Понедельник, 25 Мая 2020 г.
Духовная мудрость

Свт.Феофан о евроинтеграции
Нас увлекает просвещенная Европа… Да, там впервые восстановлены изгнанные было из мира мерзости языческие; оттуда уже перешли они и переходят к нам. Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня… Западом наказывал и накажет нас Господь, а нам в толк не берется…
Свт. Феофан Затворник

Прав. Иоанн Кронштадтский о войне и России
Вот цель бед и скорбей, посылаемых нам Богом в этой жизни. Они нужны как отдельному лицу, так и целому народу. Народу, погрязшему в нечестии и грехах. Россию куют беды и напасти.
Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Митр.Иоанн: экум.лжет
Как и всякая ересь, экуменизм лжет, предлагая «братски соединить» истину с ложью, лукаво делая вид, что не понимает противоестественности такого соединения, надеясь, что люди, завороженные благородством лозунгов, не заметят страшной подмены.
Митр. Иоанн (Снычев)

Прп.Иустин о 8 соборе 3 (вост.папизм)
Первые четыре темы из десяти, выбранных для <всеправославного> собора, раскрывают именно стремление Константинополя подчинить себе всю православную диаспору – а значит, и весь свет! – и оставить за собой исключительное право давать автокефалию и автономию.
Прп. Иустин (Попович) о восточном папизме

Свт. Василий о ревности в вере
Умоляю вас не унывать в скорбях, но обновляться любовью к Богу и день ото дня возрастать в ревности, зная, что в вас должен сохраниться остаток благочестия, какой Господь, придя, найдёт на земле.
Свт. Василий Великий о стоянии в Православии

В кулуарах

Глумление обновленцев-криптокатоликов над таинствами
Митрополит Иларион (Алфеев) обвинил в неразумной ревности тех верующих, кто не желает причащаться новым «коронавирусным» способом с окунанием или протиранием лжицы и отиранием уст одноразовыми салфетками.

Тайные молитвы да не звучат вслух
В наше непростое время все чаще и чаще в некоторых храмах священники читают вслух тайные священнические молитвы за Литургией. Это веяние получило распространение в обновленческой среде еще в конце XIX – начале XX века. Представители так называемой «живой церкви» стали сокращать службы, переводить на...

«Из русского народа еще выйдут герои»
О плодотворном художественном творчестве Максима Фаюстова мы уже не раз писали на страницах нашей газеты. В этом году исполняется 10 лет, как он впервые выставил самую известную свою картину «Русский герой Евгений Родионов». За эти годы в постерах и репродукциях она разошлась далеко по России.

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
20.12.2018
Поборник «Русского воззрения»: Память великого мыслителя-славянофила К.С. Аксакова (старшего)
 
2018-12-20.2.jpg
К. С. Аксаков

У народа может быть
только: или воззрение народное
(самостоятельное, свое), или никакого
(ибо чужое воззрение не ему принадлежит).
К. С. Аксаков, 
«О Русском воззрении»

Мы уже писали об Иване Сергеевиче Аксакове – выдающемся Русском мыслителе и общественном деятеле второй половины XIX века. Однако своим становлением в качестве идеолога славянофильства И. С. Аксаков во многом обязан старшему брату – Константину.

Константин Сергеевич Аксаков (1817–1860), Русский православный мыслитель, филолог, историк, поэт, публицист, драматург, переводчик, критик, виднейший представитель «классического славянофильства», родился и провел первые четыре года жизни в селе Ново-Аксаково Бугурусланского уезда Оренбургской губернии.

Род Аксаковых принадлежал к древним аристократическим родам России. Отец – небогатый провинциальный помещик, а впоследствии известный писатель Сергей Тимофеевич Аксаков (1791–1859), автор «Семейной хроники» и других сочинений. «Совершенное отсутствие претензий, простота, радушие вместе с пылким и нежным сердцем, трезвость и ясность ума при возможности страстных порывов, честность, безкорыстие, безпечность относительно материальных выгод, тонкое художественное чувство, верность суда – вот отличительные свойства Сергея Тимофеевича, которые привлекали к нему всех, кто его знал» (Аксаков И. С. Очерк семейного быта Аксаковых). Младший брат мыслителя И. С. Аксаков подчеркивал глубинную связь, которая образовалась между отцом и сыном с первых дней жизни Константина и не прерывалась до самого конца. Однако «при всем том в натуре Константина Сергеевича Аксакова не было ничего схожего с натурою Сергея Тимофеевича. Он, как говорится, весь был в мать».

