Воскресенье, 22 Сентября 2019 г.
Духовная мудрость

митр.Иоанн: экуменизм и нацбезопасность
Если это пагубное ослепление возобладает в России, то будет не только безнадежно повреждена чистота православной веры. Под вопросом окажется сама возможность возрождения русской государственности.
Митр. Иоанн (Снычев) о ереси экуменизма

свт. Феофан о ВОв
Жаль смотреть, как у наших богословов... все немчура да немчура. Вот пошлет за это на нас Господь немчуру, чтоб она пушками и штыками выбила из головы всякое немецкое (неправославное) мудрование.
Пророчество свт. Феофана Затворника о ВОв 

Прп. Паисий о глобализации

За «совершенной системой кредитных карточек», за компьютерной безопасностью кроется всемирная диктатура, кроется иго антихриста.

Прп. Паисий Святогорец о глобализации

Прп. Паисий о смерти
Те, кто боятся смерти и любят суетную жизнь, страшатся даже микробов, они постоянно побеждаемы страхом, который держит их в духовном застое. Люди же дерзновенные нигода не боятся смерти и поэтому подвизаются с любочестием и самоотверженностью.
Прп. Паисий Святогорец о смерти

сщмчю Киприан Карфагенский о лжехристианах
Еретик и христианином называет себя так же ложно, как и диавол часто называет себя ложно Христом.
Сщмч. Киприан Карфагенский о «христианских церквах»

В кулуарах

Где лучше жить в наше апостасийное время?: 5 страхов, которые надо победить. Господь выведет Своих
Уважаемая редакция, хочу через Вас обратиться с вопросом к какому-нибудь авторитетному священнику. Сейчас в интернете, в связи с апостасийным возрастанием и усилением электронного контроля, много пишут о том, что лучше жить вдали от мегаполиса. Мы тоже это понимаем, но хотелось бы услышать церковную...

Апокалипсис в действии: Близ есть, при дверех (+ВИДЕО)
Очевидно, что не можем устраниться от ожидающих нас впереди событий, предваряющих Второе Пришествие Христово и предсказанных Господом в Священном Писании и пророчествах многочисленных святых, близких от нас по времени и далеких. Посмотрим, что для нас готовили и осуществили сильные мира сего в текущем...

Народ уходит от непоминающих: Случаи возвращения из раскола в лоно матери-Церкви
Тема раскола по-прежнему остается одной из актуальных в православной жизни. Уход из Русской Православной Церкви в храмы, где не поминают Патриарха, переход к «истинно-верующим» – катакомбникам, старообрядцам, зарубежникам, и прочие отступления являются кровоточащей раной на теле многострадальной России...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
«Работают до изнеможения»: Подвиг медиков Ленинградского фронта в 1941–1942 гг. по материалам МО ЦАМО

2019-05-09.jpg

Празднуя 74-ю годовщину Победы и 75-летие полного снятия немецко-фашистской блокады Ленинграда, мы вспоминаем всех, кто внес вклад в дело победы, в том числе и врачей, медсестер, фельдшеров. Документы, хранящиеся в Медицинском отделении Центрального архива Министерства обороны (МО ЦАМО), прежде всего наградные листы, свидетельствуют о героизме медиков во время Ленинградской битвы как на фронте, так и в самом Ленинграде, который являлся городом-фронтом. Врачи, медсестры, фельдшеры делали все возможное и даже невозможное для спасения жизни раненых и больных, оказывая им первую помощь, эвакуируя и продолжая лечение, что в целом давало высокие положительные результаты и способствовало возвращению в строй до 77–80% бойцов.

Медицинские аспекты Ленинградской битвы

В этом году мы празднуем 74-ю годовщину Победы и 75-летие полного снятия немецко-фашистской блокады Ленинграда. Правильнее, однако, говорить не только и не столько о блокаде, сколько о Ленинградской битве в целом. Ленинградская битва характеризовалась ожесточенностью и большими потерями, в том числе санитарными. Только с 22 июня 1941 года по 10 сентября 1942 года армии Ленинградского фронта ранеными, обожженными, обмороженными, больными потеряли 606 021 человека (соответственно, ранеными – 396 816, обожженными – 12 854, обмороженными – 2153, больными – 194 201)[1]. А всего совокупные санитарные потери за время Ленинградской битвы – 1 947 770 человек (безвозвратные – 979 000)[2]. На этом фоне еще более величественным выглядит подвиг ленинградских медиков, которые возвращали в строй в среднем 77% раненых и больных и не допускали подняться порогу смертности выше 3% (в среднем 2–2,5%)[3].

