Суббота, 31 Октября 2020 г.
Духовная мудрость

Прп.Паисий об экуменизме
Экуменизм, общий рынок, одно большое государство, одна религия, сшитая по их мерке. Таковы планы у этих диаволов. Сионисты уже готовят кого-то в мессии. Произойдет великая смута. В этой смуте все захотят царя, который мог бы их спасти. И тогда они выдвинут человека, который скажет: «Я – имам, я – пятый Будда, я – Христос, Которого ожидают христиане, я тот, кого ждут иеговисты, я – мессия евреев». У него будет пять «я».

Прав. Иоанн Кронштадтский об экуменизме
К стыду нашему мы должны сознаться, что у многих из христиан православных не только нет в сердце и в жизни веры православной,.. она у них ...обратилась в совершенное безразличие относительно какой бы то ни было веры: католической, лютеранской, иудейской, магометанской, даже языческой. Слышим, что во всякой вере можно угождать Богу, то есть будто бы всякая вера угодна Богу... Вот, до чего затмилось понятие о Православии, о неправославии и иноверии!
Прав. Иоанн Крондштадский об экуменизме

Оптинский старец Амвросий о соборности
Ни одно важное дело нельзя совершать вместе с неверующим человеком. Через него будет действовать темная сила и все доброе дело разрушит.
Оптинский старец Амвросий о соборности

Свт.Феофан об Истине
Нам нечего озираться по сторонам, чтобы высмотреть, нет ли где истины. Она – рядом. Будь в Церкви, содержи все, что она содержит, – и будешь в истине.
Свт. Феофан Затворник о Православии

Вл.Агафангел о сути 3
С духовной точки зрения, не существует процессов, происходящих как бы неким «естественным» образом. Признание их является скрытым атеизмом, отвержением Промысла Божия над миром и человеком, поэтому мы утверждаем, что процесс глобализации не является естественным. Этот процесс является реализацией «тайны беззакония».
Митр. Агафангел Одесский о происходящем

В кулуарах

Народ и Церковь: есть ли единство?
В настоящее время Православная Церковь во всем мире встревожена событиями, связанными с коронавирусом. Что будет дальше? Каким будет развитие отношений между Церковью и государством, ведущим жесткий электронный контроль над гражданами? Но еще более сложными становятся отношения между церковным руководством и простыми верующими людьми.

«Ждать Царя осталось недолго»
Да, коронавирус существует, но он не так страшен, как его малюют. Просто политики используют его в своих интересах. Вот в Москве ввели QR-коды, обязательное ношение масок и перчаток. Зачем? Мне попалось следующее объяснение. Еще до принятия ислама арабы заметили, что если лицо закрыто, то у человека подавляется воля. Поэтому в исламе они ввели запрет женщинам ходить с открытым лицом.

Устоять в любви и верности Христу
...положим этим начало нашего спасительного пути и будем во всем стараться укорять себя и оправдывать ближнего, потому что это и есть иго Христово, которое благо и легко. Человек, считающий себя виновным в любой ситуации, всегда имеет в душе своей мир. Он благодушен, а, следовательно, и весел, и благообразен в любое время...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
ОБРЕТЕНИЕ ДУХОВНОГО ОТЦА 23.10.2010
ОБРЕТЕНИЕ ДУХОВНОГО ОТЦА
Из записок В. В. Яшерова, напечатанных в журнале „Русский Паломник" № 4 за 1896 г. и помещенных архимандритом Агапитом в Житии преподобного Амвросия, старца Оптинского 

Батюшка Амвросий.jpg

Мое знакомство с о. Амвросием произошло при довольно своеобразных обстоятельствах. В 1882 году, во время своего отпуска из Южной Болгарии, я, живя в Москве, встретился и познакомился с одной женщиной, родственницей очень близкого мне семейства. Эта женщина и была причиною моего знакомства и сближения с праведным Старцем, ибо он был ее постоянным духовным отцом в течение нескольких лет. Надо заметить, что это была замечательно религиозная особа: в посты, например, она ежедневно посещала все церковные службы, являясь в церковь ранее всех и уходя последней. Мне, человеку тогда с другим совсем направлением, все это казалось ни чем иным, как ханжеством и даже недугом  душевным. Но вскоре мне пришлось переменить свой образ мыслей.