Мать – Ольгу Семеновну, урожденную Заплатину (1792–1878), дочь суворовского генерала и пленной турчанки, отличали «неумолимость долга, целомудренность, поразительная в женщине, имевшей стольких детей, отвращение от всего грязного, сального, нечистого, суровое пренебрежение ко всякому комфорту, правдивость.., презрение к удовольствиям и забавам, чистосердечие… При этом она вся принадлежала Русскому быту. Русские обычаи, особенно церковные, Русская кухня, Русская природа – все это было ей родное».

Константин был первенцем в семье, где родилось 14 детей, из которых выжило 10 (4 мальчика и 6 девочек). Родители уделяли его воспитанию и образованию особенно много времени и сил, стараясь привить любовь к отечественной литературе, Русской природе, матушке-России, развить в нем Русскость. Будущий мыслитель не только воспринял в семье начала православно-Русского духа, но и сам с раннего возраста сознательно отвергал иностранное влияние, прежде всего французское, доминировавшее в дворянском кругу. В семье говорили только по-Русски. Константин, отказавшись от французского слова «папаша», любовно называл своего отца «отесинькой».

2018-12-20_132425.jpg

Современники отмечали, что Константин Сергеевич всю жизнь сохранял детскую чистоту, непосредственность и целомудрие. Как вспоминал И. С. Аксаков, «между детскими годами и зрелым возрастом почти у всех лежит целая пропасть. У него, напротив, не было никакого разрыва с младенчеством в душе и сердце. Ум вызрел, обогатился познаниями, но в нравственном отношении не произошло перемены, не явилось никакой „порчи“: та же чистота души и тела, та же вера в людей. Этому много способствовало и то, что он до последнего года жизни жил при отце и матери и никогда с ними не разлучался».

С приездом семейства в Москву С. Т. Аксаков становится хозяином замечательного литературного кружка, в котором его дети, и в первую очередь старший сын, участвуют наравне со взрослыми. А с возмужанием Константина дом Аксаковых превращается в центр московского славянофильства, где собираются все ведущие деятели этого движения.

Константин Аксаков получил прекрасное домашнее образование. У него были лучшие учителя. Он свободно владел пятью иностранными языками. Но в отличие от многих своих сверстников никогда не учился в гимназии или в частном пансионе. В 1832 году пятнадцатилетний Константин поступил на словесное отделение Московского университета (ранее по возрасту был принят лишь Грибоедов).

Уже на первом курсе юноша вступает в кружок Н. В. Станкевича. Его участники стремились выработать цельное философское мировоззрение, опираясь на традиции немецкой классической философии, чтобы противостоять невежеству и просвещать Россию. Но общее направление кружка было западническим, а воззрение на Россию, по признанию самого Константина, – в целом отрицательным: «…мне очень часто было больно; в особенности больны мне были нападения на Россию, которую люблю с самых малых лет. Но, видя постоянный умственный интерес в этом обществе, слыша постоянные речи о нравственных вопросах, я, раз познакомившись, не мог оторваться от этого кружка и решительно каждый вечер проводил там». Однако в конце концов Русское воззрение на мир отделило К. Аксакова от кружка Станкевича, и в начале 1839 года происходит их окончательное размежевание.

Летом 1838 года с целью более глубокого изучения немецкой философии и культуры Аксаков отправляется в путешествие по Германии и Швейцарии, в первый раз в жизни разлучившись со своей семьей. Он посетил Кенигсберг, Берлин, Дрезден, Лейпциг, Веймар, Висбаден, Франкфурт, Страсбург, Базель, Люцерн, Мюнхен, Кельн, Гамбург и другие города.

Доброжелательно настроенный к немцам, Константин Сергеевич в Пруссии столкнулся с проявлением русофобии, с «положительной враждебностью к Русским». Он этого никак не ожидал, будучи уверенным, что после того как в 1812 году Русские спасли Пруссию от Наполеона, между двумя странами установилась твердая дружба. Особенно поразили юного романтика слова его немецкого собеседника о том, что Россия слишком велика. «Слишком, слишком. Россия – страшное государство (furchtbares Reich), такого еще не было». Будущий славянофил так объясняет эти резкие слова: «могущество России им глаза колет».