В последние годы тема медицины и роли медиков в Ленинградской битве и блокаде получила освещение в ряде прекрасных и глубоких работ Г.А. Соболева[4], А.Р. Дзенискевича[5], С.В. Магаевой[6], Л.П. Хорошихиной[7], Л.И. Тервонена[8]. Однако интересы ученых преимущественно сосредоточились или на научных достижениях ленинградских медиков[9], или на медицинских аспектах голода[10]. На наш взгляд, в настоящее время несколько в тени остается героизм ленинградских медиков, как военных, так и гражданских, их огромные усилия по спасению раненых и больных воинов Ленинградского фронта, а также граждан Ленинграда. В этом скромном исследовании, построенном на материалах Медицинского отделения Центрального архива Министерства обороны в Санкт-Петербурге (7-е отделение), мы постараемся хотя бы отчасти показать подвиг медиков в битве за Ленинград, частью которой, вслед за М.И. Фроловым и Ю.И. Колосовым, а также и другими исследователями, мы считаем Ленинградскую блокаду[11]. В наших исследованиях мы опирались, прежде всего, на свидетельства наградных листов, характеристик фронтовых и городских медиков, а также на иные документы.

Фронтовые медики: помощь на передовой

Неудачи на фронте в первой фазе Ленинградской битвы, прорывы немецких и финских войск, окружения поставили перед фронтовыми медиками целый ряд тяжелейших задач по срочной эвакуации раненых и оказанию им первой помощи. Зачастую, как мы увидим, первую хирургическую и иную помощь приходилось оказывать под огнем противника. В этих условиях фронтовые врачи оперировали зачастую под обстрелом, временами падая от изнеможения.

В наградных листах мы достаточно часто встречаем следующие описания подвига:

   «Военврач 2-го ранга Воскресенский Дмитрий Александрович. Командир взвода 216-го медсанбата 168-й стрелковой дивизии. Честно и самоотверженно, не зная усталости, оказывает помощь раненым. Бесстрашно работает у операционного стола во время непосредственной опасности. Хороший хирург, работает до изнеможения. Был случай, когда он свалился у операционного стола от усталости»[12].
«Военврач 3-го ранга Веретельников Самсон Степанович. Начальник перевязочной 216-го МСБ 168-й СД… Не покидает работу у операционного стола в минуту смертельной опасности»[13].

Отметим, что 168-я стрелковая дивизия вела тяжелые бои на Карельском перешейке против превосходящих сил финских войск.

Другой пример связан с 15-м медсанбатом 191-й стрелковой дивизии 42-й армии.

Приведем запись за 28 сентября 1941 года:

 «Варенцов Иван Владимирович, военврач 2-го ранга. Командир первого операционного взвода 15-го МСБ 191-й СД. Командованием батальона представляется к ордену Красного Знамени за самоотверженное выполнение в боевой обстановке своего долга врача-хирурга, оперировавшего 83 человека (из них несколько человек в безсознательном состоянии) и спасшего им жизнь»[14].

Другая запись за тот же день:

   «Чалов Василий Васильевич. Военврач 3-го ранга, командир взвода сбора и помощи легко раненым 15-го МСБ 191-й СД. За 1 месяц оперировал 177 раненых, из них 42 в тяжелом состоянии. Представляется к ордену Красного Знамени»[15].

А вот пример самоотверженной работы врача медсанбата 56-й стрелковой дивизии, оборонявшей Тайцы в тяжелых боях сентября 1941 года:

  «К ордену Красной Звезды.
Ильин Михаил Яковлевич. Военврач 2-го ранга. В Тайцах на переднем крае обороны продолжал уверенно руководить оперативной работой. Под руководством товарища Ильина проведено 3796 операций. Самые сложные (полостные и т.д.) делал он сам»[16].

Под огнем противника оказывалась не только срочная хирургическая помощь, но, что замечательно, и, казалось бы, менее срочная зубоврачебная помощь. Вот удивительный пример самоотверженности и профессионализма зубного врача:

   «К ордену Красной Звезды.
Кузнецова Наталья Михайловна. Зубврач 351-го ЗАП (запасного артиллерийского полка. – протод. В.В.). Обслуживает бойцов и командиров зубпомощью непосредственно на огневых позициях. Приспосабливает свой полевой зубоврачебный кабинет в укрытиях. Работу производит часто под обстрелом противника, проявляя мужество и стойкость»[17].

