Религия

- это вера в Бога.

Религия

- всесовершенное учение, которое даровано людям Самим Господом.

Религия

является главной движущейся силой человеческой души к добру и любви.

Религия

- это знание с Небес. Оно не нуждается в дополнении или эволюции.
Религия
- совершенное понимание всего сущего с точки зрения не творения, но Творца.
Вторник, 21 Ноября 2017 г.
Духовная мудрость

свт.Феофан о Западе
Европа, опередившая нас в некоторых отношениях, сильно страдает лжеверием, неверием и индифферентизмом. А между тем у нас только Европа и восхваляется, — и вот целыми кораблями везут к нам оттуда вместе с добром, и полчища врагов истины: (вещи, лица, книги), которым трудно найти приличное имя… Тайными путями входят они в область нашу.
Свт. Феофан Затворник

Прп. Максим Грек об обличении ересей, иудеев, язычников
Я в своих сочинениях обличаю всякую латинскую ересь и всякую хулу иудейскую и языческую.
Прп. Максим Грек о хранении веры

Свт.Игнатий: спасись сам
Себя спасай! блажен, если найдешь одного верного сотрудника в деле спасения: это — великий и редкий в наше время дар Божий. Остерегись, желая спасти ближнего, чтоб он не увлек тебя в погибельную пропасть. Последнее случается ежечасно.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Прп.Паисий о штрих

Печать будет начертанием, которое сперва поставят на все товары, а потом людей принудят к тому, чтобы ее ставили им на лоб или на руку.

Прп. Паисий Святогорец

Прот. Николай Гурьянов
Россия не поднимется, пока не осознает, кто был наш Русский Царь Николай... Господь не дарует России нового Царя, пока не покаемся искренно за то, что допустили иноверцам очернить и ритуально умучить Царскую Семью... Должно быть духовное осознание.
Старец Николай Гурьянов о монархии и покаянии

В кулуарах

Указать Русским на Русское: Поэзия «с Царем в голове» как источник просвещения
...В наше время, которое порой именуется периодом междуцарствия, такое важное понятие как «Царь», как правило, к сожалению, выпадает из творчества поэтов. Последними представителями Русской поэзии «с Царем в голове» были такие поэты, как Сергей Бехтеев, Владимир Петрушевский, Марианна Колосова, Арсений Несмелов... Но есть и современные поэты, которые не отказались от Царя...

Сувенирность «Православия-лайт»: Обмирщение отношения к святыням – тенденция последнего времени
Нет, здесь нет ошибки - сегодня происходит именно обмирщение, то есть обмирщение и умерщвление всего святого, истинного, ведущего к Небу. Со второй половины восьмидесятых годов, то есть более тридцати лет тому назад, в СССР, а потом в России началось возрождение так называемой бытовой религиозности....

Наш народ Самим Богом закален: Мозаика русской мысли от В.Н. Крупина
...И спокойно так говорит и ничего не боится: «Я верю в Бога». – «Но это его дело». – «Нет, парни, нет. Это такой человек золотой, да вы же его знаете, приезжал. Последнее отдаст. Слова плохого от него не услышишь. Любому поможет». – «И что?» — «А то! Если такой человек верит в Бога – значит, в Бога...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Сердце Христианской веры: Архим. Серафим (Алексиев) о святоотеческом толковании догмата об Искуплении 19.10.2017
Сердце Христианской веры: Архим. Серафим (Алексиев) о святоотеческом толковании догмата об Искуплении

В конце июля с. г. Синодальная библейско-богословская комиссия РПЦ обнародовала для общецерковного обсуждения проект нового катехизиса Русской Православной Церкви (http://theolcom.ru/images/2017/КатехизисСББК_Проект.pdf). В СМИ публикуются критические отзывы – в частности, священнослужители и миряне замечают, что «авторы, очевидно, пытаются создать такое Православие, которое выглядело бы „рукопожатным" для светской либеральной общественности»; «Одной из самых характерных особенностей проекта нового катехизиса <…> является его богословская неопределенность»; «[Проект] прерывает традицию установления критерия истинности вероучения в соответствии определяемому церковными соборами преемственному учению Церкви». 