Как это часто случалось с Русскими писателями за границей, в этом путешествии Константин Сергеевич еще более проникся любовью к России, гордостью тем, что он Русский
   «Мне весело идти среди полей, освещенных вечерним солнцем. Почти прямо против него, там далеко, еще далеко лежит моя Россия, безконечная. Там, среди нее – Москва, а в Москве – вы, дражайшие мои родители, братья и сестры! О, да что и говорить! Не упоминая даже о семейственных связях, о сердечном стремлении, которое ближе и потому всего крепче может быть, Россия, земля самая, – моя страна: там моя жизнь, там круг моего действия, и, понимая общую жизнь человека, принимая общую для всех истину, я все остаюсь Русским, Русским, – для меня это ясно, и космополитизм кажется мне теперь совершенной глупостью. Я – Русский. Но я теперь люблю больше, истиннее Отечество, потому что истиннее понимаю его значение».

Вместо запланированного года путешествие продлилось всего четыре с половиной месяца. Затосковав по родной Москве и семье, «милому отесиньке», Константин возвращается на Родину и более уже не покидает первопрестольной столицы до своей предсмертной болезни, деля время между московским домом и загородной усадьбой Абрамцево, которую отец приобрел в 1843 году.

2018-12-20.2.1.jpg 
Русская красавица XIX века 
в костюме Архангельской губернии

В 1840 году в Москве Аксаков знакомится с Алексеем Степановичем Хомяковым, который открыл ему «ясное, полное и цельное понимание Русской земли». И. С. Аксаков называет эту встречу решающим событием в жизни брата, отмечая, что и для самого Хомякова она была «полна плодотворных последствий». Несмотря на тринадцатилетнюю разницу в возрасте, К. Аксаков и Хомяков становятся друзьями, так же как и их семейства. «Всегда общительный, неутомимый посетитель всех интеллигентных сборищ», Хомяков «до встречи с Самариным и К. С. Аксаковым в своем образе мыслей оставался почти одиноким». В лице двух молодых образованных дворян Хомяков нашел себе верных друзей, последователей и учеников. Как вспоминал И. С. Аксаков, этот «союз духовный, душевный, умственный и нравственный» привлек многих «к общей работе Русского народного самосознания», положив твердое основание славянофильству.

Исследователи полагают, что термин «славянофильство» был введен в качестве насмешливой клички В. Г. Белинским для обозначения московских сторонников Русской самобытности. И. С. Аксаков отмечал, что «ни К. С. Аксаков, ни Хомяков, ни Юрий Самарин, ни другие литературные и общественные деятели одного с ними направления не любили этой клички и сами себя так не называли». Большинство славянофилов, скептически относясь к этому прозвищу, отмечали, что оно не выражает сущности нового направления и определяли себя по-другому – «Русское направление» (К. С. Аксаков), «московское направление» (Ю. Ф. Самарин), «самобытники» (А. И. Кошелев) и т. п.

В 1847 году К. С. Аксаков писал: «Я думаю, видно уже из сказанного мною, что несправедливо называют славянофильской и славянской ту сторону, которую так называют. Если уж надо называть именами эти противоположные стороны, то нас я назову „Русскими“, а противников наших „Русляндцами“… Они обидятся; „Петровцами“… – тоже может быть; но я думаю, они не обидятся, если я назову их „Россиянами“».

Как показывает историк В. З. Завитневич, славянофильство «не было ни плодом досужей фантазии, ни следствием невежественного пристрастия к отжившей старине, ни результатом слепого подражания немецким идеалистам… славянофильство появилось у нас как естественная и неизбежная реакция против рабского европейничанья».

