образом, изъятие драгоценностей было первым этапом подготовки к Екатеринбургскому злодеянию.

Жизнь Царской Семьи при Юровском заметно ухудшилась. Сам Юровский вспоминал, что он прекратил приношения Ново-Тихвинского женского монастыря, разрешенные при Авдееве, позволив доставлять в Ипатьевский дом только молоко. Е.С. Боткин и И.М. Харитонов просили Юровского возобновить доставку в Ипатьевский дом мяса, яиц, масла. На что тот отвечал, что «нужно привыкать жить не по-царски, а по-арестантски».

В отношении порядка, установленного Юровским в Доме особого назначения, караульный А.А. Якимов свидетельствовал: «При Юровском мы все были отшиты от дома. В комендантской уже не приходилось задерживаться, как это бывало при Авдееве. Придешь, бывало, по звонку (в дом Попова из комендантской звонок был проведен), прикажет что-нибудь и уходи. Собственно, нам, разводящим, не приходилось по звонку ходить. По звонку вызывался Медведев, а через него уже нас звали. Около Юровского был Никулин. Медведев тоже “примазывался” к нему, близки были все эти “латыши” из чрезвычайки. Поэтому я не могу Вам описать, как Юровский в душе относился к Царю. Авдеев все-таки был для нас ближе, потому что он был свой брат-рабочий и был у нас на виду, а Юровский держал себя как начальник и нас отстранял от дома. А вот, что могу только отметить. Он, как дом принял, сейчас же пулеметный пост на чердаке поставил, как я уже говорил. Пьяные безобразия он прекратил. Никогда я его пьяного или выпившего не видел».

Тем не менее, Царская Семья не могла не чувствовать, что в отношении нее готовится что-то ужасное и именно подготовкой к этому ужасному вызваны деловитость и спокойствие Юровского.

В книге Дежурств появляется запись за 4 июля: «Произошла смена караула внутреннего во главе с комендантом Авдеевым, и комендантство принял тов. Юровский. Доктор Боткин приходил с просьбой разрешить привести попа на воскресенье для службы обедни, на что ему было отмечено, что просьба будет передана областному совету».

До убийства Царской Семьи оставалось 12 дней.

2018-07-11.4.jpg

5 июля (22 июня по старому стилю) 1918 год

Снова нет записи в дневнике Государя. Императрица Александра Феодоровна пишет в своем дневнике: «Коменд.[ант] пришел с нашими драгоценностями, запечатал их при нас и оставил их на нашем столе; будет приходить каждый день и проверять, не распечатали ли мы пакет».

В этот день в Ипатьевский дом приходили послушницы Ново-Тихвинского женского монастыря, которые принесли провизию для Царской Семьи. Послушница А.В. Трикина позднее дала показания следователю Н.А. Соколову: «22 мы принесли разную провизию. Ее от нас взяли, но тут заметно было, что у них смущение: брать или не брать. Мы ушли, но скоро нас догнали двое красноармейцев с винтовками, посланные из Ипатьевского дома, и нас вернули назад. Там к нам вышел уже новый комендант Юровский и строго нас спросил: «Это вам кто позволил носить?». Я сказала: «Несли по разрешению коменданта Авдеева и по поручению доктора Деревенко». Тогда он стал говорить: «А другим арестованным вы носите, которые в тюрьмах сидят?». Я ему отвечаю: «Когда просят, носим». Ну больше ничего не было, и мы ушли».

Примечательно, что о приходе послушниц в книге Дежурств не указано ничего: «За весь истекший день ничего существенного не произошло».

5 июля 1918 года «Новое Слово» публикует следующую маленькую заметку: «В церковных кругах Петрограда передают, что бывшая императрица Александра Федоровна желает принять монашество».

2018-07-11.5.jpg
Императрица Александра Федоровна с дочерьми. Фото: www.globallookpress.com 

Эти ложные слухи должны были подготовить общественное мнение, а также и немцев, к возможному «исчезновению» Царской Семьи, с такой целью, чтобы это «исчезновение» воспринималось либо как очередная «утка», либо как продолжение осуществления германского плана по вывозу Царской Семьи из России.

В Москве 4 июля 1918 года начал работу V Всероссийский съезд Советов. На нем левоэсеровская фракция (352 человека) выразила недоверие ленинскому правительству. Началось открытое противостояние большевиков и левых эсеров.