Существенный момент, отмеченный практически всеми критиками, – неудовлетворительное изложение учения об Искуплении. Этот основной церковный догмат, «сердце Христианской веры» (по свт. Феофану Затворнику), фактически утрачивает статус объективной богооткровенной истины и представляется в виде ряда противоречивых богословских теорий. К сожалению, такое размытие догмата Искупления вообще характерно для современного богословия – известный священник из Одессы, кандидат богословия протоиерей Георгий Городенцев называет его «симптомом болезни иудейства, вирус которой пытаются привить Русскому Православию». 

На сайте Патриархии сообщается, что отзывы на проект нового катехизиса принимаются до 1 ноября, т. е. возможно он будет утвержден на предстоящем в конце года Архиерейском Соборе. Однако никто не может заставить верующего человека принимать модернистские убеждения. Поэтому, во избежание каких-либо уклонений, нам нужно знать и понимать традиционное учение Церкви. 

Надеемся, нижеследующий перевод статьи почитаемого в Болгарии подвижника благочестия архимандрита Серафима (Алексиева) († 1993), доктора богословия, преподавателя кафедры догматического и обличительного богословия Софийской духовной академии, духовного сына святителя Серафима (Соболева), поможет нашим читателям разобраться в этом вопросе.
 

  
Милость и истина сретостеся, 
правда и мир облобызастася.
 
Пс. 84, 11 
  
ВВЕДЕНИЕ 

В своей краткой статье «Об Искуплении нашем» Русский богослов Николай Арсеньев высказывает мнение, что Искупление человеческого рода есть дело исключительно Божией любви (здесь и далее выделения автора, – примеч. пер.), а не и Божией правды. «В том, и только в том наше спасение, – пишет он, – что разверзлись глубины, бездонные глубины, бездны любви Божией»(Арсеньев Н. Об Искуплении нашем // Из жизни духа. Сборник статей из области религии и религиозной мысли. Варшава, 1935. С. 31. К сожалению, нам не удалось найти оригинал статьи, поэтому она цитируется в переводе с болгарского. – Примеч. пер.). «Крестная смерть есть высшее проявление бездонной Божией любви, безмерно изливающейся даже до самых глубин падения нашего и оставленности нашей, до пропасти смерти» (Там же. С. 32). 

Прийти к такому решительному заключению Н. Арсеньев осмелился от сознания неприемлемости сатисфакционной теории, которая, в отличие от этического взгляда, защищаемого им, характеризуется крайне юридическим духом. Эта теория была создана отцом схоластики Ансельмом Кентерберийским (1033–1109) и изложена в его сочинении Cur Deus homo («Почему Бог стал человеком», – примеч. пер.). В ее основе лежит классическое римское правовое чувство, соединенное с немецким пониманием чести. Согласно этой теории, «Божия честь была оскорблена и, дабы Бог почувствовал Себя удовлетворенным, требовалось пролитие невинной крови совершенного Праведника, – даже более – крови Богочеловека» (Там же. С. 27–28). Потому что вина «безконечна, поскольку человек оскорбил своим непослушанием честь Бога. И удовлетворение должно было быть безконечным, подвигом безконечной цены. Но человек не способен принести такое удовлетворение <…>. При его тварной ограниченности для него невозможно такое доброе дело, которое было бы адекватным безконечной вине. Такое дело могло быть совершено только Богочеловеком, Который, как человек, имел право совершить его для Своих братьев-людей и, как Бог, был способен его совершить. Этим делом была Его крестная смерть» (Там же. 28–29). 

Согласно Н. Арсеньеву, эта теория несет отпечаток человеческой законнической и абсолютно относительной правды, проецируя чисто юридические, чисто человеческие представления на сферу Божественной жизни, и потому недостойна своего объекта, Бога. Она смущает религиозное чувство и искажает Божий образ, открывшийся нам в Сыне как Любовь. Для Божия величия неприлично помыслить, что Бог не может умилостивиться, пока не удовлетворится Его правда. «Неужели глава любого земного государства имеет право помиловать и даже полностью амнистировать <…>, а Бог не имеет права простить, если не принесено равное по объему удовлетворение? <…> Кто дал нам право так думать о Боге, представлять Его неким суровым и жестоким законником, который не может быть смягчен и умилостивлен безчисленными страданиями падшего человечества и который из-за внешне-юридического (чисто формального) исполнения буквы сурового закона предал на смерть Невинного, Неповинного в грехе и оскорблении? Церковь не знает ничего о таком чисто внешнем, чисто человеческом, узко законническом (легалистическом) объяснении неизмеримой тайны» (Там же. 29–30). 

