Воскресенье, 16 Декабря 2018 г.
Духовная мудрость

митр.Иоанн о пагубности экуменизма
Как и всякая ересь, экуменизм лжет, предлагая «братски соединить» Истину с ложью, лукаво делая вид, что не понимает противоестественность такого соединения, надеясь, что люди, завороженные благородством лозунгов, не заметят страшной подмены.
Митр. Иоанн (Снычев)

Прп.Иустин о 8 соборе 3 (вост.папизм)
Первые четыре темы из десяти, выбранных для <всеправославного> собора, раскрывают именно стремление Константинополя подчинить себе всю православную диаспору – а значит, и весь свет! – и оставить за собой исключительное право давать автокефалию и автономию.
Прп. Иустин (Попович) о восточном папизме

Свт. Серафим о еретиках
Не обвинять надо Православную Церковь за то, что она не смешалась с еретиками и отделилась от них, а ублажать ее надо за мученические подвиги разделения, происходившего по причине восстания еретиков на Церковь, на ее богооткровенные и святоотеческие истины и даже на Самого Бога.
Свт. Серафим (Соболев) о Церкви и еретиках

свт.Василий Великий об общении с еретиками
Если некоторые претендуют, что исповедывают здравую веру, имеют же, тем не менее, общение с инакомыслящими, если и после увещания не перестанут так поступать, то надлежит иметь и их самих не только отлученными, но даже и братией не называть.
Свт. Василий Великий об экуменических контактах

свт. Игнатий о врагах России
Европейские народы всегда завидовали России и старались делать ей зло. Естественно, что и на будущее они будут следовать той же системе. Но Велик русский Бог! Молить нужно Великого Бога, чтобы Он сохранил духовно-нравственную силу нашего народа – Православную веру.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

В кулуарах

Москва – Небесный Град или окаянный Вавилон?: Историк-публицист Д. Володихин и поэтесса-экскурсовод И. Воскобойникова о Русской Столице
Нынешняя Москва – это две Москвы, живущие друг с другом в тесном объятии, по необходимости терпящие друг друга, но разные по происхождению своему, по идеалам и устремлениям. Каждая из них воспринимает вторую как раковую опухоль в своем теле. Каждая хотела бы избавиться от второй, вырезать ее… Но где...

Пора сказать правду о «русском» мате: Еп. Митрофан о духовных истоках этой национальной беды
Исследование епископа Митрофана (Баданина) посвящено серьезной проблеме в современном духовном состоянии нашего народа и его вооруженных сил. Речь идет о мате, о духовных истоках этой беды, о древних языческих корнях русского мата, его магической энергетике и о необходимости возвращения к истинным духовным ценностям нашего народа… 

Духа вашего не угашайте: Несколько слов о важнейшем для христианина – горении
Нередко, читая жития подвижников благочестия, мы находим там слова, свидетельствующие, что они, подвизаясь, постоянно восходили от силы в силу, – их жизнь можно представить себе как движение по лествице, ведущей от земли к Небесам. Нужно понимать, что подобного рода восхождение никогда и ни у кого не бывает совершенно линейным, безпрерывным. И, тем не менее...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Неужели и в Церкви приживется неправда?: Не научная проблема и расстановка сил вокруг темы екатеринбургских останков 31.08.2018
Неужели и в Церкви приживется неправда?: Не научная проблема и расстановка сил вокруг темы екатеринбургских останков

Достойны ли закваски?

ПРЕДИСЛОВИЕ  

Для некоторых наших священников в признании или непризнании екатеринбургских останков Царскими никакой проблемы не существует.  Давно мол доказано, что останки Царские, и проблема только в одном — в «упрямстве» Церкви, от какового термина клирик удержится. Это просвещенные иереи. Один из них — професссор духовной академии, читающий курс истории Церкви. Другой — помоложе, член синодальной комиссии по канонизации святых, также с серьезной гуманитарной основой, несмотря на которую он выступал на позапрошлых Рождественских чтениях в Москве с подробнейшим докладом сугубо естественно-научного характера, посвященным генетической идентификации останков. Нетрудно было догадаться, этот доклад оказался дальним «закидыванием удочки». Но статья говорит не о таких священниках. 

Речь пойдет о духовенстве, почитающем Царскую Семью, серьезно относящемся к судьбоносным вопросам, связанным с подвигом Царской Семьи, разделяющем скорбь многих православных о недостатке внимания в нашем православном народе к этому подвигу и при этом сознательно занявшем выжидательную позицию в вопросе об останках, и даже в определенную сторону выжидательную — в сторону признания. 

Возникают вопросы: «А вы что хотите? Осудить их за это? Откуда вы взяли про "определенную сторону"? Они поступают как послушные чада Церкви: как Церковь решит вопрос, так и станут считать, примут сердцем это решение — что же в этом плохого?»  