Эпоху 1840-х годов называют порой расцвета литературно-философских салонов в России. Пылкий Аксаков, следуя наставлениям и примеру А. С. Хомякова, в этих собраниях безстрашно и «прямо шел на смертный бой» с западниками, стремился приобщить к Русскому воззрению высший свет. Важной формой проповеди мыслитель считал ношение традиционной Русской одежды. По его убеждению, одежда есть одно из выражений духа человеческого. В Русской одежде К. Аксаков видел проявление борьбы за «Русскую жизнь и самобытность против иностранного маскарада». В стихотворении «Монолог» (1845 г.) он показывает, что за внешним изменением следует внутреннее: «Я надеваю Русскую одежду. И имя самое мое теперь / Звучит мне как бы вновь / Всем Русским звуком…»

После окончания Университета (1835 г., получил звание кандидата словесного отделения) Константин Сергеевич долго не мог завершить свою магистерскую диссертацию. «Ломоносов в истории Русской литературы и Русского языка» (М., 1846). Защита состоялась только 6 марта 1847 года. Несмотря на некоторые отмеченные современниками недостатки, диссертация представляла собой яркое творческое осмысление основных проблем Русской истории и культуры, в ней наметились уже важнейшие линии историософской концепции мыслителя. В частности – идея о «сознательном возвращении к себе» современного российского общества, отторгнутого Петром I от своей национальности, возвращения, одним из предшественников которого был, по мнению Аксакова, М. В. Ломоносов; идея разделения России на «землю» и «государство». И еще одна, безусловно, очень важная мысль – о ведущей, основополагающей роли Православной веры в становлении Русской государственности и народности.

Великий, по словам К. С. Аксакова, 1848 год – год европейских революций – стал переломным в его судьбе. Именно тогда литературное славянофильство начинает эволюционировать в социально-политическую сторону. Как раз в то время К. С. Аксаков, противопоставляя безбожному, республиканскому, революционному Западу Россию, высказывает идею о том, что Русская самобытность обусловлена единством Православной веры и монархического правления: «Вера единая есть ее [России] жизнь, и Россия всегда старалась устроить быт свой на ее началах, никогда не хлопоча о совершенной форме Правительства и желая лишь одного: дабы Правительство не считало себя совершенным и не изъявляло бы притязаний заменить собой внутреннюю совесть и нравственные основы. Монархия, не боготворимая, не требующая веры в ее совершенство, но сама верующая в одно совершенство Божие, Монархия Православная была издревле правительственною формою России». Это лучшая форма из правительственных форм. «Рабское чувство и вольнодумство, или сервилизм и либерализм, равно противны Монархии Православной. И то, и другое: и идолопоклонство земной власти, и революционные попытки – занесены к нам с Запада». Идею «Монархии Православной» К. С. Аксаков в это время сочетает с мечтой об «одном православном христианском Русском народе» – едином не только в вероисповедании, но и в бытовой культуре, включая язык общения, образ жизни и даже внешний облик.

2018-12-20_132009.jpg

В одной из неопубликованных статей 1848 года Аксаков разворачивает целую систему аргументации в пользу славянофильской трактовки понятия «народ» и вытекающего из него представления о «народности»: «Народ есть одухотворенный единством нравственного убеждения союз людей одной породы. Связь, образующая <людей> в народ, есть связь единого нравственного убеждения при родстве кровном, при единстве происхождения или языка. Отсюда вытекает вся физиогномия, вся живая человеческая наружность народа, – вся его народность». Это нравственное убеждение, связующее людей духовно и образующее народ, по К. С. Аксакову, есть не что иное, как союз человека с Богом, вера, которая «не есть мнение, не есть людская теория, и поэтому может обнять и объемлет всех. Где нет веры, там нет и народа». С этой точки зрения, народ в истинном смысле слова – это Русский народ – «Христианский, Православный, истинную Святую Веру исповедующий», на ней основана и его народность. «Поэтому тот, кто не Православный, не принадлежит к Русскому народу, хотя бы он и был и Русского происхождения; он Русский только по породе, а не по народу. Из Русских по происхождению Русский в человеческом (и в народном) смысле есть только тот, кто Православный Христианин».

Тем, кто позабыл свою народность и потерял самобытный Русский взгляд, Константин Сергеевич адресовал цикл исторических работ, посвященных изучению самобытных начал Русской жизни. В них, обращаясь к далекому прошлому России, он сумел увязать сугубо научные вопросы с современными ему политическими проблемами. Смысл своего труда К. С. Аксаков видел «в пробуждении Русского в Русских и в возвращении Русским – Русского».