Сатисфакционная доктрина, которая появилась в лоне римо-католической «церкви» не без влияния господствующего в ней юридического духа и разделяемая также ортодоксальным протестантством, смущала, согласно Н. Арсеньеву, многих полемизаторов против Христианства, давая пищу их полемике (см.: Там же. Примеч. 1).  

Арсеньев отмечает, что вероисповедание Православной Церкви – и богослужебными своими песнями, и высказываниями Святых Отцов, и правильным толкованием соответствующих мест Священного Писания – всегда далеко отстояло от юридического понимания Искупления. Правда, под влиянием западных схоластических учебников, проникших в юго-западную Россию после XVII века, сатисфакционная теория прокралась и в Русское школьное богословие и господствовала там долгое время. В качестве примера Арсеньев приводит «Православно-догматическое богословие» митрополита Макария, где читаем: «Вся тайна нашего Искупления смертию Иисуса Христа состоит в том, что Он, взамен нас, уплатил Своею кровию долг и вполне удовлетворил Правде Божией за наши грехи, которого [долга] мы сами уплатить были не в состоянии» (Макарий (Булгаков), митр.Православно-догматическое богословие. Изд-е 4-е. СПб., 1883. Т. 2. С. 148). Но Русское богословие, согласно Арсеньеву, освободилось от этой западной правовой сатисфакционной теории, что подтверждено рядом таких превосходных трудов, как: «Значение Креста в деле Христовом» и «Опыт изъяснения догмата Искупления» протоиерея [П. Я.] Светлова, «Православное учение о спасении» архимандрита Сергия [Страгородского] и «Догмат Искупления» митрополита Антония [Храповицкого] (1926 г.). 

Арсеньев завершает перечисление имен богословов, не разделяющих юридическое понимание Искупления, митрополитом Антонием. Добавим, что и в наши дни правовое понимание Искупления продолжает отрицаться некоторыми современными Русскими богословами. Так, в своей диссертации «Догмат Искупления в Русской богословской науке последнего пятидесятилетия (1893–1944)» профессор протоиерей П. Гнедич до крайней степени умаляет значение элемента Божией правды в деле спасения, пренебрежительно называя взгляд, принимающий Божию правду как фактор Искупления, «школьным», «юридическим» взглядом (см.: Журнал Московской Патриархии. Москва, 1962. № 8. С. 69). 

Не вдаваясь в ненужную полемику, мы позволим себе высказать сомнение в верности утверждения, что Русское православное богословие в лице лучших своих представителей отказалось от правового понимания Искупления, объявив единственно правильным этическое, объясняющее Искупление только Божией любовью. По нашему мнению, виднейшие Русские православные богословы защищали вместе этический и правовой элементы Искупления, считая, что только тогда оно освещается наиболее полно и верно, когда любовь и правда Божии как факторы Искупления принимаются во внимание одновременно. Эти богословы: митрополит Филарет Московский, архиепископ Филарет Черниговский, святитель Тихон Задонский, митрополит Макарий (Булгаков), епископ Феофан Затворник, протоиерей Иоанн Кронштадтский, архиепископ Серафим (Соболев), Н. Н. Глубоковский, В. Н. Лосский и др. Их взгляды по нашему вопросу будут рассмотрены ниже. 

Сейчас нам важно подчеркнуть, что против средневековой чисто юридической сатисфакционной теории восстало современное понимание Искупления как дела Божией любви. Таким образом, перед нами вырисовываются два противоположных взгляда в связи с догматом Искупления – один юридический, который думает исчерпать все богатое содержание Божественного домостроительства удовлетворением Божией правды, а другой – этический, который хочет объяснить тайну спасения только Божией любовью. 

Где истина? 

Попытаемся ее найти, уяснив, как учат по поднятому вопросу: 
1. Священное Писание Ветхого Завета; 
2. Священное писание Нового Завета; 
3. Святые Отцы; 
4. Богослужебные книги Православной Церкви; 
5. Сама Православная Церковь, которая соборно защищала известные догматические позиции при христологических спорах и при осуждении связанных с ними ересей; 
6. Наконец, постараемся на основании достигнутых результатов критически разобрать две противоположные теории – юридическую и этическую, сделав в заключение необходимые выводы. 

План нашей статьи будет развиваться по указанным здесь шести пунктам.  