Мирянину писать о духовенстве очень уж неполезно, и я берусь за дело, меня самого смущающее, но не для того, чтоб осудить или укорить, или призвать, но из-за некоторой глубокой сердечной задетости. Я сказал бы, что не могу молчать, если б это выражение не было затерто Толстым. Я не осуждаю, а недоумеваю! И если вижу объяснение своему недоумению, то весьма и весьма сокрушаюсь в связи с найденным объяснением

У статьи, предлагаемой вниманию читателя, есть повод — это недавняя публикация прот. Александра Шаргунова, ревностного почитателя Царственных мучеников на портале РНЛ. Мы начнем с того, что обратимся к этой публикации, затем рассмотрим кратко вопрос об идентификации екатеринбургских останков, а затем поговорим еще об одном священнике, имя которого я называть не стану.  

ЧТО ЖЕ СКАЗАЛ СВЯЩЕННИК? 

Краткая заметка отца Александра, названная «О мощах Царственных страстотерпцев», опубликована 20 июля с.г. и имеет подзаголовок: «Ответ на письмо читателя о екатеринбургских останках». Письмо читателя, считающего критиков подлинности «царской могилы» «ревнителями не по разуму», сводится к следующему предложению в виде вопроса: «Может быть, новой комиссии не следует настаивать на своем во избежание ненужного разделения Церкви?».  

Что ответил отец Александр? Самое начало его ответа так значимо, что стоит привести его без сокращений: «Определение, являются ли эти останки подлинными - совсем не второстепенный вопрос. Святая Церковь свидетельствует, каким дивным чудом могут быть мощи умершего человека, мощи святого. Через них действует сила Христова Воскресения. Поколения русских людей в течение веков воспитывались на благоговейном почитании мощей святых, всегда связанном с рассказами о подвигах святых подвижников и мучеников. Жития святых и святыни были основанием народной нравственности и культуры. И одной из характерных особенностей Русского Православия всегда было паломничество к святым местам. Эти традиции живы и доныне. А когда мощи святых, таких, как, например, мученики Антоний, Иоанн и Евстафий Виленские или святой Феодосий Тотемский, или Иоасаф Белгородский были выставлены после революции в московских музеях, многие верующие приходили, чтобы поклониться им, а некоторые священники даже совершали перед ними молебны». 

Далее отец Александр очень подробно и выразительно напоминает об имевших место при советской власти надругательствах над святыми мощами и оправдывает памятью об этих надругательствах народное недоверие к захоронению 1998 года, давая той акции резко-негативную оценку: «Создавая видимость восстановления исторической справедливости, эти люди пытались воспрепятствовать прославлению Царя или, если оно все-таки состоится, сделать его чисто декоративным. Раньше враги Церкви старались уничтожить святыню физически, чтобы ее просто не было, а теперь главная их забота о том, чтобы соль потеряла свою силу». 

Глубокую мысль отца Александра было бы весьма естественно продолжить, применяя к современному витку признания останков царскими. «Смотрите, на эти черепа, смотрите, смотрите, как уверенно мы оперируем с ними! Неученые, поверьте именитым ученым!» — разве, по сути, это не кощунство? Разве здесь не видно десакрализации Царственных мучеников? 

Но нет, священник продолжает иначе, он без перехода, довольно неожиданно пишет: «Святитель Иоанн Златоуст говорит, что нагие кости святых угодников дороже всех сокровищ мира. И мы можем сказать, что мощи святых царственных страстотерпцев могут оказаться дороже всего золота, всех алмазов, всех утраченных богатств России, опираясь на которые она надеялась возродиться». 

Так заканчивается публикация отца Александра Шаргунова. И нельзя не заметить, что пара слов «могут оказаться» — не окажутся, а только могут — совершенно заслоняются мыслью о драгоценности возможного обретения: «дороже всего золота, всех алмазов, всех утраченных богатств России» (так и слышишь волны интонации отца Александра). Стоит только дождаться научной идентификации, и мы обретем величайшее сокровище… А если вернуться к названию заметки и воспринимать его как утверждение (не «О предполагаемых мощах Царственных страстотерпцев», но всё уже ясно: «О мощах Царственных страстотерпцев»), то и обрели уже!

Как же быть с тем, что — столь справедливо — сказано в начале заметки? Или в данном случае народное почитание не требуется? Почему же?! Сам отец Александр не согласился бы с этим. Но тогда с какого же момента оно начнется? В течение 27 лет с обретения останков на Поросенковом Логу не было отмечено ни одного благодатного свидетельства в пользу их святости (Анатолий Степанов, правда, объяснил недавно, почему: потому что Екатерининский придел в Петропавловском соборе закрыт), а теперь они могут оказаться величайшим сокровищем? В истории Церкви это был бы первый пример, но не святости мощей, «научно доказанной», а навязывания церковному народу святыни, святыней не являющейся. 

И кто уже участвует в этом навязывании? Один из самых уважаемых московских священников, душу положивший в 1990-е годы ради признания Царской Семьи святыми мучениками, оказавший ревностное сопротивление признанию останков в 1998 г.