Эвакуация раненых

Быстрое продвижение противника ставило насущный вопрос об эвакуации раненых, который стоял тем острее, что, в отличие от 1812 года, мы не могли вверять своих раненых великодушию противника: в большинстве случаев фашисты, как на низовом уровне, так и на уровне военного начальства, игнорировали постановления Гаагской и Женевской конвенций относительно советских раненых военнопленных, либо не оказывая им реальной медицинской помощи, либо временами расстреливая не могущих двигаться тяжелораненых бойцов[18]. В этой экстремальной обстановке многое зависело от энергии, распорядительности и профессионализма, а также хладнокровия и стойкости медицинских работников, прежде всего руководителей. Примеры этих качеств мы находим в наградных листах. Вот несколько из них.

   «Военврач 3-го ранга Матвейчик Владимир Харитонович. Начальник санитарного дивизиона 168-й стрелковой дивизии. Эвакуировал, руководя лично погрузкой, 1984 раненых, не оставив ни одного человека на пристани. Являясь начальником сандивизиона, ночью производил операции, работал как хирург».
   «Военврач 3-го ранга Авраменко Федор Демянович. Старший врач 402-го стрелкового полка 168-й стрелковой дивизии. 31.07.1941 лично руководил эвакуацией раненых 1-го батальона, который находился в окружении»[19].

В боевой обстановке начальники зачастую делали работу своих подчиненных, воодушевляя их своим примером:

   «Военврач 3-го ранга Могучий Михаил Александрович. Начальник АХО (амбулаторно-хирургического отделения. – протод. В.В.) № 10. Прибыв в 168-ю стрелковую дивизию и приняв на себя поток раненых, дал возможность передислоцировать 69-й медсанбат 168-й дивизии, обеспечил всех раненых высококвалифицированной хирургической помощью. 18.08.1941 на острове Валаам обслужил 700 раненых, организовал хирургическую работу в ППГ (полевом передвижном госпитале. – протод. В.В.) и МСБ частей. Неустанно работая, сам учит работать других»[20].

Зачастую эвакуация осуществлялась в экстремальной обстановке – под обстрелом противника, в отсутствие транспорта, в условиях окружения. В этой ситуации многие медработники демонстрировали подлинное мужество и верность профессиональному долгу. Вот лишь несколько примеров, связанных с 101-м медсанбатом при тяжелом отходе красноармейских частей из Выборга, некоторые из которых оказались в окружении:

   «Брагинская Евгения Николаевна. Врач-ординатор 101-го МСБ. 1914 г.р. Опытная, внимательная, чуткая. Во время отхода из Выборга сопровождала машину, ни минуты не оставляя раненых без присмотра и помощи, несмотря на неоднократный огонь противника. 31.08.1941 г. в местечке Парлампи организовала вынос раненых из-под огня. При отходе в 4 км от переправы у речки Рокола обнаружила раненую в живот медсестру Щеголеву, оказала ей медпомощь и доставила последнюю на остров Койвисто, чем и спасла ей жизнь».

   «Титова Анна Михайловна. Врач-хирург. 1901 г.р. Под огнем противника не оставила своего поста в машине в местечке Парлампи и под сильным пулеметным огнем противника руководила эвакуацией раненых из машин в повозки, чем способствовала сохранению жизни многим бойцам и командирам».

   «Власова Мария Андреевна. 1897 г.р. Старшая медсестра. С 28.08.1941 во время боев у Парлампи двое суток без сна и отдыха не отходила от машин, под пулеметным и минометным огнем противника лично производила погрузку раненых. В ночь с 31.08 на 01.09.1941 Власова организовала группу медработников и по лесным тропам совместно с группой раненых бойцов и командиров вывела последних из окружения к переправе на р. Рокола».

   «Тронин Борис Александрович. Старший адъюнкт. Организовал отряд бойцов из 15 человек в месте Хумоло и вывез 5 машин МСБ с имуществом. С 29.08 по 30.08 под сильным огнем противника вывел команду бойцов и 4 раненых в МСБ. Умению и инициативе Тронина в большой мере МСБ обязан благополучно закончившимся переходом из Выборга в Парлами».