Амвросий Оптинский.jpgМежду прочим, моя знакомая, вдобавок ко всему сказанному, до такой степени увлекалась послушанием еще мне тогда неизвестному какому-то Оптинскому старцу, что была готова исполнить всякое его малейшее требование или желание. В один октябрьский день эта особа показала мне полученную ею чрез какую-то монахиню записку от о. Амвросия, писанную карандашом, в которой ей приказывалось немедленно бросить все и приехать к нему в Оптину. Что особенно ее безпокоило, это приписка взять с собою пенсионную книжку. „Видно, Батюшка надолго вызывает меня", — говорила она с грустью. Напрасно я убеждал ее не верить никаким „старцам" или „юродивым" и оставаться дома. На следующее утро я получил от нее по городской почте записку, что, не смея ослушаться Батюшки, она уезжает в Оптину, а чрез восемь дней ко мне пришло от нее уведомление, что о. Амвросий приказывает ей остаться в Оптиной на весь Рождественский пост, а пока отсылает ее в женский монастырь в Белеве.
Это письмо меня сильно раздражило, чтобы не сказать более. Считая поведение моей знакомой плодом окончательного душевного расстройства и обвиняя в этом исключительно старца Амвросия, я взял два больших листа почтовой бумаги и написал ему длиннейшее письмо, в котором в самых вежливых и почтительных выражениях высказал много резкостей, приправляя каждую текстами Св. Писания и протолковывая эти тексты на свой лад. Не прочитав написанного, я тотчас отправил письмо по почте. И что же? Чрез пять дней моя знакомая возвратилась, рассказала мне, что, к ее изумлению, о. Амвросий не только остался доволен моим письмом, но приказал ей немедленно возвратиться в Москву, прислал мне просфору и просил передать мне свое желание видеть меня в Оптиной. Я был тронут таким результатом моего послания и решил исполнить желание Старца при первой возможности, чувствуя себя виноватым пред ним за необузданность моего пера.

1016.jpgНа четвертой неделе Великого поста 1883 года я выехал в Оптину чрез Тулу и Калугу; из последнего города пришлось ехать верст 60 на почтовых. Я выехал из Калуги в понедельник утром и в Оптину приехал уже поздним вечером. Утомленный дорогой, я наскоро напился чаю и лег спать. Когда я сидел на другой день утром за чаем, ко мне явился келейник о. Амвросия с приглашением „пожаловать к Батюшке". Я нисколько, впрочем, не удивился этому, предполагая, что ему доносят о каждом приезжем.
Оптинская Пустынь состоит из двух частей: собственно монастыря с храмами, корпусами монашеских келлий, скотными и конными дворами, которые, кстати сказать, содержатся в образцовом виде, как по постройкам, так и относительно животных, гостиницами и разными хозяйственными зданиями и Скита, где в то время жили только строгие подвижники. В ограду Скита женщины не допускаются. Мы с послушником пошли мимо собора, чрез фруктовый сад, пересекая всю площадь монастыря, и вышли наконец за ограду. Перед нами во все стороны густо раскинулся оголенный зимою лес, а прямо убегала тропинка, протоптанная среди высоких сугробов снега массою почитателей преподобного Старца. Она-то и вела чрез лес к Скиту, отстоящему от монастыря на полверсты. Мы вышли на поляну, и пред нами открылась белая ограда. Вправо от входных ворот виднелся небольшой белый каменный флигелек, одною половиною выходивший наружу, а другою прятавшийся внутри ограды. 

Хибарка Амвросия Оптинского.jpg
 
Пред крылечком наружной части домика, который женщины почему-то называют „хибаркой", стояла толпа человек в пятьдесят женщин, и высокородных и простого звания, в ожидании увидеть о. Амвросия. Большая часть из них пришли или приехали издалека, и во всех них царила твердая вера, что у него они найдут и утешение в горе, и добрый совет в трудных обстоятельствах, и даже исцеление в болезнях. Но случалось, что, походивши безуспешно к заветному крылечку несколько дней подряд, иная богомолка, не принятая Старцем, в сильном смущении должна была уезжать ни с чем домой, так и не видав его.