Сердце Христианской веры1. СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ 
ВЕТХОГО ЗАВЕТА И ИСКУПЛЕНИЕ
 
Прежде всего необходимо отметить, что для православного сознания Священное Писание Ветхого и Нового Заветов ненарушимо едины. Это откровение единого и истинного Бога. И в то время как Ветхий Завет отворяет нам святилище богообщения, Новый Завет вводит нас во святая святых этого богообщения. Слово Божие с промыслительной постепенностью раскрывает нам волю Божию и тайны нашего спасения. Ветхий Завет есть детоводитель ко Христу (см.: Гал. 3, 24), он служил подготовкой к ожидаемому Искуплению. А Новый Завет изображает само Искупление и являет во всей широте и глубине его неизмеримые благодатные последствия для людей.

Как в Ветхом Завете, так и в новозаветных писаниях Бог везде представлен справедливым и любвеобильным, поскольку правда и любовь являются имманентными (неотъемлемыми, – примеч. ред.) качествами Его Божественной Сущности. Божия правда включает понятия: 1. Справедливости в юридическом смысле (см.: Ис. 5, 16; Пс. 9, 8–9); 2. Праведности в этическом смысле (см.: 1 Ин. 3, 7) и 3. Оправдания в догматическом смысле (см.: Иер. 23, 6).

Праведен Ты, Господи, и справедливы суды Твои (Пс. 118, 137; ср.: Втор. 32, 4), – сказал псалмопевец. Правда Твоя – правда вечная, и закон Твой – истина (Там же, 142).

Вместе с правдой в Ветхом Завете неразрывно присутствует и Божия любовь, называемая благостью или милостьюВкусите, и увидите, как благ Господь (Там же. 33, 9). Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его (Там же. 117, 1; ср.: 134, 3).

А в псалме 24, стихе 8, одновременно подчеркнуты оба эти основные качества Бога: Благ и праведен Господь, посему наставляет грешников на путь.

Эти важные Божии свойства открываются уже с начальных страниц Библии, где изображается Божие промышление о первых людях. Создав их, Бог сразу дал им заповедь не есть плодов древа познания добра и зла (см.: Быт. 2, 17). Чем была эта заповедь, как не выражением Божией любви к человеку?! Эта заповедь являла любвеобильное желание Бога вести венец Своего творения по пути усовершенствования. Через нее человек, созданный по образу Божию, должен был устремиться к уподоблению Богу, которого еще не имел, согласно толкованию святого Григория Нисского (S. Р. n. Grеgоrii Nуssеni in scripturae verba Faciamus hominem ad imaginem et similitudinem nostram. Oratio I, Migne, P. g. t. 44, col. 272–273). 

Эта первая Божия заповедь открывала перед Адамом и Евой возможность выйти из инертности действительности и направиться в творческий путь сверхдействительности – единственно достойный путь для человека, наделенного свободной волей. Она имела предназначение побудить первых людей постепенно возвыситься от состояния нравственной нейтральности, не ведающей ни добра, ни зла, к состоянию активной праведности: от состояния детской невинности – к состоянию зрелой добродетельности; от состояния дарованной негреховности – к состоянию приобретенной святости. Поэтому святость есть синоним богоподобного совершенства, заповеданного человеку (см.: Лев. 19, 2).

До грехопадения Адам не страдал, но и не испытывал истинного, полного блаженства, для которого был создан. Блаженства в Боге он должен был достичь известными усилиями данной ему от Бога свободной воли. Через добровольное подчинение человеческой тварной воли благой воле Творца реализуется добродетель, а через нее – блаженство. Потому что единение воли ведет к общению в любви, как и сказал Спаситель: Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви (Ин. 15, 10). Разъединение воли рассекает узы любви (см.: Там же. 14, 24).

В Своей любви к человеку Бог хотел, чтобы он был добровольным участником этого союза. Однако для этого человеку требовалось исполнять Божию волю. Первым выражением благой воли Божией служила первая данная человеку заповедь. Поэтому она по праву может называться проявлением Божией любви к человеку. Через исполнение этой заповеди человек начинал бы деятельно вкушать и понимать, как благ Господь (см.: Пс. 33, 9). Вкушение Божией благости и любви составляет сущность духовного блаженства. Адам и Ева предвкусили, но не ощутили истинно, да и не могли ощутить в полноте это блаженство до испытания их воли.