Особо о своей историософской позиции К. С. Аксаков высказался в «Записке о внутреннем состоянии России» и «Дополнении» к ней, поданных в 1855 году Государю Императору Александру II (опубликована в газете «Русь», 1881, № 26–28).

Будучи поэтом, литературным критиком, историком литературы, лингвистом, историком, публицистом, Константин Аксаков являлся активным участником всех славянофильских изданий: «Московский литературный и ученый сборник» (1846–1847), «Московский сборник» (1852), журнал «Русская беседа» (1856–1860).

В еженедельной газете «Молва» (основана в 1857 г.), организованной и издававшейся на средства и фактически под его редакцией (официальным редактором числился С. М. Шпилевский), он впервые в Русской периодике ввел новую форму подачи журналистского материала – передовую статью. Сопроводив своими передовицами более двух десятков номеров газеты, Константин Сергеевич высказал в них славянофильский взгляд на все «просто, ясно, решительно, как тезис без доказательств». По сути, эти статьи представляли читателю квинтэссенцию славянофильского «Русского воззрения» и считаются вершиной публицистики Аксакова. Как по времени, так и по существу, подводя некий итог, они завершают его активную, рассчитанную на внимание широкого читателя разработку актуальных вопросов социально-политической жизни.

Потеряв «веселие духа» после смерти отца (30 апреля 1859 г.), мыслитель тяжело заболел; осенью 1860 года вынужден был, бросив все дела, выехать на лечение за границу; попал на греческий остров Занте, где в ночь с 6 на 7 декабря, в возрасте 43-х лет, неожиданно скончался. Священник, призванный к умирающему, был изумлен его исповедью, причастием и кончиной. Он не прекращал своих расспросов: «Да кто же это был?», и свидетельствовал: «Праведник скончался…»

2018-12-20_131854.jpg

Один из отцов-основателей славянофильства, К. С. Аксаков внес значительный творческий вклад в становление самобытной Русской философии. Однако вклад этот до сих пор не оценен в полной мере. Это связано прежде всего с тем, что большинство программных текстов мыслителя были опубликованы только после его смерти, а значительная часть наследия ожидает издания до сих пор.

Россия стоит на прежнем пути, лишь остановленная в своем движении
 Из наследия К. С. Аксакова о Древней Руси

«На Руси (Душа народа)»  
Худ. М.В. Нестеров

  
Древняя Русь для нас есть не только предмет изучения или исторического воспоминания. Древняя Русь неразрывно соединена с нашим настоящим и будущим, соединена тою живою связью, какою соединен корень с ветвями дерева.

Иные скажут: «Древняя Русь отжила свой век, прошла». Нет, если б это было так, то это значило бы, что Россия отжила свой век. Последующее только тогда живо, когда оно вытекает из живого предыдущего и утверждается на нем как плод его жизни.

«Но Россия отбросила свой прежний путь, путь древней Руси. Итак, древняя Русь прошла», – повторят нам.

Нет, не прошла древняя Русь, и путь прежний не брошен. Точно, была минута в исторической жизни России, когда произошел переворот, когда Россия отказалась от пути своего и от своей нравственной самостоятельности, когда захотела она оторваться от всей своей предыдущей жизни. Да, была такая минута полтораста лет тому назад, и точно, разрыв совершился.

Но не вся Россия оторвалась от своего прошедшего, и, следовательно, связь с прошедшим, связь с древней Русью все же не утрачена.

Верхняя часть России, точно, бросила прежний путь и пошла иным, не своим путем; но другая часть России стоит на прежнем пути, лишь остановленная в своем движении. Для верхних слоев, точно, прошла древняя Русь, – для них только, но не для всей России.

Сорванный с стебля цветок увядает, оторванные от дерева ветви сохнут. Люди верхних слоев России в полтораста лет не произвели ничего самобытного в общем деле человечества и представляют бледное явление без корня, без опоры. Они отстали от своих и не пристали к чужим; они доселе повторяют с голоса только речи других народов. Никакое солнце истины и просвещения не даст жизни, не согреет этих, разлученных с родным деревом ветвей; безполезно обливает их оно лучами своими!