   «Щеголева Вера Михайловича. 1921 г.р. Сопровождала транспорт раненых. Из боя у местечка Парлампи вышла одна из последних. Будучи раненой в живот, отказалась от носилок»[21].
   
Тяжелой и временами смертельно опасной являлась работа фельдшеров, медсестер и сандружинниц, выносивших раненых с поля боя. Зачастую она происходила под огнем противника:

   «Старший военфельдшер Кисленков Владимир Александрович. Фельдшер 314-го ОЗАД (отдельного зенитного артиллерийского дивизиона. – протод. В.В.) 52-й СД. Оказал помощь нескольким десяткам раненых. Организовал работу санитарной части и мужественно выносил с поля боя раненых».

В наградных листах встречается число вынесенных бойцов: 27, 14 и т.д.; часто – с оружием. Временами медсестры и фельдшеры погибали во время выноса раненых:

   «Дружинница Оксова А.Д. Санитарка. При выходе с 28–31.08.1941 из окружения противника показала пример мужества и доблести, оказывая под сильным оружейным пулеметным и артиллерийским огнем противника помощь раненым. Пала смертью храбрых при исполнении служебного долга в местечке Парлампи».

Медработники в бою

В чрезвычайной обстановке жизнь заставляла медиков браться за оружие, хотя по традиции они считались некомбатантами. Однако необходимость спасать раненых и коллег от гибели в экстренных случаях заставляла их участвовать в боях наравне с красноармейцами. Приведем лишь несколько примеров, связанных со 101-м медсанбатом:

   «Старший сержант Коробейников. Старший шофер. 1908 г.р. Показал образцы мужества и самоотверженной работы. С 28 по 31 августа 1941 г. под пулеметным и минометным огнем противника бесстрашно отражал атаки противника. Способствовал благополучной доставке раненых и больных к месту назначения».

Временами фельдшерам приходилось ходить в разведку и организовывать оборону:

   «К ордену Красного Знамени.
Войновский Александр Меркульевич. Фельдшер 412-го гаубичного артиллерийского полка 168-й СД. Ходил в разведку в тыл к белофиннам. Во время прорыва нашей обороны был убит командир взвода. Бойцы в беспорядке начали отступать. Приняв на себя командование взводом, приостановил наступление, организовал оборону. Спас жизнь политруку. 25.07.1941 г. вынес с поля боя 14 раненых»[22].

В боях наравне с мужчинами участвовали и женщины. Приведем лишь несколько примеров:

   «Соловьева Мария Владимировна. Медсестра 187-го ОРБ (особого разведывательного батальона. – протод. В.В.). В боях под Лахденпохьей отважно ходила в атаку вместе с мотострелковой ротой. Находясь на переднем крае обороны во время контратаки врага, храбро сражалась вместе с бойцами, была ранена и не покинула поле боя. Вынося раненого младшего командира, была повторно ранена смертельно».

   «Богданова Зинаида Платоновна. Фельдшер 131-го запасного стрелкового полка. Пала смертью храбрых на поле боя, самоотверженно оказывая помощь раненым под огнем противника; воодушевляя, подняла в атаку бойцов».

В целом фронтовые медики несли достаточно высокие потери: только при переходе из Выборга в Парлампи 101-й медсанбат потерял не менее 10 человек.

Эвакогоспиталь в стенах Исторического факультета университета

Героизм и подвижничество были характерны не только для фронтовых медиков, но также и их коллег в Ленинграде, который стал городом-фронтом. Остановимся лишь на двух примерах – госпиталя № 1012, располагавшегося в здании совр. Института истории СПБГУ (бывшего Исторического факультета ЛГУ–СПБГУ), и больницы им. Чудновского.

Несмотря на немецкое наступление и прифронтовое положение, занятия в Ленинградском государственном университете были продолжены 1 сентября. Однако здание Исторического факультета было почти целиком отдано под эвакогоспиталь № 1012. Не сказать, что он совсем обижен вниманием мемуаристов и исследователей, в частности есть прекрасные воспоминания Ф.Ф. Грачева[23]; тем не менее жизнь этого госпиталя, столь тесно связанного с нашим факультетом, в частности документы, хранящиеся в ОМ ЦАМО, еще ждет своих исследователей.