Первая Божия заповедь была проявлением не только Божией любви, но и Божией правды. Всякая Божия заповедь вообще есть проявление Божией правды, поскольку, согласно замечательному емкому определению епископа Феофана Затворника, «правда Божия – это заповеди» (Псалом 118-й. М., 1891. С. 35). Они потому есть выражение Божией правды, что исходят от Бога, Который по существу Праведен и Свят. Это прекрасно подтверждает псалмопевец словами: Праведен Ты, Господи, и справедливы суды Твои. Откровения Твои, которые Ты заповедал, – правда и совершенная истина (Пс. 118, 137–138).

Зачем Бог дал нам Свои заповеди? – Чтобы приобщить нас к Своей правде и святости, к залогу нашей вечной блаженной жизни. Иначе говоря – чтобы оживотворить нас Своими заповедями (см.: Там же, 40), чтобы оживить нас ими (см.: Там же, 50). Ибо слова Его суть дух и жизнь(Ин. 6, 63), живые слова (Деян. 7, 38). И исполнение Божиих заповедей ведет к вечной жизни (см.: Мф. 19, 17).

Каким образом через исполнение Божиих заповедей мы приобщаемся к Самому Богу, Который есть Жизнь и животворящ (см.: Ин. 5, 26), нам прекрасно объясняет святой Марк Подвижник: «Господь сокровен в заповедях Своих и ищущими Его обретается по мере исполнения их» (Добротолюбие. Т. 1. СПб., 1877. С. 471). Это означает: тот, кто исполняет заповеди Бога, исполнением их, как бы раскалывая оболочку, находит в них сокрытым Его Самого, Живота и Животодавца!

Итак, в первом Божием повелении присутствует и Божия правда, и Божия любовь. Последуя ему, человек стал бы из невинного праведным, потому что приобщился бы к правде Бога, сокрытой в заповедях, по слову апостола: Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он Праведен (1 Ин. 3, 7). Исполнив их, человек сделался бы из предназначенного для блаженства действительно блаженным, потому что причастился бы Божией любви, продиктовавшей заповеди, как говорит псалмопевец: Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время (Пс. 105, 3).

Как исполнение Божией воли приносит жизнь и благословение (см.: Втор. 11, 27), так и нарушение Божиих заповедей наводит проклятие (см.: Там же, 28) и смерть (см.: Ис. 1, 20), потому что удаляет от Бога, Источника благословений и жизни (см.: Иер. 17, 13). Премудрый Соломон справедливо учит: Праведность ведет к жизни, а стремящийся к злу стремится к смерти своей (Притч. 11, 19; ср.: 12, 28).

Человек не послушал Бога. Преступил Его волю и тяжко провинился перед Его правдой. Этим он сам отсек себя от Источника жизни и сразу начал духовно истощаться, как иссыхает поток, прервавший сообщение с источником. Неисполнение Божией правды привело лишь к тому, что было противно Богу и от чего Тот хотел предостеречь человека. Божия правда желала соделать его праведным, но попрание Божией правды сделало его грешным. Божия правда желала принести ему благословение, но человек нарушением ее сам навлек на себя проклятие (см.: Быт. 3, 17; 4, 11). Божия правда желала ввести его в вечную жизнь, но уничижением ее он причинил себе смерть (см.: Там же. 2, 17).
 
Искупление как дело Божественной любви и Божественной правды: Толкование основного догмата веры в свете Ветхого Завета

Грех, проклятие и смерть – эти порождения злоупотреблением свободой воли – должны восприниматься не как Божие отмщение за человеческое непослушание, но как несчастья, которые сам человек сам на себя навлек противопоставлением себя Божией воле. Здесь уместно сравнение с нарушением природных законов, которые «мстят» тому, кто идет против них. Но разница остоит в том, что эти законы действуют с неумолимой безпощадностью (механически), поскольку слепы. А небесная правда наказывает согрешающих по мудрому руководству Промысла Божия. В неисследимых глубинах сего Промысла очам верующих сияет утешительный свет Божией любви, которая – в союзе с правдой и всегда с благой целью – вразумляет грешника, чтобы он на собственном опыте понял, что с грехом связано мучение, а радость есть только в следовании Божией правде.

