Понедельник, 30 Марта 2020 г.
Духовная мудрость

Вл.Агафангел о сути 2
Нынешний процесс глобализации, несомненно, приведет к воцарению антихриста и кончине мира. Это мы должны свидетельствовать перед всеми как непреложную данность. Политическая, экономическая, этическая и мировоззренческая база будущего царства антихриста строится уже сейчас.
Митр. Агафангел Одесский о происходящем

Прп. Паисий о глобализации

За «совершенной системой кредитных карточек», за компьютерной безопасностью кроется всемирная диктатура, кроется иго антихриста.

Прп. Паисий Святогорец о глобализации

Свт.Игнатий об апостас
Отступничество принимает огромные размеры. Наступают времена трудные в духовном отношении: затруднительность постоянно увеличивается. Это попущение Божие.
Свт. Игнатий Брянчанинов о церковной апостасии

Прп.Иустин о папе
На втором Ватиканском соборе в наши дни так упорно и искусно защищалась неприкосновенность догмата <о непогрешимости папы>, ставшего эпохальным событием для Европы, особенно – ее апокалипсиса, в который она уже вступила. Этим догматом европейский гуманизм пришел к своему идеалу и идолу – человек провозглашен верховным божеством, европейский гуманистический пантеон получил своего Зевса.
Прп. Иустин (Попович)

сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии
Если вы из дела Христова выкидываете, в силу своего маловерия и рассудочности, борьбу с дьяволом и победу над ним, то вы уничтожаете силу христианства. Вы низводите тогда Христа на роль возвышенного моралиста, учившего добру и только. И если вы в свою жизнь, как христиане, не введете борьбу с дьяволом, то вы – мертвецы в христианстве. Оно вам ничего не дает, и будете вы холодные, пустые, сонные, скучные, ничего не получающие от Христа и Церкви.
Сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии

В кулуарах

Тайные молитвы да не звучат вслух
В наше непростое время все чаще и чаще в некоторых храмах священники читают вслух тайные священнические молитвы за Литургией. Это веяние получило распространение в обновленческой среде еще в конце XIX – начале XX века. Представители так называемой «живой церкви» стали сокращать службы, переводить на...

«Из русского народа еще выйдут герои»
О плодотворном художественном творчестве Максима Фаюстова мы уже не раз писали на страницах нашей газеты. В этом году исполняется 10 лет, как он впервые выставил самую известную свою картину «Русский герой Евгений Родионов». За эти годы в постерах и репродукциях она разошлась далеко по России.

Россия, тревога!: «Мир вокруг нас ещё продолжает выглядеть привычно», но это уже не так
Председатель Правительства Мишустин выступил в Казахстане на пленарной сессии форума Евразийского экономического союза «Цифровое будущее глобальной экономики». Тема выступления: «Построение устойчивого региона на основе данных и искусственного интеллекта».

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Его вклад в Царское дело сложно переоценить: Мистическое «пророчество» Казимира Малевича
Его вклад в Царское дело сложно переоценить: Мистическое «пророчество» Казимира Малевича

В начале 20-го века молодой художник Казимир Северинович Малевич (11/24 февраля 1879 г. Киев - 2/15 мая 1935 г. Ленинград) только ищет свой стиль: в 1907 году он написал цикл картин, объединенных названием «Эскиз фресковой живописи» на евангельские сюжеты Вознесения Христова («Торжество Неба»), Положения во гроб, Моления о чаше («Молитва»).

На автопортрете (1907) из того же цикла он изобразил себя на фоне одной из подобных картин, в окружении безтелесных нагих фигур святых с нимбами. Себя Малевич изобразил в костюме художника: светло-коричневая рубашка с желтым воротником, с большим артистическим красным бантом, с которого шнурком спускаются буквы «КМалев» – свидетельство того, что художник изобразил самого себя. Искусствоведы отмечают, что в стиле полотна есть что-то «напоминающее иконы благодаря использованной автором плоскостной технике».