Французский коммунист Ж. Садуль 5 июля записал в дневник: «Они (Троцкий и Зиновьев) не соглашаются ни в чём. Они без оглядки набрасываются на своих противников, особенно на Спиридонову, чьё революционное прошлое, террористические акты, долгие тюрьмы, чудовищные издевательства жестокой царской полиции обезпечили ей в народе престиж, почти равный тому, каким обладает Ленин. Мосты сожжены. И те, и другие пустились в словесный садизм, который, похоже, исключил всякую возможность сближения».

До убийства Царской Семьи оставалось 11 дней.

2018-07-11.6.jpg

6 июля (23 июня по старому стилю) 1918 год

День был дождливым и пасмурным. Император Николай II записал в дневник: «Вчера комендант Юровский принес ящичек со всеми взятыми драгоценностями, просил проверить содержимое и при нас запечатал его, оставив у нас на хранение. Юровский и его помощник начинают понимать, какого рода люди нас окружали и охраняли нас, обворовывая нас. Не говоря об имуществе — они даже удерживали себе большую часть из приносимых припасов из женского монастыря. Только теперь, после новой перемены, мы узнали об этом, пот.[ому], что все количество провизии стало попадать на кухню».

Императрица отмечает, что Юровский «принес Н.[иколаю] его часы в кожаном футляре, который он нашел в комнате для слуг, выкраденный из чемодана Н.[иколая]».

О кражах Царского имущества свидетельствует и запись в книге дежурств по Ипатьевскому дому за 6 июля: «Часовым на посту № 9 была найдена серебряная вещь «Кофейник» с орлом на лицевой стороне в саду под пожарной машиной».

Однако нельзя исключать и того, что Юровский сознательно имитировал эти кражи для того, чтобы выставить себя этаким справедливым представителем власти. Для того, чтобы Царская Семья прониклась к нему доверием. Это облегчило бы ему полное овладение ее имуществом перед убийством.

Караульный А.А. Якимов, привлеченный белым следствием в качестве обвиняемого по делу убийства Царской Семьи, приводил случай, когда Государь во время прогулки вступил в разговор с караульным Кабановым. Позже Якимов поинтересовался у Кабанова, о чем он разговаривал в саду с Царем. Кабанов ответил ему, что Царь спрашивал его, не служил ли он ранее в каком-то кирасирскому полку. Кабанов, по его словам, «ответил утвердительно и говорил, что он действительно в этом полку служил и однажды был на смотру этого полка, который тогда производился Царем. Мы тогда удивлялись памяти Царя».

2018-07-11.7.jpg
Николай II

6 июля в Москве начался так называемый «мятеж левых эсеров». По всей видимости, он отражал, помимо противоречий большевиков с левыми эсерами, острую фазу борьбы за власть внутри самого большевистского руководства, а конкретно между Свердловым, Троцким и Дзержинским, с одной стороны, и Лениным и его сторонниками, с другой. «Мятеж» начался с убийства в здании посольства в Денежном переулке германского посла графа Мирбаха. Оно было крайне опасным для Ленина, так как немцы немедленно потребовали ввести в Москву свой батальон для охраны посольства. Скорее всего, убийство Мирбаха было непосредственно связано с подготовкой убийства Царской Семьи, так как требование Мирбаха о переводе Государя в Москву становилось все более категоричным. Кроме того, немцы направляли в район Екатеринбурга своих эмиссаров, шли разговоры о посылке туда же вооружённых отрядов. Для немцев была состряпана ложь о перевозе Николая II в Москву, теперь уже из Екатеринбурга. Видимо, была сочинена версия побега Царя и его Семьи, устроенного монархистами. Отсюда упоминание Котельнича в качестве места возможного пребывания Государя.

Одновременно большевики, видимо, назвали германцам дату 17 июля 1918 года как день вывоза Царской Семьи из Екатеринбурга в Москву.

До убийства Царской Семьи оставалось 10 дней. 

2018-07-11.8.jpg

7 июля (24 июня по старому стилю) 1918 год

Государь опять не вел дневника. Императрица Александра Феодоровна записала: «Чудесное утро, на солнце совсем тепло, в тени только 8° в 8 ½ часов. Днем я выходила из дома со всеми в первый раз за долгое время, хороший воздух, не так жарко. Утром Е. С. [Боткин] вышел из дома в первый раз. Владимир Николаевич [Деревенко] так до сих пор не приходил».