Войдя в ограду, мы повернули направо к внутреннему крыльцу флигеля, который оказался обширнее, чем представлялось снаружи. Прямо с крыльца дверь отворялась в коридор, разделявший флигель пополам; направо первая комната небольшая, но чисто меблированная — приемная для мужчин, налево собственно помещение о. Амвросия, а далее комнаты для послушников и для приема женщин. Послушник, приняв от меня пальто, пригласил войти в приемную направо, пока доложит Батюшке. Чрез минуту он вышел и сказал, что Батюшка просит меня подождать немного, пока окончит беседу с посетителем. Я принялся осматривать приемную. Приглашение послушника пожаловать к Батюшке прервало мой осмотр, и я отправился вслед за ним по коридору, уставленному по обе стороны скамьями, на которых ожидали с десяток посетителей.

Повернув налево, чрез маленькую переднюю, я прошел в узенькую дверь и очутился в каморке аршина четыре в длину и около трех в ширину, с довольно низким потолком. Прямо против двери было небольшое окно и под ним маленький столик с выдвижным ящиком и шкапчиком; правой стороны я не помню, ибо левая сторона каморки привлекла все мое внимание. На постели аршин двух с половиною длины и четверти три ширины, сделанной из досок, покрытых тонким, дюйма в два, ковром или матрасом (не разглядел), полулежал на левом боку в черном поношенном подряснике и такой же скуфейке, облокотясь левою рукою на ситцевую подушку и перебирая правою зерна четок, маленький старичок с небольшою клинообразною бородкой, с проницательными добрыми глазами и чрезвычайно симпатичным лицом, — решительный контраст Старцу, рисовавшемуся в моем воображении! Я остановился, ожидая приглашения приблизиться. Старичок внимательно и не шевелясь вглядывался в меня с минуту. Наконец он немного приподнялся, улыбнулся и сделал мне знак рукой подойти. Я подошел и поневоле должен был опуститься на колена, чтобы принять его благословение. Благословив меня, о. Амвросий взял мою руку, пристально посмотрел мне в глаза и мягким и веселым голосом произнес:

—    Так вот он какой, этот свирепый защитник своего счастья!
Я пробормотал что-то вроде извинения, но он остановил меня и, указав на лежащее на столе мое письмо, продолжал:
—    Нечего извиняться! Я очень доволен этим письмом, чему доказательством служит мое желание вас видеть. Какая это на вас форма?
Я ответил, что командую Южно-Болгарской дружиной и что это форма Восточно-Румелийских войск.
—    Первое название хорошо, а второму и быть бы не следовало, — серьезно произнес он.
—    Мне очень приятно, Батюшка, слышать, что вы совершенно согласны в вашем взгляде с покойным Скобелевым и со всеми истинно русскими! — ответил я с почтительным поклоном.
—    Вы ведь были и в Сербии добровольцем, как мне говорила С? Кстати, как ее здоровье? Я слышал, что она была больна после поездки в Петербург.
—    Слава Богу, поправилась, — сказал я. 
Старец опять улыбнулся и сказал:
—    Я вас не удерживаю более, вы видели, сколько людей ожидают слова утешения. Ступайте, мы потом поговорим. Да вы надолго приехали сюда?
—    Я думаю еще съездить взглянуть на ваш знаменитый город Козельск и выехать из Оптиной в четверг.
—    Вот и прекрасно! Значит, вы можете и отговеть здесь.
—    Отец Амвросий! Сегодня вторник, когда же я успею отговеть? Четверг послезавтра! — возразил я немного удивленным тоном.
—    Для истинного покаяния нужны не годы и не дни, а одно мгновение, — заметил он серьезно, почти строго, — сегодня вы будете у вечерней службы, завтра у заутрени и преждеосвященной обедни, а после вечерни придете ко мне на исповедь, в четверг приобщитесь Св. Тайн и вечером можете выехать в Москву.