На портрете, слева изображено семь, а справа – одиннадцать фигур святых с нимбами, среди которых, в ее отдельной группе из пяти небольших фигур, внизу – самая меньшая из всех них. На переднем плане, справа в углу, впереди фигуры художника (!), в светлом нимбе изображена часть лика святого; за ним стоит фигура святого с прорисованным светлым нимбом,с очертаниями внутри него, над ликом святого, подобия венца.

Святые изображены стоящими на земле, в лесу среди деревьев с белыми стволами, пронизывающими весь фон картины. В верхней части картины изображен уходящий вдаль смешанный лес: за кронами лиственных деревьев просматриваются и хвойные. Белые стволы деревьев создают впечатление освещенности их самих, фигур святых и художника, солнцем. Святые, выглядывая из-за деревьев, всматриваются вдаль, на что-то там, их очень интересующее; некоторые из них, вместе с художником, вышли на поляну.

У художника, с артистическим бантом на груди, этот выход, как на авансцену театра истории искусств: так, во всяком случае, следует из того, что Малевич считал себя призванным преобразовать художественный мир и напряженный буравящий взгляд не оставляет сомнений в его решимости. Черный мазок на линии желтого ворота и красного банта – черная верхняя пуговица рубашки: художник застегнут наглухо, все сокровенное у него внутри, как подтекст его творчества, за которым стоит многое из того, чего не знает и он сам.

«Автопортрет» 1907 года имеет удивительное, необъяснимое традиционными методами, физиономическое сходство с тем, кто запечатлен, с временной разницей в одиннадцать лет, на фотографии, сделанной в 1918 году. На фоне символа неволи – калитки с засовом в деревянном заборе около Дома Особого Назначения – Ипатьевского дома, стоит его комендант Яков Юровский, взгляд которого говорит о решимости совершить злодеяние. Фотография у калитки сделана до той ночи 17 июля 1918 года, возможно, что одним из тех фотоаппаратов, которые принадлежали кому-то из членов Царской Семьи.

Измученный «заботами» по приготовлению к убийству одиннадцати человек и поисками семи двойников Царской Семьи (удивительное совпадение: на картине, слева от художника, изображены именно эти святые – двойники, двое из которых, как бы, выглядывают, прячутся, а впереди их пять фигур, которые будут захоронены под «мостиком из шпал» в Поросенковом логу на Коптяковской дороге), которые также будут убиты, Юровский совершенно не похож на свои поздние портреты и нет ничего удивительного в том, что на фотографии 1918 года некоторые исследователи его не признают. Сытая, обеспеченная жизнь: служба в ВЧК в Москве, жизнь большого начальника в купеческом особняке в Екатеринбурге, служба в Гохране и т.п. – сделают его внешность похожей то на несгибаемого проницательного чекиста, то на руководителя производством, то на хитреца-купца за чаепитием.

Скрытный человек по натуре, серией своих портретов, Юровский-фотохудожник создает новый свой образ, не сомневаясь, что для истории: лавры цареубийцы требуют ухода за ними. Возможно, что знакомство с Малевичем произошло именно на этой стезе: фотографии живописца – это отдельная часть его творчества, не менее выразительная.

«Каждое воспроизведение облика Малевича в фотографиях или в его автопортретах примечательно определенностью нового образа или говорящими деталями обстановки. Он заботился, как сейчас бы сказали, о своем "имидже", принимал костюмированный вид, жестом, взглядом, поворотом головы или аксессуарами подавал зрителю идею о том, в какой роле он предстает в данный момент, как его должно воспринимать… По фотографиям мы знаем Малевича в самых разных ролях. В образе крестьянина-косаря ... в роли Льва Толстого… в роли старшего мастера… вожака-комиссара…» [С. Джафарова. Автопортрет и портрет жены. Вечные темы в интерпретации Казимира Малевича].