Дата публикации впечатляет — 20 июля. Оставим в стороне официальное заявление о признании останков Царскими, прозвучавшее в Царские дни, после которого появилась публикация отца Александра. Нас интересует другое «после». Казалось бы, прот. Александр Шаргунов, по своему глубокому и давнему небезразличию к Царственным мученикам, должен был бы следить за полемикой вокруг останков. И должен был бы заметить, что с середины мая прекратились публикации в пользу признания останков Царскими. И что не было опубликовано вообще ни одного возражения на независимые исследования стоматолога Э.Г. Агаджаняна и историка А.А. Оболенского, однозначно свидетельствующие о невозможности столь желаемого кем-то признания. А надо сказать, что с конца ноября 2017 года и до летних месяцев 2018 года появился целый ряд соответствующих публикаций указанных авторов, как в церковной, так и в светской печати. Будем, однако, справедливыми. Одно возражение было опубликовано, оно и сейчас повторяется: «Кто вы такие?»  

НЕ ЦАРСКИЕ ЭТО ЗУБЫ

С давних пор, и это всем известно, стоматологическая экспертиза, при условии достаточной ее обстоятельности, ценится в криминалистике не меньше, чем отпечатки пальцев. Если «да», то «да», если «нет», то «нет». К сожалению, в распоряжении ученых нет стоматологических карт Царской Семьи, такие карты в начале ХХ века не велись. Но есть множество других документов (относящихся к оплате зубоврачебной помощи, дневниковых записей и пр.), позволяющих вместе с профессиональными наблюдениями стоматологического плана, делать определенные заключения. 

Однако скажем вначале, кто такие дантист и историк, образовавшие уникальное содружество.

Эмиль Гургенович Агаджанян (1966 г.р.) — врач-стоматолог-ортопед, генеральный директор Российского стоматологического портала, генеральный директор «Клиники Доброго Стоматолога» СПб, член правления Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга, член европейской и американской стоматологических ассоциаций, автор множества изобретений, отличник стоматологии 1 степени, автор книг, научных и публицистических работ.

Алексей Анатольевич Оболенский (1970 г.р.) – историк, литератор, краевед, автор двух монографий и более трехсот статей, член Союза журналистов России член Союза писателей России, проработавший долгие годы главным редактором ряда светских и церковных изданий.

Не смущаясь необходимостью иметь дело с научной терминологией, дотошный читатель может познакомиться с комплексом статей Агаджаняна и Оболенского на сайте «ЦАРСКАЯ ПРАВДА. Исследование судьбы Императора Николая II и его Семьи». Подчеркнем, что все наблюдения стоматологического характера основаны на материалах официальных экспертиз, опубликованных в 1990-е годы (публикации указаны на упомянутом сайте). Здесь мы ограничимся несколькими разрозненными фактами, на наш взгляд, весьма выразительными, из двух разных статей. 

«Дополнительное заключение специалистов»

Долгие годы обладатель черепа № 4 не получал крайне необходимой ему зубоврачебной помощи, что никак не могло относиться к Николаю II - см. внятную публикацию А.А. Оболенского «Что делал Император Николай  II у зубных врачей?»  

Однако два зуба черепа № 4 были удалены за 2-3 месяца до смерти, причем удаление одного из них должно было быть связано с  остеомиелитом, который не мог не давать в течение долгого времени и сильных болей, и больших проблем, в частности, хронической интоксикации с соответствующими симптомами, вялостью, апатией, бледностью кожных покровов и т.д. Ничего похожего на подобные симптомы нельзя выявить в дневниках Государя и Государыни. А последний раз, когда ему была оказана зубоврачебная помощь, приходился на дату, отстоящую от даты смерти в 4, 5 месяца, причем об удалении доставлявшего долгие мучения зуба речь не шла.

Обладательница черепа № 7 также долгие годы до смерти не получала необходимой зубоврачебной помощи. В то же время известно, что зубной врач С.С. Кострицкий очень успешно избавил Императрицу от сильных зубных болей и основательно вылечил ей зубы за 8 месяцев до смерти, так что после его отъезда из Тобольска Государыня не обращалась больше к зубному врачу, хотя могла это сделать. К тому же и Государя, и Государыню в последние несколько лет их жизни лечил один и тот же врач Кострицкий, а уровни лечения зубов черепа № 4 и черепа № 7 слишком сильно разнятся.

«Не Царские это зубы»

Отметим один лишь факт. Достоверно известно, что великая Княжна Татьяна Николаевна обращалась за помощью к стоматологу 2 раза в жизни, в 1915 году и в 1916 году. В.К. Татьяне приписывается череп № 6. Но если бы это было действительно так, то за два посещения С.С. Кострицкий должен был бы поставить девушке... 23 пломбы!