В связи с уже начавшейся подготовкой к убийству доктора В. Н. Деревенко перестали пускать в Ипатьевский дом, объясняя это тем, что Цесаревичу Алексею Николаевичу стало лучше.

Между тем в большевистских верхах продолжалось странное безпокойство в связи с Царской Семьей. Похоже, что определенное волнение испытывали и некоторые члены Уралсовета. 7 июля, то есть за 10 дней до убийства Царской Семьи, Ленин послал в Екатеринбург телеграмму с весьма странной просьбой: «предоставить возможность председателю Уральского областного Совета А. Г. Белобородову связаться с Кремлем по прямому проводу».

Возникает резонный вопрос: что хотел сообщить Белобородов Ленину, и кто не допускал его к прямому проводу? О том, что Ленин не контролировал ситуацию в Екатеринбурге, свидетельствует планомерное истребление на Урале его родственников, проводимое местным ЧК. В январе 1918 г. в Верхотурье был арестован двоюродный брат «вождя», кадет В. А. Ардашев. Он был доставлен в Екатеринбург, где был допрошен лично Я. Х. Юровским. После долгого допроса Ардашев был отправлен в Верх-Исетский завод, но по дороге расстрелян якобы при попытке к бегству.

По факту убийства Ардашева Голощекиным была назначена проверка, которая, как и следовало ожидать, закончилась ничем. При этом из следственного дела пропал протокол допроса конвоира, застрелившего Ардашева. Ленин ничего не знал ни об аресте своего кузена, ни о его расстреле. Накануне этой трагической гибели к Ленину в Москву приехал родной брат убитого А. А. Ардашев. Прощаясь с ним, Ленин просил передать Виктору Ардашеву привет, не предполагая, что того уже нет в живых.

В июне 1918 г. в Екатеринбурге был арестован двоюродный племянник Ленина Г. А. Ардашев, командир красногвардейского эскадрона. Его обвинили в измене революции и немедленно расстреляли. Спустя три недели, в самом преддверии убийства Царской Семьи, по приказу Юровского был арестован другой двоюродный брат Ленина — А. А. Ардашев — со всей семьей, включая малолетних детей. Их участь была решена Юровским в том же смысле, что и судьба предыдущих Ардашевых, но кто-то из Екатеринбурга успел сообщить Ленину об этом. «Ильич» немедленно послал в Екатеринбург телеграмму: «Прошу расследовать и сообщить мне причины обыска и ареста Ардашевых, особенно детей в Перми. Предсовнаркома, Ленин».

Таким образом, убийства родственников Ленина проводились теми же людьми, что участвовали в убийстве Царской Семьи, и они были людьми Свердлова. Если они, уничтожая родственников Ленина, делали это втайне и вопреки главе советского правительства, то они могли точно так же скрывать от него подготовку убийства Царской Семьи.

Летом 1918 г. слухи об убийстве Царской Семьи усиленно проверялись немцами, американцами, французами и англичанами. Раз эти слухи так активно проверялись, значит, проверяющие знали о возможности его совершения и относились к этому со всей серьезностью. Однако, судя по всему, ни германские, ни английские, ни французские представители правящих кругов не считали возможность убийства Царской Семьи в ближайшее время вероятной. 

То, что оно будет совершено, причем именно в ночь на 17 июля 1918 г., знала небольшая группа людей, которая и была автором дезинформации.

Неоднократными опровержениями «слухов» об убийстве Государя и Цесаревича эта группа добилась того, что когда убийство Царской Семьи было совершено, сообщение об этом многими было воспринято как очередная «утка».

О том, что дата убийства была известна организаторам преступления заранее, и что они до самого последнего момента ее скрывали, говорит найденный следователем Н. А. Соколовым текст объявления Уральского совета об убийстве Императора Николая II. В протоколе осмотра этого объявления в качестве вещественного доказательства говорится: «Первоначальный текст, не имевший поправок, был таков: "Ввиду приближения контрреволюционных банд к красной столице Урала и ввиду того, что коронованному палачу удастся избежать народного суда (раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения бывшего царя), Президиум Ур. Обл. Сов. Раб. Кр-н Кр. Арм. депутатов Урала, исполняя волю революции, постановил расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного в безчисленных кровавых насилиях над русским народом. В ночь с 16 на 17 июля приговор этот приведен в исполнение <…>".