Несомненно, что цикл картин под названием «Эскиз фресковой живописи» на евангельские сюжеты, в том числе «Автопортрет 1907», был прощанием художника Малевича со «старым миром». Годы времен первой русской смуты ознаменовались упадком веры в русском обществе и глашатаем гибельного этого явления, приведшего к слому Белой Руси, был именно «Русский авангард».

Характерным для нынешних либералов, способных лишь на однобокие трактовки своего видения произведений авангардистов, является повышенный интерес именно к тому новаторскому направлению в искусстве. Надо отдать должное мужеству супрематиста Малевича, понимающего свою ответственность за провозглашение направления «нового искусства», оставшегося жить в России, умереть нищим на родине.

Возвращаясь к мистически-пророческой картине «Автопортрет 1907», отметим, что она стала таковой во время работы Малевича над созданием цикла картин на евангельские сюжеты и, в особенности – картины «Вознесение Христово» («Торжество Неба»). Именно эти – всезнающие Господние Небеса и большое скопление обнаженных, нагих святых на Них – предвестники будущих жертв безбожной власти, водили кистью христианина Казимира. С этим его, говорящим славянским именем – способностью «объявлять о мире, показывать миролюбие», но и в более широком смысле – о мiре, как общине, обществе.

На картине «Вознесение Христово» также изображены одиннадцать святых, которые были и на картине «Автопортрет 1907», справа от художника: теперь они вышли на передний план, став впереди, идущими следом за ними, некончающимися рядами святых. Все эти – новые святые – стоят на земле, на траве лесной поляне густого леса: они в пути на Небеса, готовые присоединиться к сонму святых на Господних облаках, под покровительство Всевышнего.

Это те, одиннадцать человек, жертвы злодеяния в Ипатьевском доме Екатеринбурга, среди которых cемь’я – Царская Семья, которые обнаженными были сброшены в шахту на руднике Ганина Яма, что стояла на лесной поляне в урочище Четыре Брата, близ деревни Коптяки, на берегу Исетского озера.

Возглавляет группу из одиннадцати святых, со скрещенными на груди руками, как и на картине «Автопортрет 1907» – святой: обернувшись, он смотрит в сторону, обозревая незнакомое ему место…

Пророческая картина Малевича «Автопортрет 1907», вместе с главной картиной цикла с названием «Эскиз фресковой живописи» - «Вознесение Христово», написанные за десять лет до начавшегося в 1917 году пути Царской Семьи на Голгофу – начала ее мученической гибели – лучше всех остальных свидетельств говорят нам о ритуальном характере Екатеринбургского злодеяния.

Есть одно обстоятельство, на которое обратил внимание исследователь творчества Малевича, позволяющее ему сделать допущение: на картине «Автопортрет 1907» изображен не будущий основатель супрематизма, а его старший друг, также художник, много сделавший для становления Малевича как молодого художника «нового направления» – Иван Васильевич Клюнков (1873—1943).

Вывод этот основан на том, что «на одном из европейских аукционов подготовительный рисунок к данному эскизу (картины «Автопортрет 1907»), так и назывался “Портрет И.В. Клюнкова”». Автор этих строк считает, что замена имени художника «само по себе знаменательно: Малевич, по всей видимости, на самом деле видел в Клюне своего alterego» [Малевич и Клюн / Шатских А.С. «Казимир Малевич»: Малевич и Клюн].

Правильно ли делать подобный вывод на основании надписи на подготовительном рисунке, который не воплотил задуманное автором, изначально, его сходство с «alterego»? Не только выраженная в чертах героя, все-таки, автопортрета (!), похожесть на друга-художника, но и костюм на портрете, а также и все изображенное на картине, которое составляет единое целое в замысле ее сюжета – все это доказывает принадлежность изображенного на картине художника Малевичу.