Скажем, наконец, что количество вопросов, обращенных к современному следствию в результате независимой стоматологической экспертизы — более двух десятков. Ответ не получен.

Тема данной статьи не является ни естественно-научной, ни исторической, ее задача — выразить опасения мирянина по поводу установок наших пастырей. Обзор научных исследований, не позволяющих признать останки подлинными, содержится в нашей с Ю.А. Григорьевым статье «Останки не Царские». В рассмотренном же только что пункте мне хотелось показать на примере, что при некотором (и даже не очень большом) внимании к проблеме останков безпристрастный разумный человек приходит к самостоятельному однозначному выводу: они не имеют отношения к Царской Семье.

МОЩИ ИЛИ ГВОЗДИ?

Странность названия станет вскоре понятной. Я предполагаю рассказать о священнике, с которым в течение ряда лет находился в самых уважительных и дружеских отношениях и отношения с которым были прерваны, когда он обнаружил свою лояльность к признанию останков Царскими. Ну и что, мне скажут, имеет право. А кто же с этим спорит? Назовем священника отец И.

Дело в том, что в данном вопросе я «слишком много знал» касательно отца И. В течении весны 2015 года мною была написана небольшая книга, оставшаяся неопубликованной: «Великая фальшивка ХХ века» — читатель понимает, о какой фальшивке в ней говорится. Отцу И. книга очень понравилась — несмотря на ее обстоятельность, он не «составил о ней представление», а всю прочитал. Той же весной отец И. ходатайствовал об этой книге перед издательством, где к его мнению вполне прислушивались. Главным редактором, однако, дело было «замотано», книга не вышла, а летом того года была образована Правительственная комиссия по захоронению «останков Цесаревича и Великой Княжны Марии Николаевны», и возникшее в связи с этим напряжение разрешилось осенью созданием Церковной комиссии по исследованию «екатеринбургских останков», а также назначением нового следствия. 

В.Н. Соловьев оказался отстранен, и моя книга потеряла актуальность, ибо во многом была «антисоловьевской». Время шло, о деятельности новой комиссии и нового следствия ничего не публиковалось, как вдруг, в марте 2017 г. владыка Тихон (Шевкунов) выступил с памятным докладом на конференции в Сологубовке, тем и прославившейся. 

Всё стало ясно: знаменитое «даже», сказанное владыкой Тихоном осенью 2015 года: «Мы рассматриваем все версии, даже официальную», очевидно, трансформировалось в «только». А для людей, живших многие годы при советской власти и умевших читать между строками, замечать те или другие ньюансы и т.п., эта ясность была уже стопроцентной: останки признаны Царскими, теперь это будут «проталкивать». 

Я пришел поговорить с отцом И. «Знаете, Андрей, - сказал он мне, - я держусь в этом вопросе отсутствия какой-либо предустановки». Увы, в его словах можно было сразу услышать совершенно определенную «предустановку»: я как начальство. А начальство поворачивалось, как могло показаться, в сторону признания. И тут наше дружество сыграло злую шутку со священником. Самым доверительным образом он сказал мне то, что, если б немного подумал, счел бы говорить неосторожным: «Понимаете, главное — в нашем почитании Царственных мучеников, а что там захоронят, неважно. Да Вы и представить себе не могли бы, что порою лежит в мощевиках! Гвозди какие-то...». Тогда я, хоть и не принял предложенного соображения, но сравнил его для себя с почитанием святых икон: главное восходить к первообразу. Но с течением времени, возвращаясь к той (последней) нашей беседе, все с большим и большим не отвращением даже, а содроганием вспоминаю то, как отец И. оправдывал признание лжемощей мощами. Зная — оправдывал! Почему? Увы, с уверенностью скажу, он не стал бы этого делать, если б не продумал и не прочувствовал, исходя из собственной информации, «расстановку сил» вокруг вопроса. И это тревожно.

ПОСЛЕСЛОВИЕ 

Православная Церковь живет в государстве по принципу икономии. Понятно, что в реальной жизни этот принцип чреват издержками. Но даже если думать о нем, какое имеет он отношение к проблеме «екатеринбургских останков»?! Какими последствиями грозит для жизни Церкви то, что она так и не признает останки Царскими? «Дядя», которому хочется признания, будет недоволен? Почему священники согласуют свои взгляды с неизвестным всесильным «дядей», а не с собственной совестью и Христом? Потому что здесь «чисто научный вопрос», не затрагивающий вопросов веры? Можно так лукаво считать и именно так, конечно же, лукаво и считается. 

Священники, настраивающие себя на признание, не удосуживаются выработать свой собственный взгляд на останки и сознательно не вникают в имевшую место дискуссию. Я хорошо представляю, с какой лицемерной веселостью отмахивается отец И. от возможного вовлечения в разговор об останках: «Ах! Все эти споры, споры…». Почему бы тогда и архиерею не отмахнуться? Один отмахнется, другой отмахнется, «дядя», так или иначе, о себе напомнит — почему бы и не признать? тем более в порядке «икономии». А Патриаршим требованием открытости, честности и стремления к истине в вопросе об останках можно и пренебречь.