После своего преступления перед Богом человек не мог оставаться в раю радостного богообщения, особенно при его подчеркнутой нераскаянности (см.: Там же. 3, 12). Он должен был и физически покинуть место своей невинности, когда уже духовно оставил его. Библия передает это по-человечески очень просто, говоря: И выслал его Господь Бог из сада Едемского (Там же, 23). И это совершенно естественно, потому что нарушение послушания Богу, которое есть по сути и нарушение Божией правды, ведет к отчуждению от Божией любви. Провинившийся перед Божией вечной правдой и не покаявшийся становится неспособным радоваться в Боге, ощущать райское блаженство.

Изгнание Адама и Евы из рая красноречиво свидетельствовало о Божией вечной правде и о непримиримости Бога ко греху. «Несогласно с существом Божиим, – пишет профессор Н. Н. Глубоковский, – и снисхождение ко греховному нарушению обязанности, потому что это было бы попустительством порока и его одобрением» (Учение св. ап. Павла о грехе, Искуплении и оправдании. Христианское чтение. СПб., 1898. Вып. 6. Июнь. С. 803). Ту же идею псалмопевец выразил так: Нечестивые не пребудут пред очами Твоими (Пс. 5, 6), ибо Ты Бог, не любящий беззакония (Там же, 5).

За грехопадение и нераскаяние Праведный Судия (см.: Там же. 7, 12) наказал Адама и Еву изгнанием из рая. Но Бог есть и Любовь. Он не оставил людей во власти прельстителя и тотчас же дал им надежду спасения, которая стала им маяком на темных тропах их отныне безрадостной жизни в грехе, богоудаленности, страданиях и смерти. Сия светлая надежда состояла в обетовании грядущего Искупителя, подразумеваемого под семенем жены, которое сотрет главу змия (см.: Быт. 3, 15). Это т. н. протоевангелие – первая благая весть людям после грехопадения.

Примечательно, что хотя Адам и Ева из невинных сделались грешными, – Бог и до, и после их грехопадения оставался таким же – и праведным, и любвеобильным. Твари изменились, а Он – нет (см.: Пс. 101, 28; Мал. 3, 6). И прежде грехопадения Он проявлял Свою праведность и Свою любовь к людям через первую данную им заповедь. Но и после грехопадения Он давал им ясно почувствовать и Его правду, и Его любовь. Только из-за своей изменчивости создания Божии неодинаково воспринимают Его неизменяемые правду и любовь. Праведники радуются Божией правде (см.: Пс. 118, 103, 111) и видят в ней Божию любовь, благодеяние, от которого они имеют пользу (см.: Там же, 71). А грешники в нечистоте своей совести считают лучи Божией правды мучительным обличением и потому ненавидят ее свет (см.: Ин. 3, 20) и находят ее Божиим отмщением.

В сущности, не Бог мстит грешникам, а их собственный грех сам наказывает их (см.: Пс. 7, 15–17; 33, 22; Притч. 5, 22; 13, 6) тем, что отсекает их от радостного общения с Богом, вне Которого – страдание и смерть. Божия правда, отделение от которой мучает людей, приспособительно названа в Священном Писании Божиим гневом (см.: Пс. 2, 12; 6, 2; Иер. 4, 8). Но это не значит, что Богу присущи гнев и мстительность, изменчивость в настроениях и порывы страстей. И если там говорится о Божием отмщении (Втор. 32, 35; Рим. 12, 19), то это нужно понимать как безкомпромиссную Божию святость (см.: Ис. 5, 16), для которой невозможно общение с грехом (см.: Пс. 5, 5–7).
  
Священное Писание представляет следование Божией правде, выраженной в Божией воле, закономерной необходимостью, основой нравственного порядка, установленного Богом с расчетом на нравственное возвышение и усовершенствование человека.

Не может человек участвовать в блаженстве богообщения, вступив в общение с грехом, противозаконная сущность которого (см.: 1 Ин. 3, 4) – в конфликте с правдой Божией. Для участия в благости Божией любви необходимо состоять в гармонии с Божией правдой. Если человек нарушает Божию правду, рвет с ней, он становится неспособным получать дары Божией любви. Бог не перестает быть для грешника Любовью, – Он неизменен и есть вечная абсолютная Любовь. Но для согрешивших перед Божией правдой Божия любовь превращается из источника радости в источник страдания.

Как солнце есть благодать для здоровых глаз, но причиняет невыносимые боли глазам больным, само не будучи тому причиной, поскольку причина в таком случае – болезнь, – так и Божия любовь есть источник несказанной радости для праведников, т. е. для тех, кто живет в согласии с законом правды Божией, но она же – и бич для мучения грешников, живущих в противоречии с правдой Божией.