Выйдя из ограды, я обратил внимание на какое-то особое движение в группе женщин. Любопытствуя узнать, в чем дело, я приблизился к ним. Какая-то довольно пожилая женщина с болезненным лицом сидя на пне рассказывала, что она шла с больными ногами пешком из Воронежа, надеясь, что старец Амвросий исцелит ее, что, пройдя пчельник, в семи верстах от монастыря, она заблудилась, выбилась из сил, попав на занесенные снегом тропинки, и в слезах упала на сваленное бревно, но что к ней подошел какой-то старичок в подряснике и скуфейке, спросил о причине ее слез и указал ей клюкой направление пути. Она пошла в указанную сторону и, повернув за кусты, тотчас увидала монастырь. Все решили, что это — или монастырский лесник, или кто-либо из келейников; как вдруг на крылечко вышел уже знакомый мне служка и громко спросил:

—    Где тут Авдотья из Воронежа?
Все молчали, переглядываясь. Служка повторил свой вопрос громче, прибавив, что ее зовет Батюшка.
—    Голубушки мои! Да ведь Авдотья из Воронежа я сама и есть! — воскликнула только что пришедшая рассказчица с больными ногами, приподымаясь с пня.

Все молча расступились, и странница, проковыляв до крылечка, скрылась в его дверях. Мне показалось странным, как успел о. Амвросий узнать так быстро об этой страннице, и откуда она пришла. Я решился дождаться ее возвращения.

Минут через пятнадцать она вышла из домика вся в слезах и на посыпавшиеся на нее вопросы чуть не рыдая отвечала, что старичок, указавший ей дорогу в лесу, был не кто иной, как сам отец Амвросий, или кто-либо уж очень похожий на него. В большом раздумьи вернулся я в гостиницу. „Что же это такое? — думалось мне. — Положим, сходство, но, во-первых, в монастыре нет никого похожего на о. Амвросия, а во-вторых, два такие странные совпадения: о. Амвросий, как всем известно было, по болезненности в зимнее время до теплых летних дней не мог выходить из келлии, а тут вдруг в холодное время явился в лесу указателем дороги страннице, и затем чрез какие-нибудь полчаса, почти в минуту ее прихода к его „хибарке", он уже знает о ней подробно".

Я решился исполнить обряд моего короткого говенья по всем правилам: выдержал пост по-монастырски и все церковные службы также. В среду вечером после вечерни прямо из церкви отправился в Скит; Старец принял меня только чрез полчаса после моего прихода. Войдя в каморку, я застал его в том же положении, как и в первый раз, и, став на колена, принял благословение.
—    Ну, теперь я могу поговорить с тобою подолее, подвинься сюда поближе, — сказал мне ласково Старец.

Я предполагал, что мне порядком достанется на исповеди, ибо не говел целых шесть лет, и приготовился вынести грозу. Отец Амвросий начал меня расспрашивать о моем детстве, воспитании, службе, наиболее замечательных лицах, с которыми мне приходилось сталкиваться в жизни, о моем несчастном браке, о Сербии, Болгарии и Турции, пересыпая завязавшийся разговор замечаниями и улыбками. Я, который и в церкви-то не мог стоять на коленях вследствие боли в ногах, не заметил, что наш разговор продолжался час и семь минут, — до того разговор Старца был мил, увлекателен и разумно-наставителен! С каждой его фразой мне казалось, что я более и более сродняюсь с ним и душою и сердцем.

—    Передай мне епитрахиль и крест, — сказал мне вдруг отец Амвросий, помолчав минуты две.
Я подал то и другое. Надев на себя епитрахиль, он приказал мне нагнуться и, накрыв епитрахилью, начал читать разрешительную молитву. Я живо выдернул из-под нее голову и воскликнул:
—    Батюшка! А исповедь? Ведь я грешник великий! — Старец взглянул на меня, если можно так выразиться, ласково-строгим взглядом, накрыв опять епитрахилью и докончив молитву, дал поцеловать крест.
—    Можешь идти теперь, сын мой! Завтра после Литургии зайди ко мне.
И ласково отпустил меня.
При выходе моем из Скита меня встретил послушник отца игумена Пустыни, с приглашением на стакан чаю. Маститый старец встретил меня приветливо, благословил просфорою, а при прощании подарил книгу.