«Царство Божие подобно закваске» (Мф.13.33) — кому ж, как не духовенству, ревновать о «вскисании» оной? Есть, однако, и другие «закваски», беречься которых заповедал Господь. И если чайная ложка одной из них примешивается к закваске Христовой, то не отравляет ли все, что вскисло?

Случается, я бываю в храме, где служит отец И. Он, несомненно, выдающийся проповедник — глубокий, трезвый, содержательный, порой весьма яркий, я по-прежнему отдаю ему должное. Но прерванность отношений дает себя знать. Когда я слышу его слова о том, что перед каким бы выбором мы ни оказались поставленными, мы должны сердцем выбрать Христа, я не могу не думать того, что думаю.

______________________________________________________________

НЕ СТЕНА, А ВАТА 

В своем, теперь уже давнем, но во многом примечательном интервью владыка Викентий (Морарь) связал решение вопроса об останках с народным отношением к Царственным мученикам, его публикация так и называется: "Когда мы научимся любить и благодарить Царскую семью, вопрос с останками решится сам собой". 

Мне привелось ответить на это: "Не дождаться". Но в историческом отношении постановку вопроса владыкой Викентием нельзя не считать справедливой. Не что иное, как безразличие к Царственным мученикам привело к захоронению 1998 года. Иначе версия цареубийцы не получила бы статус "официальной". Вспомним, с каким пиететом к Юровскому ("честный коммунист") отзывался о нем В.Н. Соловьев, словно соскочивший со страниц гоголевской прозы и более двух десятков лет курировавший вопрос о "екатеринбургских останках". Увы, он был "на месте". 

Можно согласиться с теми, кто считает, что желание признания останков Царскими исходит от мировой закулисы, придающей вопросу существенное значение в планах глобализации. Не станем развертывать, все равно не доискаться. Однако заказной характер дела, столь по-гоголевски обнаруженный однажды В.Н. Соловьевым, очевиден хотя бы из откровенной (порой до безстыдства) тенденциозности исследований, характерной как в случае прежних официальных исследований, так и в случае недавних. 

Все же тут мне представляется возможным провести сопоставление... с крушением монархии в России. 

Давно выяснено, сколь сильной и значимой в происшедшей катастрофе была масонская компонента. Но разрушения традиционного уклада не случилось бы, если бы мечта о "новой жизни" не подменила в народе устоев веры. И дело было не в одной интеллигенции - вспомните героев Андрея Платонова. Та мечта была связана и с утратой веры, и с безразличием к истории родной страны, к ее славе, к тому, что "нажито". То же безразличие сказалось и в постсоветское время.  

Казалось бы, после запрета на истину естественно было буквально ринуться к чтению появившихся наконец-то правдивых книг, в частности, о Царской Семье. Но, по безразличию, цепкая и глубоко проникшая в общественное сознание клевета на Царскую Чету осталась в этом сознании с тем же присловием: «всем известно». «Всем известно», например, что «царь был ничтожный правитель».  

Увы, если честно, то сострадание к детям — это обычный максимум народной любви к Царской Семье. При другом отношении, при сердечном осмыслении жизни Царской Семьи и того, что с нею случилось, версия цареубийцы попросту не всплыла бы, а если бы всплыла, то не утвердилась бы так, как утвердилась. То же и в недавнее время. 

После позорной наглости вошедшего в историю Бориса Немцова, после всей многолетней «соловьевщины» в вопросе об останках, после книг Ю.А. Григорьева и князя А.К. Голицына, после четверти века полного отсутствия какого-либо благодатного свидетельства в пользу святости «екатеринбургских останков», после очевидной (и неоднократно заявленной!) необходимости исторических обоснований и неподдельно-комплексного подхода, как можно было так запросто и так псевдо-основательно снова повернуться в сторону всё той же версии Поросенкового Лога? И ведь для многих «сработало»! 

Подходит ко мне недавно знакомая прихожанка и говорит с умилением: «А по телевизору уже мощи Цесаревича показывали! Наконец-то скоро их Церковь признает!» Я не стал выяснять, какая была передача, ясно было, что человек предвкушает приложиться к мощам Цесаревича. Более того. 

Встречаюсь я с давней знакомой, историком, архивистом, специалистом по Новомученикам Российским, с которой мы не раз сокрушались о всем негожем, что творится с останками, и она мне говорит: «Так как же, а? Одни говорят одно, другие другое...» «Боже мой! — подумал я, — и в этом сердце рыхлость».

«Рекорд» последней был поставлен моим другом, ученым, медиком, который прочитав статью Агаджаняна и Оболенского «Не Царские это зубы», воскликнул: «Стопроцентный подлог!». Не прошло и недели, как он же стал предаваться при мне размышлениям (не в первый раз) о генетической идентификации. Я чуть было не заорал на него: «Ну ты как-нибудь определился бы, а? Ну хоть бы "вздором" назвал критический взгляд на признание останков царскими, отмахнулся бы от него! Нельзя же то одно признавать, то другое — и прямо противоположное!»