Прекрасно поясняет это святой Исаак Сирин: «Говорю же, что мучимые в геенне поражаются бичом любви! И как горько и жестоко это мучение любви! Ибо ощутившие, что погрешили они против любви, терпят мучение, вящее всякого приводящего в страх мучения; печаль, поражающая сердце за грех против любви, страшнее всякого возможного наказания. Неуместна никому такая мысль, что грешники в геенне лишаются любви Божией. <…> Но любовь силою своею действует двояко: она мучит грешников <…> и веселит собою соблюдших долг свой. И вот, по моему рассуждению, геенское мучение есть (безплодное, – архим. Серафим) раскаяние. Души же горних сынов любовь упоевает своими утехами» (Слова подвижнические. М., 1858. С. 112).

Чтобы приобщить грешников к блаженству Своей любви, Бог возвестил им закон Своей правды, потому что только праведный человек может радоваться в Боге. Праведность есть ключ к богатым сокровищницам Божией любви. Праведность есть приобретение восприимчивости к высоким переживаниям духовной радости. Грех же огрубляет душу и убивает в ней тонкую чувствительность к небесному блаженству.
     
       
Продолжение следует 



___________________ 
* Дорогие отцы, братья и сестры! Газета «Православный Крест» – одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Реквизиты «ПК»: ИНН 7717694098, к/с 301018101 45250000479, наименование банка «КБ РИАЛ-КРЕДИТ» (ООО) в Отделении №3 Московского ГТУ Банка России, р/с 40702810200000003926, БИК 044525479.
   Телефон редакции (отдел подписки): 89153536998


См. по теме:   


<-назад в раздел

Видео



Документы

Ложь Юровского и не только: Беседы с публицистом А.А. Мановцевым и с кандидатом исторических наук П.В. Мультатули

Если мы возьмем выводы Н.А. Соколова и М.К. Дитерихса, то там имеется четкий вывод: тела были расчленены, обложены дровами, обильно политы бензином и сожжены. То, что осталось, было подвержено действию серной кислоты и сброшено либо в болото, либо закопано в землю. При этом головы были отделены от тел....


«Объединяйтесь, люди русские, Я рассчитываю на вас»: Черносотенцы-монархисты как пророки-освободители страны от ига

Русские черносотенцы были пророками-мучениками. Не погромщиками, как ложно представляли их в сознании ослепленных масс, а лучшими, святыми людьми. Подобно праведникам Ветхого Завета они обличали и вразумляли отступавший от веры и своей исторической миссии наш народ. Но им так же не внимали, а потом убили...


Человечество ведут по пути цифровой революции: Глобалисты в «Сколково» обсуждали условия появления будущего властелина мира

...За циничными разговорами так называемых «евангелистов от цифровизации» об «удобствах», «отсутствии очередей к чиновникам» и «улучшении качества жизни граждан» скрываются коварные планы по воцарению единого властелина мира – гения из гениев, который «в храме Божием сядет.., как Бог, выдавая себя за...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Царь воистину православный: Монархия в России была и должная быть удерживающей новый мировой порядок силой

В дни столетия постигшей Россию трагедии мы неизменно возвращаемся мыслью и сердцем к самой светлой и одновременно самой болевой точке прошедшего века – образу Царя Мученика Николая Александровича. Так же, как Россия у нас на всех одна, общая, так и Православный Царь – один, объединяющий всех Русских....


Отступление от Монархии – отступление от Бога: О. Александр Захаров о своем познании святости Царя Николая II и о возрождении России

Я почувствовал глубокую вину перед Государем и теми людьми, с которыми спорил. Думаю: что мне голову ломать, свят он или нет, если Сам Бог показывает явно его святость через такие чудеса?! И тогда там, перед чудотворной иконой, я дал себе торжественное слово – что сделаю все от меня зависящее…


Чти отца своего!: Режиссер известных православным фильмов В.Е. Рыжко о священном союзе Царя-Батюшки и России-Матушки

«...Обратить Царство Божие в цель, а Царство человеческое в средство, соединить их воедино, как душу и тело, – вот идеал и заветы, вот сокровенные стремления и чаяния наши! – назидает святой новомученик отец Иоанн Восторгов. – Боговенчанный Царь вступает в священно-таинственный союз со своим народом...



Rambler's Top100