Начальником госпиталя был назначен С.А. Ягунов, в прошлом известный гинеколог; военным комиссаром – Ф.Б. Луканин; помощником по медицинской части – военврач профессор Долин. К организации госпиталя приступили 12 сентября 1941 года, и уже 17 сентября он принимал первых раненых. Первоначально он был рассчитан на 200 коек, однако вскоре был увеличен до 700 коек. О том, в каких условиях работали врачи и сотрудники госпиталя, достаточно красноречиво говорит Книга чрезвычайных происшествий госпиталя.

   «27.09.1941. Госпиталь подвергся артобстрелу. Снаряд разорвался в стене противоположного здания. Выбито 140 окон. Окна заделаны фанерой.

   17.Х.1941. В 0 часов 15 на госпиталь было сброшено около 130 зажигательных бомб. Все бомбы были обезврежены в течение 5 минут. Одновременно была оказана помощь ЭГ 1015.

   23.Х.1941. Вблизи госпиталя в районе биржи разорвалась бомба большой силы. Выбито 16 окон. Все окна срочно заделаны фанерой.

   07.ХII.1941. В 16:00 при воздушном налете против госпиталя на расстоянии 100 м сброшена фугасная бомба замедленного действия. Больные, расположенные в 1-м и 2-м этажах фасада, переведены в противоположную от места падения бомбы сторону.

   12.ХII.1941 в 14:00 при разрядке обезвреживания бомба взорвалась. В здании госпиталя в фасаде, выходящем на линию Менделеева, выбито 215 окон. Пострадавшие из личного состава – 7 человек раненых из команды, обезвреживавшей бомбу, – были доставлены в госпиталь, где им была оказана помощь»[24].

Отметим, что из команды обезвреживания погибло несколько человек. Отметим также, что во время воздушных тревог больных эвакуировали со второго и третьего этажа в бомбоубежище, и делали это столь оперативно, что при бомбежках и артобстрелах за все время блокады пострадало ранеными всего 4 человека, причем из личного состава. Это произошло 21 декабря 1941 года:

   «В 14:00 госпиталь подвергся артобстрелу. Попало 3 снаряда – один непосредственно в здание госпиталя (3-й этаж, комната начальника пожарной охраны). Комната разбита. Второй снаряд разорвался около помещения приемного покоя (в полутора метрах). Третий снаряд попал в стену соседнего здания. В результате обстрела 4 человека из личного состава получили контузию и одно легкое ранение. Выбито свыше 300 окон. Пострадавшим оказана немедленная помощь. Срочно заделаны 300 оконных проемов»[25].

Персонал госпиталя № 1012 страдал от болезней, точнее – от болезни, называемой голод, свидетельством чего являются докладные записки:

   «Начальнику медчасти В.Ч. 1012.

Копия замначальнику.

Рапорт.

Доношу, что в 9-м отделении по болезни отсутствовали с работы 2 медсестры и 5 санитаров, вследствие чего создались тяжелые условия работы отделения. В частности не работает бригада по проверке на педикулез. Людей нет. 13.12.1941»[26].

+ + +

   «Начальнику 7-го хирургического отделения от старшей сестры отделения.

Рапорт.

Довожу до Вашего сведения, что сегодня, 23.12, не вышли на работу две сестры – Ананьева и Грищенко – по неизвестной мне причине.

Резолюция: учитывая, что были в строю всего четыре сестры, работа отделения явно страдает. Направьте замену».

И тем не менее, несмотря на обстрелы, бомбежки, голод, лишения, врачи и персонал госпиталя достойно решали стоявшие перед ними непростые задачи. Свидетельством этого является Акт обследования эвакогоспиталя № 1012 от 20 апреля 1942 года[27]. В нем говорится следующее:

  «На излечении в госпитале находятся 796 больных, из них хирургических – 713, терапевтических – 64 и нервных – 19. Санитарное состояние госпиталя вполне удовлетворительное. Имеется рентгеновский кабинет, лаборатория, физиотерапевтический и электрокардиографический кабинеты. Имеется передвижная рентгеновская установка и физиотерапевтическая аппаратура. Качество болезней удовлетворительное».

   Из недостатков отмечены:

«1. Снабжение хвойным настоем недостаточное.

2. Затруднение с медикаментами – перевязочными и снотворными.

   Выводы:

Санитарное состояние и медобслуживание вполне удовлетворительное.
Задержки в выписке нет.
Командованию госпиталя надо расширить изготовление хвойного настоя, доведя до 250 литров в день».