Рыхлость взгляда — следствие безразличия. И если оно так сказывается «внизу» (даже среди тех, в ком не должно было сказываться), то что можно ждать от «верхов»? 

И, действительно, есть на это счет пример вопиющий. В ответ на предложение Наталии Поклонской на заседании Государственной Думы 18 июля с.г. почтить память Царя-мученика вставанием поднялись только члены партии ЛДПР и два человека из «Единой России», остальные оглядывались: а вдруг нужно подняться? 

Еще вопрос, конечно, в какой степени думцы представляют народ, но их безразличие к убиенному Государю впечатляет. 

А безразличие непробиваемо, только не как стена, а как вата. 

ЖЕЛЕЗОБЕТОННОЕ «НЕТ» 

Амбивалентность взгляда на останки должна была бы муссироваться СМИ, ведь для них амбивалентность — это «хлеб». Но не совсем таковой была публикация «РИА Новости» от 14 июля прошлого года. При знакомстве с ней запечатлеваются слова владыки Илариона (Алфеева):  
   «Пока не будет безупречных, железобетонных доказательств, которые убедят не только участников Священного Синода и Архиерейского Собора, которые убедят всю полноту Русской Православной Церкви, не могут быть приняты и опубликованы решения о признании останков мощами или о непризнании их таковыми».  

Что ж, теперь на это можно сказать владыке следующее: после независимой стоматологической экспертизы, вопрос об идентификации екатеринбургских останков как останков Царской Семьи получил однозначный отрицательный ответ. Железобетонное «нет». Я писал уже об этом в статье «Достойны ли закваски?» и не премину повториться.  

Уже продолжительное время назад стоматолог Э.Г. Агаджанян и историк А.А. Оболенский образовали уникальное содружество. Стоматолог изучил материалы официальной стоматологической экспертизы начала 1990-х годов, проведенной обстоятельно и на очень высоком уровне, а историк сопоставлял его выводы с документами: счетами оплаты лейб-стоматологу, записями в камер-фурьерском журнале, дневниковыми записями Государя и Государыни и пр. В итоге в адрес официального следствия было направлено более двух десятков вопросов, сокрушающих  искомый (а в заявлении СК от 16 июля уже найденный) вывод. Останки царскими быть не могут. 

Читатель догадался, конечно, что ответа на поставленные вопросы получено не было — и из это следует только одно: заключение независимой медико-исторической экспертизы справедливо. 

Желающие подробно познакомиться с исследованиями Агаджаняна и Оболенского могут зайти на сайт «ЦАРСКАЯ ПРАВДА. Исследование судьбы Императора Николая II и его Семьи», там все публикации.  

В упомянутой выше статье «Достойны ли закваски?» приведены три доступных примера, как наиболее выразительные, из двух разных публикаций. Приведем заключение Э.Г. Агаджаняна и А.А. Оболенского из статьи «Не Царские это зубы»: 
   «Состояние зубов тех несчастных, которых захоронили в могиле Поросенкова лога и пытаются выдать за Царскую Семью, гораздо больше похоже на состояние зубов у людей, когда-то имевших высокий социальный статус, но после этого длительно пребывавших в тюрьме без всякого доступа к медицинской помощи. Таковых в тюрьмах молодого Советского государства тогда было в избытке и всегда можно было подобрать из их числа подходящую семью. Но, видимо, либо из-за спешки, либо по каким-то другим причинам, нашли только семью с тремя дочерями и не нашли подходящего по возрасту сына и еще одну сестру, а потому пришлось импровизировать и выдумывать версию о том, что два трупа по какой-то причине удалось сжечь, а остальные не удалось, и потому их просто захоронили.
   Как мы видим из вышесказанного, состояние зубов Царской Семьи, исходя из документально подтвержденных фактов их лечения, категорически не соответствует состоянию зубов семьи из екатеринбургского захоронения. Что в совокупности с другими фактами не только позволяет сомневаться в принадлежности этих черепов Семье Романовых, а полностью опровергает саму вероятность такого заключения». 

ГОРЬКО И ТРЕВОЖНО

Трудно представить, чтобы наследники Ельцина и заложники, скажем так, постсоветской специфики открыто и честно признали позор 1998 года. 

Достоевский писал, что русскому человеку зачастую хотелось бы обретения «права на безчестье». Что же, он и обрел его – «своею собственной рукой». И безчестье тех, кто принимает решения, стало для нас настолько уже привычным, что редкие случаи чего-то верного и достойного (как присоединение Крыма) воспринимаются в качестве исключений

Для нас речь должна идти о нашей Церкви, столь мужественно выдержавшей в 1990-е года сильнейшее (а порою и грубейшее) давление — «признайте останки царскими». Стоит познакомиться с этим в книге князя А.К. Голицына «Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской Семьи» (М.2011, 2013) — см. также мою статью, как бы «дайджест этой давно разошедшейся книги "Пора выражать вотум недоверия"». 