Непонимание исследователем связи «Автопортрета 1907» с картинами цикла с названием «Эскиз фресковой живописи» на евангельские сюжеты, имеет место в этих его словах: «Много приторности и в сусальных сюжетах: толпы худосочных нагих праведников с нимбами слащаво-нелепы до пародии, однако художник никак не замечал этого. Будущего сурового супрематиста предвещает только формат этих работ – они все тяготеют к правильному квадрату (квадратный формат, как известно, один из самых сложных для живописцев)».

Современное «образованное российское общество», в массе своей либеральное, как и то, которое было на заре 20-го «века-волкодава», который их, в конце концов, и «загрыз», хотят видеть в Русском авангарде только оправдание своего отрыва от корней земли, из которых они произросли.

Художник-творец, каким был Казимир Малевич, переходя к новому направлению в искусстве, в живописи, не оборвал нитей, которые связывали с питающей его, изначально, средой - христианством. Крест, различной формы и цвета запечатлен на многих супрематических картинах Малевича: он остался верным своим истокам, не приняв «соцреализм». Характерно это совпадение: в год организации Союза художников СССР (1932) было обнаружено заболевание Малевича, приведшее к смерти в 1935 году.

Картины супрематиста Казимира Малевича сложны для понимания, но его раннее творчество – цикл картин с названием «Эскизы фресковой живописи» на евангельские сюжеты, особенно, «Автопортрет 1907», вместе с картиной «Вознесение Христово» («Торжество Неба») помогают нам сейчас в поисках истины в случившейся век тому назад трагедии русской цивилизации – убийстве Помазанника Божьего, всей Царской Семьи и Ее окружения.

Значение мистически-пророческой картины Казимира Малевича «Автопортрет 1907» для православного русского народа и его Царского Дела невозможно переоценить.

Виктор Корн, писатель, публицист

Источник: Русская народная линия
http://ruskline.ru/news_rl/2018/03/17

___________________
См. также:






Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Заключение комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова

По распоряжению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ (Распоряжение № 2187 от 5 мая 2000 года), в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных богословскими изысканиями свящ. Георгия Кочеткова, по их мнению,...


Принимал ли Поместный Собор 1917–1918 гг. постановление о допустимости использования за богослужением русского языка

После совершения в марте 2019 г. митрополитом Тверским и Кашинским Саввой акта церковного вандализма – обновленческой литургии на русском языке совместно с представителями кочетковского братства, а также скандала и церковной смуты, связанной с допуском 2 февраля 2020 г. митрополитом Саввой последователей...


«Роль Православия и Русских – государствообразующая»: Наказ священнослужителей по поправкам в Конституцию

Поправки к преамбуле российской Конституции, предложенные заместителем главы Всемирного Русского Народного Собора Константином Малофеевым, поддержали и дополнили своими предложениями многие клирики Русской Православной Церкви.


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Император Николай II: отречение, которого не было

История знает множество мифов. Эти мифы бывают, иногда настолько живучи, что их воспринимают как истину. Мифы эти, конечно, создаются конкретными людьми ради конкретных целей, но затем они начинают жить сами по себе, и бороться с ними бывает крайне нелегко. К числу таковых лживых мифов принадлежит утверждение,...


Откровения глобалиста об эпидемии цифрового аутизма

На Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария) 23 января с.г. состоялся бизнес-завтрак Сбербанка «Личностная трансформация в цифровую эпоху». Глобалисты признались, что перешли к цифровизации человека. О значении и результатах этого эксперимента мы узнаем из слов скандально известного и принципиально безбожного Андрея Курпатова...


Народ не готов к приходу Царя?: О единственном пути возрождения и спасения России

В наше время часто приходится слышать о том, что сейчас народ не готов к приходу Царя. И слышать это приходится от людей духовного звания. Дорогие мои, такие слова – не есть слова любви к Царю. Сердце истинно любящих нашего Русского Православного Царя-Батюшку и Великомученика Царя Николая II с его святой Семьей, и грядущего Царя, предсказанного нам многими святыми, никогда не сможет произнести такие слова.


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100