Отметим, что в это же время, например, эвакогоспиталь № 701 страдал от отключения воды, электричества и недостаточного отопления. Руководство госпиталя было не в силах справиться с этими проблемами. В том же апреле 1942 года (15.04.1942) ликвидируется хирургический стационар № 95 в стенах Аничкова дворца в силу неудовлетворительного санитарного состояния и целого ряда других причин.

Подвиг врачей больницы им. Чудновского

В заключение скажем несколько слов о больнице им. Чудновского.

О героизме врачей этой больницы свидетельствует наградной лист на главврача И.В. Шеремета[28], в котором говорится следующее:

   «Вместо положенных по штату 36 врачей всю работу выполняют лишь 6 человек, а показатели из обследования от 11.XI.1941 (военврач 2-го ранга Червяковский) признаны отличными.

Без дополнительных затрат и увеличения количества персонала развернуты дополнительно 70 коек, которые уже заполнены. Товарищ Шеремет уже провел ряд рационализаторских мероприятий, благодаря которым сэкономлено около 2200 метров перевязочного материала, около 5 литров йода.

Комиссар Афанасьев».

Сам по себе этот наградной лист достаточно красноречив и говорит не только об организационных способностях И.В. Шеремета, но и о подвижничестве и героизме коллектива больницы, прежде всего тех 6 врачей, которые делали работу каждый за шестерых. К наградному листу приложена газетная статья, в которой в частности говорится:

   «Темным сентябрьским вечером немецкие самолеты бомбили больницу и сбросили зажигательные бомбы. Главврач Шеремет лежал больным с температурой 39, но первым бросился тушить зажигалки. Являясь главврачом, он постоянно трудится как оперирующий хирург, много времени отдает лекционной и общественной работе. Фашисты заживо закопали его отца, убили сестру и племянницу. Трое из его братьев погибли на фронтах…»

   + + +

Приведенные документы, разумеется, далеко не исчерпывают примеры героизма ленинградских медиков, но они дают достаточное представление о суровой блокадной жизни и том повседневном подвиге, который несли врачи во время Ленинградской битвы. Думается, что изучение военной «повседневности», пусть и в виде наиболее выдающихся поступков участников Ленинградской битвы, является весьма перспективным направлением и должно базироваться прежде всего на документах, тем более что, к сожалению, на наших глазах уходят последние свидетели и творцы той великой эпохи. И, конечно, особо следует изучать подвиг людей в белых халатах, тех, кто самоотверженно полагал душу свою за други своя, возвращая им жизнь и здоровье.


Примечания

[1] Сводка санитарных потерь по армиям Ленинградского фронта. Ф. 21.

[2] Кривошеев Г.Ф. Россия и СССР в войнах ХХ в. М., 2001. С. 223. Подобное соотношение раненых и больных к убитым – два к одному – характеризует ожесточенность Ленинградской битвы.

[3] Архив Н.Н. Бурденко. ЦАМО. 7-е отделение. Отдельная папка. Доклад П.А. Куприянова на конференции фронтовых хирургов. Декабрь 1941 г.

[4] Соболев Г.Л. Ленинград в борьбе за выживание в годы блокады. Кн. 1: Июнь 1941 – май 1942. Кн. 2: Июнь 1942 – январь 1943. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2015.

[5] Дзенискевич А.Р. На грани жизни и смерти. Работа медиков-исследователей в осажденном Ленинграде. СПб., 2002.

[6] Магаева С.В. Ленинградская блокада: Психосоматический аспект. М., 2001; Симоненко В.Б., Магаева С.В. Ленинградская блокада: Открытия в биологии и медицине. М., 2009.

[7] Хорошихина Л.П. Голодание в детстве как причина болезней в старости (на примерах малолетних жителей блокированного Ленинграда). СПб., 2002.

[8] Магаева С.В., Тервонен Л.И. Блокадные дети. М., 2011.

[9] Матвеев С.А., Шалыгин Л.Д., Борщев Г.Г., Махнев Д.А. К 70-летию Великой Победы: беспримерный научный подвиг ученых-медиков и врачей блокадного Ленинграда // Вестник Национального медико-хирургического центра им. Н.И. Пирогова. 2015. Т. 10. № 4. С. 130–131.

[10] См., в частности: Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде. Историко-медицинский аспект. Материалы международной научной конференции. 26–27 апреля 2001 г. СПб., 2001.