ЧТО ЖЕ БУДЕТ ТЕПЕРЬ? 

Патриаршее требование честности, открытости и стремления к истине в новых исследованиях «екатеринбургских останков», очевидно, давно уже находится в полном небрежении. 

До сих пор не опубликовано никаких материалов новой комиссии и нового следствия. 

Неуместное (в Царские дни!) заявление СК об идентификации останков не предварялось никакими публикациями. 

То, как, по получении заявления, Владимир Легойда благодарил Следственный Комитет за открытость (!), напомнило мне житейскую сценку: так женщины ласковы друг с другом при чувствах прямо противоположных... Или Владимир Романович был искренним? 

Закрытость полная, один ответ: экспертизы продолжаются. 

Портал «Православие.ру» давно прекратил публикацию статей, связанных с останками. Сокрушающая критика Агаджаняна и Оболенского получает лишь мелкие укусы на РНЛ. Так, некая дама, историк, считает исследования Агаджаняна ошибочными, поскольку в них не учтены «возможные посмертные изменения зубов» — как если бы был возможен посмертный кариес... как если бы ученый не опирался на то, что констатировано официальной стоматологической экспертизой 1990-х годов. 

Анатолий Степанов также не обходит Агаджаняна и Оболенского полным молчанием, но выражает оптимизм, уповая на бОльшие авторитеты — мол, есть у нас люди, которые смогут отстоять истину от каких-то там малоизвестных «специалистов». 

Мол в церковное сознание проблема останков не только уже внедрена, но и желательным образом разрешена... мешают какие-то, но они ничего не смогут.  

«Троянским конем» назвал Анатолий Михайлович Верховский (1944-2014) «операцию по признанию останков царскими» еще в 1990-е годы. Сейчас его название подходит к этой операции еще больше — на порядок, можно сказать, ибо имеющая место внедренность «науки» в Церковь есть нечто безпрецедентное. Пишу в кавычках, потому что не раз отмечавшийся высокий профессионализм докладов на памятной конференции «Дело об убийстве Царской Семьи», проходившей в московском Сретенском монастыре 27 ноября 2017 года, служил лишь имитацией профессионализма.  

СЛАЙД, ПОКАЗАННЫЙ ПОПОВЫМ

Так проф. В.Л. Попов, показавший слайд со следами (будто бы) сабельных ранений на черепе № 4, утаил, что, по известному «рапорту трех врачей», обследовавших Наследника сразу после ранения, расстояние между следами ранения — 6 см, а на слайде Попова — 2 мм (был показан масштаб). А проф. В.Н. Трезубов, делавший доклад о зубах "екатеринбургских останков", утаил состояние зубов черепа № 4 (не сказав о них в докладе буквально ни слова!), на прямой же вопрос подтвердил, что зубы черепа № 4 долгие годы до смерти не подвергались лечению, и объяснил, что Государь страдал сильнейшей дентофобией, боязнью лечения зубов — чему никто не поверит и чему, конечно же, есть неоспоримые опровержения — см. публикацию А.А. Оболенского «Что делал Император Николай II у зубных врачей?».  

Стоит отметить, что именно В.Л. Попов и В.Н. Трезубов проводили — на высочайшем, как уже отмечено, уровне — стоматологическую экспертизу "екатеринбургских останков" в 1990-е годы, и это ими полученные данные опровергают принадлежность останков Царской Семье. Все то же безчестье. 

Проф. В.Н. Звягин, делавший доклад антропологического характера, утаил, что по его же исследованиям начала 1990-х годов, скелет № 4 принадлежит «больному человеку, дигестивного телосложения, склонному к полноте» (из выступления проф. В.Н. Звягина на конференции «Государственная легитимность» в марте 1993 г.) Поясним, что для «дигестивного телосложения» характерны обилие подкожного жира и большой, выпуклый живот – всякому ясно, что это не может иметь никакого отношения к Николаю II. 

Проф. Христофоров В.С. сказал заведомую неправду об отсутствии каких-либо документов, подтверждающих интерес НКВД к Царской теме в 1945-1946 годах. Таких документов в ГАРФ десятки. 

Оставим в покое доктора исторических наук Л.А. Лыкову и обнаруженное ею состояние исторической экспертизы — достаточно вспомнить, как давалось Его святейшеству выслушивать эту даму. Таково внедрение «Троянского коня», к сожалению, небезуспешное. 

Ибо силам, стремящимся к полноценному признанию останков Царскими, есть на что опереться: на общее безразличие и лояльность к авторитетам при нежелании задуматься над серьезной критикой, но желании от нее отмахнуться. Плюс рыхлость тех, кто задумывается. Плюс конъюнктурное и совершенно сознательное нежелание вникнуть в проблему людей, вполне значимых в Церкви: как бы не пришлось идти против совести... 