Никогда в жизни не совершал я такой чудной прогулки, как в этот раз. Точно какое-то громадное облегчение чувствовалось во всем существе моем, а вокруг меня лучи полного месяца так и играли мириадами алмазных искр по снегу полян и фантастическим хлопьям, причудливо лепившимся кой-где по ветвям оголенных деревьев. Я и не заметил, как дошел до своего номера и как затем заснул.
На следующий день, приобщившись Св. Тайн, после Литургии я отправился к моему новому духовному отцу. Старец ласково встретил меня, благословил просфорою и подарил получасовою беседою, в которой высказал мне несколько наставлений и указаний на пути моей жизни, которых я никогда не забуду и которые поныне служат часто мне и утешением, и поддержкой в трудные минуты. Прощаясь, он опять благословил и поцеловал меня и дал завернутую в бумагу просфору для передачи его духовной дочери.

Вернувшись в гостиницу, я застал приготовленный для меня прекрасный грибной обед. Распорядившись относительно лошадей, я потрапезовал в обществе о. гостинника и, отслушав вечерню, помчался на почтовой тройке по направлению к Калуге, унося с собой самое лучшее воспоминание о приветливой Оптиной Пустыни, а в сердце своем — любовь и уважение к старцу Амвросию, этому великому наставнику и целителю душ и сердец человеческих.


Поделиться новостью в соц сетях:

...<-назад в раздел

Видео



Документы

Заключение о незаконности проведения «хэллоуина» в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации

Формально, с внешней стороны “хэллоуин” представляет собой разовое в течение года мероприятие квазикарнавального типа, персонажами которого являются ведьмы, вампиры, монстры, вурдалаки и прочие представители всего того, что в христианской культуре и восприятии христиан называется бесовщиной.


Анализ проекта правительства о «Цифровой образовательной среде" (ЦОС)

Аналитическая справка по проекту Постановления Правительства Российской Федерации «О проведении в 2020 - 2022 годах эксперимента по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды в сфере общего образования, среднего профессионального образования и соответствующего дополнительного профессионального образования, профессионального обучения, дополнительного образования детей и взрослых»


Руководство школ начало лишать отказников от термометрии права на очное образование!

Инструкция по противодействию термометрии, навязываемой каждому при входе в российские школы, которую ОУЗС опубликовал накануне, оказалась очень актуальной. Мы начали получать от родителей из разных регионов тревожные сигналы: руководство школ уже готово идти на крайние дискриминационно-карательные меры и лишает права на получение образования (гарантированного Конституцией) детей тех родителей, которые ...


<<       >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Фотогалерея
Полезно почитать

Громкая читка (продолжение)

Никакого торжественного собрания или митинга в Доме творчества не было. Но красные флаги были вывешены и на главном корпусе, и на обеденном. Ходившие в город говорили, что там была демонстрация. Мы поняли: услышали пальбу и увидели россыпи салюта на фоне моря. Сидеть над бумагами было безполезно. Звонил домой. Жаловался, что работа не идёт. Жена задала совершенно логичный вопрос: «А зачем поехал?»


Все взявшие меч мечом погибнут

"Все взявшие меч мечом погибнут" (Мф. 26, 52).  Это пророчество Спасителя обращаем Мы к вам, нынешние вершители судеб нашего отечества, называющие себя "народными комиссарами". Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции, но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву...


Нужнейший духовный подвиг

Не раз приходилось наблюдать, как православные люди, исправно посещающие храм на протяжении многих лет, либо остаются при своих прежних страстях, не стяжевая духовных плодов, либо вовсе сбиваются с духовного пути и возвращаются к прежней жизни. И бывает для человека того последнее горше первого (Лк. 11, 26). Никакого автоматизма здесь быть не может: годы, проведенные в храме, сами по себе, без усилий человека, не претворяются в духовный опыт.


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100