Простой народ, по разным условиям, по своему положению находящийся доселе в тени, в стороне от просвещения, тем не менее хранит в себе силу жизни, ибо не оторвался от родного дерева. 
  
Человек – не природа органическая. Ветви не могут самовольно оторваться от своего ствола; зато, раз оторванные постороннею силою, они не могут возвратиться к родному дереву и вновь процветать на нем. Человек может сам оторваться от своей самобытной жизни, но зато он может и воротиться к ней.

Для той части России, которая отказалась от древней Руси, возможен возврат. Было уже объяснено, что это не значит шаг назад, что это есть возвращение к пути, что это значит идти вперед прежним путем, не потому, что он прежний, а потому, что он истинный. Твердо держаться своих основных коренных начал – это не только не мешает, но это только и дает возможность идти вперед. Уходя высоко в небо ветвями, дуб уходит глубже и глубже корнями в землю.

Вот почему говорим мы, что предмет и цель наших желаний – не состояние древней России, не известный ее возраст в ту или другую эпоху, но путь древней России, но свободное ее возрастание из себя самой. Приведем здесь, кстати, прекрасные слова поэта, обращенные к России:

О, вспомни твой удел высокой. 
Былое в сердце воскреси, 
И в нем сокрытого глубоко 
Ты духа жизни допроси!

Верхняя часть России, оторвавшись от жизни, попала на путь отвлеченной мысли; путем мысли только может она вернуться к России. Мысль, по своей разумной логической силе, всегда способна исправить ошибки, делаемые в ее области, и выйти на прямую дорогу. Это возможно и в настоящем случае. Совершив свой косвенный путь и сознав Россию, эта отвлеченная часть Русского народа, вернувшись, сознанную мысль России принесет к цельности жизни, хранимой простым народом, и вновь соединится с ним. Великое дело жизни и мысли должно быть общим делом не одних верхних слоев, а всей России. 

Тогда лишь будет возможно в России истинное, т. е. самостоятельное просвещение.

  
  
Передовая статья «Молвы» от 24 мая 1857 года 
Учение славянофилов // Русский архив. 1890. № 11.




___________________
* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (750 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998.


См.также:





Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Более ста российских ученых подписались под письмом президенту о недопустимости принятия закона о едином регистре учета населения (ЕФИРе)

Законопроект нарушает положения, установленные Конституцией РФ: ст. 24, согласно которой «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются»; ст. 55 - «в РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина», которые могут быть ограничены лишь...


Заключение комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова

По распоряжению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ (Распоряжение № 2187 от 5 мая 2000 года), в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных богословскими изысканиями свящ. Георгия Кочеткова, по их мнению,...


Принимал ли Поместный Собор 1917–1918 гг. постановление о допустимости использования за богослужением русского языка

После совершения в марте 2019 г. митрополитом Тверским и Кашинским Саввой акта церковного вандализма – обновленческой литургии на русском языке совместно с представителями кочетковского братства, а также скандала и церковной смуты, связанной с допуском 2 февраля 2020 г. митрополитом Саввой последователей...


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Фотогалерея
Полезно почитать

Эпидемия пройдет. А что дальше?

В связи с паникой, поднятой вокруг коронавируса, появилось множество лжепророчеств. Поклонники Нострадамуса, например, нашли у него предсказание о том, что якобы «большая чума не прекратится». Высказались по этой теме и некий раввин, и иранский прорицатель, и оба напророчили человечеству кошмарное будущее. Но ведь не нужно быть пророком, чтобы догадаться о том, что у нас впереди большие испытания. Достаточно почитать Священное Писание.


Молитва за усопших - спасительный круг для них

Сегодня возобновляются поминальные службы в храмах. Более двух недель, начиная со Страстной Седмицы, Церковь не совершала панихиды по усопшим; даже во время отпевания умерших в эти дни звучит радостный Канон Пасхи. За почивших монахов в монастырях читают не Псалтирь, а Евангелие.  


Император Николай II: отречение, которого не было

История знает множество мифов. Эти мифы бывают, иногда настолько живучи, что их воспринимают как истину. Мифы эти, конечно, создаются конкретными людьми ради конкретных целей, но затем они начинают жить сами по себе, и бороться с ними бывает крайне нелегко. К числу таковых лживых мифов принадлежит утверждение,...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100