Новая же закрытость вопроса при новом «воцарении» генетики и подспудной подготовке материалов вызвают что угодно, кроме доверия. 

Неужели и в Церкви приживется неправда? В статье «Достойны ли закваски?» я уже выразил тревогу по поводу установок части нашего духовенства, и в этом повторяться не стану. Скажу только, что для многих и многих православных верующих, почитающих Царскую Семью, нет ничего горше, чем сталкиваться с готовностью Церкви воинствующей — причем в лице достойных представителей — принять «Троянского коня» как подарок

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Хотелось бы выразить надежду на лучшее, воскликнув: Бог поругаем не бывает! В отрыве от контекста эти слова звучат так, будто, говоря по-мальчишески, «как Он даст!»

Мечталось бы, и в связи с мальчишескими словами нельзя не вспомнить комментарий какой-то девушки к одной из статей по проблеме останков: «Да если б это были настоящие мощи, они давно бы дали по шапке за то, что с ними так обращаются!»

Но приведем расширенную цитату из послания апостола Павла к Галатам: «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от Духа пожнет жизнь вечную» (Гал.6.7-8). Дерзну спросить: а что будет с теми, кто сеет в дух от духа лжи? Мы видим, что апостол Павел имеет в виду отнюдь не внешнее отмщение и совсем не обязательно скорое посрамление неправедников, но только то, что неправедник непременно понесет наказание в своем собственном сердце. Из истории же известно, что бывало по-всякому, бывали и неправедные соборы, принимавшие неправедные решения

Итак, мы имеем серьезное испытание для Церкви. Не только испытание, прямо скажем, но и кризис, ибо тайное негожее проявилось и в Церкви. Однако, по слову одного убиенного священника, «кризис всегда есть суд, и значит – благо!». Нет оснований не верить, что посланного испытания Церковь не выдержит. Дай же нам Бог не посрамить нашей веры и памяти святителя Алексия II.

А.А. Мановцев, публицист

Источник: Сегодня.Ру
http://www.segodnia.ru/content/205820

___________________
См. также:






Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Спецназ Ватикана в недрах Православия: В.Н. Крупин о возрождении деятельности католического Ордена иезуитов в России с 90-х годов

Мы привыкли относить иезуитов к средним векам. Выражения “иезуитски пронырлив, расчетлив”, “иезуитская хитрость” кажутся нам пришедшими из романов прошлых веков. Как и киношные черные плащи и куртки, и шляпы с загнутыми сбоку полями. Между тем нет ничего живее и живучее Ордена иезуитов. И заметка в “Известиях”...


Впервые в мире: Власти России наносят сокрушительный удар по личному и государственному суверенитету

Преобразование традиционного человеческого общества в общество «цифровое» будет иметь непоправимые последствия! За бурным потоком информационных сообщений, связанных с последними политическими и церковно-общественными событиями, большинство граждан совершенно не видит самого главного – надвигающейся на всех и каждого системы беспросветного цифрового рабства...


Переворот: Правительство готовится передать власть Сбербанку (+ОБРАЩЕНИЕ)

16 ноября 2018 года многие издания и информационные агентства продублировали впервые опубликованную в «Известиях» статью «Паспорт без переплат: Сбербанк готов выдавать электронный документ», в которой говорилось: «Сбербанк готов выдавать в своих отделениях с функцией госуслуг электронные паспорта...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Фотогалерея
Полезно почитать

Сегодня массированной атаке подвергается Православие, Царь, государство, народ, семья: Беседа с главредом РИА «Катюша» А.Б. Цыгановым

Беседа с  главным редактором православно-патриотического СМИ РИА «Катюша» а также сопредседателем Координационного совета патриотических сил Санкт-Петербурга и области, сопредседателем Гражданского комитета возрождения науки и образования, руководителем экспертного совета Общественного уполномоченного по защите семьи, многодетным отцом Андреем Борисовичем Цыгановым...


Возрождение Русского духа, казачества, через него – Монархии: Беседа с о. Василием Извековым, племянником патриарха Пимена (+ВИДЕО)

Рубрику «Год Царской Голгофы» продолжает беседа со свидетелем и преемником уникального опыта Церкви исповеднической, хранившей и возжигавшей пламень веры в эпоху безбожного гнета, племянником четырнадцатого Патриарха Московского и всея Руси Пимена (1971–1990) протоиереем Василием Извековым...


Чтобы Русь стала Святой: Рано или поздно, но каждый окажется перед выбором – остаться верным или предать

Сегодня в рубрике «Год Царской Голгофы» своими размышлениями о ситуации в Церкви и стране и чаемом воскресении Руси делится протоиерей Алексий, настоятель храма великомученика Георгия Победоносца на погосте Камно под Псковом...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100