   При изучении текста этого предложения замечается следующее. Первоначально, видимо, в обеих этих двухзначных цифрах — "16" и "17" — черным карандашом были написаны только одни "1" (занимающие в этих двухзначных числах места десятков). Цифры же "6" и "7", видимо, не были написаны совсем. По крайней мере, они не замечаются ни простым глазом, ни через лупу. Для них человек, писавший текст черным карандашом, оставил в тексте пустое место. Затем пустые места были заполнены написанием цифр "6" и "7", но эти цифры написаны уже не карандашом, а красными чернилами, коими также обведены изображения единиц "1" в обоих числах по карандашному тексту. После этого эти цифры "16" и "17" были зачеркнуты черными чернилами, и вместо них наверху написаны слова: "шестнадцатого", "семнадцатое"».

То есть человек, который составлял этот текст, получил точную дату убийства непосредственно в самый канун его, хотя о том, что преступление произойдет до 20 июля, ему было известно заранее.

7 июля 1918 г. последовало обращение СНК РСФСР к народу, в котором были заклеймены левые эсеры, и утверждалось, что решение об убийстве германского посла Мирбаха было принято ими официально и исполнялось по указке англо-французского империализма.

В этот же день в Пермь за подписью Ленина пришла телеграмма, обращенная ко всем военным коллегиям Пермской губернии, в которой предлагалось «немедленно принять самые энергичные меры охраны дороги, мобилизовать все силы и держать их в полной готовности под оружием», кроме того, выдвигалось требование совершенно прекратить прием частных телеграмм. Задерживать всех подозрительных как на станции, так и в поездах, и выяснять их личность. О всяком командировании вооруженных отрядов запрашивать военную коллегию по прямому проводу в любое время суток. Немедленно доносить о всяком передвижении войска».

До убийства Царской Семьи оставалось 9 дней.



Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Важнейшее антиэкуменическое событие ХХ века: К 70-летию Всеправославного Совещания 1948 года в Москве

70 лет назад, в июле 1948 года Русская Православная Церковь праздновала 500-летие своей автокефалии. В юбилейном событии участвовали делегации всех Поместных Православных Церквей. Для этой цели с 8 по 18 июля 1948 года в Москве было проведено Совещание Глав Поместных Церквей. Это событие явилось уникальным...


Информационное общество – демонтаж конституции, безправие человека: Интервью с православным юристом О.А. Яковлевой

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся в феврале 2013 года, призвал государство не принуждать людей к принятию новых технологий учета и обработки персональных данных, которые могут помешать им свободно исповедовать веру Христову и следовать ей в делах личных и общественных. Это...


Мы обращаемся с просьбой кардинальных перемен: Заявление в связи с кризисом в исследовании «екатеринбургских останков»

Публичная полемика вокруг т. н. «екатеринбургских останков» сейчас (по сравнению с прошлым годом) несколько затихла, однако никакой определенности по-прежнему нет. В связи с этим православная общественность составила Заявление, которое мы рекомендуем поддержать всем нашим единомышленникам. Сделать...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Фотогалерея
Полезно почитать

В Царской Семье – подвиг всех Новомучеников: Беседа с прот. Александром Ковтуном о Русской Голгофе

...Чтобы быть настоящим патриотом, нужно видеть правду Божию, нужно отказаться от заблуждений, своих грехов и страстей, и объединиться вокруг святынь. Этого враг и боится, поэтому и наносится его силами удар по Царской Семье как главной духовной скрепе. Смотрите, сейчас 100-летие кончины Царственных Мучеников, но публично не затрагиваются самые ключевые вопросы, разъяснение которых могло бы развязать диавольский гордиев узел наших проблем...


Государев служка: О. Андрей Логвинов об уроках от Царя, Кронштадтского пастыря и Апостола Любви

– «Отец Андрей, Вы служите в таком Царском месте: Кострома – Феодоровская икона Божией Матери, Ваш храм под стенами Ипатьевского монастыря и сами Вы родились в День рождения Царя – так все необыкновенно переплетено с Царственными Мучениками, Государем…». – «Во всем этом – исключительно милость Божия! Потому что я родился в семье атеистической, партийной...»


Подвиг Царской Семьи – наш маяк: Беседа с организатором Царских крестных ходов в Петербурге о. Алексием Масюком

В Петербурге еще с начала 90-х годов регулярно совершаются многолюдные Царские крестные ходы, организует которые протоиерей Алексий Масюк. Милостию Божией, посетив Северную столицу, мы познакомились с батюшкой и расспросили его об этом важном покаянно-просветительском подвиге...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100