[11] Концепцию, согласно которой Ленинградская блокада является частью Ленинградской битвы, М.И. Фролов выразил в целом ряде своих монографий, в частности: Фролов М.И. И нам уроки мужества даны. СПб., 2012; Фролов М.И. Блокада Ленинграда. Мифы, легенды, реальность. СПб., 2014; Фролов М.И., Василик В.В. Битвы и победы. Великая Отечественная война. М., 2015; Фролов М.И., Скворцов В.Н., Василик В.В. Осторожно! Великая Отечественная. СПб., 2017.

[12] Фонд 21. 1941 год. Опись 7527/1. Коробка 23. Дело 23. Начато: 11 сентября 1941 года. Кончено: декабрь 1944 г. Секретно. Список медсостава частей и учреждений Ленфронта, отличившихся в боях и представленных к наградам. Л. 15.

[13] Там же.

[14] Там же. Л. 26.

[15] Там же.

[16] Там же. Л. 22.

[17] Там же.

[18] Нюрнбергский процесс. Т. 8. М., 2000. С. 245.

[19] Фонд 21. 1941 год. Опись 7527/1. Коробка 23. Дело 23. Список медсостава частей и учреждений Ленфронта, отличившихся в боях и представленных к наградам. Л. 14.

[20] Там же.

[21] Там же. Л. 67.

[22] Там же. Л. 15.

[23] Грачев Ф.Ф. Записки военного врача. Л., 1970.

[24] Фонд 725. Опись № 30091. Дело 1. Л. 1–3.

[25] Там же. Л . 3–4.

[26] Ф. 725. Опись № 30091. Дело 2.

[27] Ф. 725. Опись № 647. Коробка 1. Дело 85. Л. 237.

[28] Ф. 21. 1941 г. Опись 7527/1. Дело 23. Лист 214.

Протодиакон Владимир Василик

Источник: https://pravoslavie.ru/

___________________
Cм.также:






Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Миссия России в предантихристово время: Из доклала митр. Агафангела Одесского на ВРНС

Настало время говорить об истинном положении в стране и в мире. Молчание – это содействие лжи и потворство творящим зло. Молчанием зло стремительно усиливается и умножается. Православных христиан призывают быть толерантными – терпимыми, но терпимыми ко греху и богоборчеству быть нельзя! Это – измена...


Рекорды Империи: Феномен Русской индустриализации при святом Царе Николае II

Когда мы говорим об индустриализации, в нашем уме неизбежно всплывают образы тоталитарного советского режима и рулевого этого «корабля» Сталина… Кажется, всех достижений страны совершенно и исключительно удалось добиться только в СССР. Однако в XX век Россия вошла уже индустриально развитой страной....


Сводка с антицифрового фронта: Какие ключевые законы, когда были приняты, кем пролоббированы и что делать?

В последнее время идет очень серьезная атака на все традиционные основы. Условным началом ее можно считать 1 апреля 2019 года, когда был принят 48-ФЗ, который легализовал СНИЛС как универсальный идентификатор личности – по сути как замену паспорта, имени и всего прочего для цели...


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Фотогалерея
Полезно почитать

Блюдите, како опасно ходите...: Беседа со старцем Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Лаврентием (Постниковым)

Сегодня все хотят много знать. А на самом деле во многих знаниях и нет нужды. Главное смотри, чтоб «кошка не схватила мышку» – не попадись диаволу, который ходит за нами всегда. Мир лукавый. Поэтому надо осторожничать и лишнего не говорить. Никого не осуждай, ни о ком плохо никогда не думай. Сама живи...


Мы должны остаться Христовыми: Проповедь о вере во всесильную помощь Божию в последние времена (+Рассказ)

Промыслом Божиим в один из недавних праздников мы сподобились побывать в древней обители нашей обширной Матушки-России, где услышали проповедь, которая отогнала от сердца малодушие и укрепила в вере во всесильную помощь Божию. Нам удалось записать эти слова и позже познакомиться с батюшкой, но по смирению...


Пятое Евангелие – живая природа: Состояние Христианства наших времен – солнце на закате

...Закатывающееся солнце живо представляет собою состояние Христианства наших времен. Светит то же солнце правды Христос, Он испущает те же лучи; но они уже не проливают ни того сияния, ни той теплоты, как во времена, нам предшествовавшие. Это оттого, что лучи не падают прямо на нас, но текут к нам лишь...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100