Религия

- это вера в Бога.

Религия

- всесовершенное учение, которое даровано людям Самим Господом.

Религия

является главной движущейся силой человеческой души к добру и любви.

Религия

- это знание с Небес. Оно не нуждается в дополнении или эволюции.
Религия
- совершенное понимание всего сущего с точки зрения не творения, но Творца.
Воскресенье, 19 Ноября 2017 г.
Духовная мудрость

Прп. Паисий Святогорец о гностиках
Снова определенные «гностики» станут пеленать своих духовных чад как младенцев, как бы для того, чтобы не унывали: «Не имеет значения, это ничего, достаточно внутренне веровать», – в то время, как видим апостола Петра, который внешне отрекся от Христа.
Прп. Паисий Святогорец о печати антихриста

Свт. Серафим о святых отцах
Во всех догматических вопросах и в особенности спорных богословских мнениях мы должны строго держаться святоотеческого учения. Только святые отцы могут дать нам безошибочное и самое истинное миросозерцание в области нашей веры. Они являются для нас спасительным критерием Православия.
Свт. Серафим (Соболев) о святых отцах

Прп. Серафим о монархии
В очах Божиих нет лучшей власти, чем власть православного царя.
Прп. Серафим Саровский о монархии

Вл.Агафангел о сути 3
С духовной точки зрения, не существует процессов, происходящих как бы неким «естественным» образом. Признание их является скрытым атеизмом, отвержением Промысла Божия над миром и человеком, поэтому мы утверждаем, что процесс глобализации не является естественным. Этот процесс является реализацией «тайны беззакония».
Митр. Агафангел Одесский о происходящем

Свт. Игнатий о гонениях
Противники антихриста сочтутся возмутителями, врагами общественного блага и порядка.
Свт. Игнатий Брянчанинов о гонениях

В кулуарах

Указать Русским на Русское: Поэзия «с Царем в голове» как источник просвещения
...В наше время, которое порой именуется периодом междуцарствия, такое важное понятие как «Царь», как правило, к сожалению, выпадает из творчества поэтов. Последними представителями Русской поэзии «с Царем в голове» были такие поэты, как Сергей Бехтеев, Владимир Петрушевский, Марианна Колосова, Арсений Несмелов... Но есть и современные поэты, которые не отказались от Царя...

Сувенирность «Православия-лайт»: Обмирщение отношения к святыням – тенденция последнего времени
Нет, здесь нет ошибки - сегодня происходит именно обмирщение, то есть обмирщение и умерщвление всего святого, истинного, ведущего к Небу. Со второй половины восьмидесятых годов, то есть более тридцати лет тому назад, в СССР, а потом в России началось возрождение так называемой бытовой религиозности....

Наш народ Самим Богом закален: Мозаика русской мысли от В.Н. Крупина
...И спокойно так говорит и ничего не боится: «Я верю в Бога». – «Но это его дело». – «Нет, парни, нет. Это такой человек золотой, да вы же его знаете, приезжал. Последнее отдаст. Слова плохого от него не услышишь. Любому поможет». – «И что?» — «А то! Если такой человек верит в Бога – значит, в Бога...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



20.01.2017
Столпы Русской Империи – святые и ратоборцы: Цена войны на духовном фронте

Столпы Русской Империи – святые и ратоборцы: Цена войны на духовном поле

Россия-Русь всегда держалась на плечах ратоборцев и святых. Иногда их и невозможно было разделить. Недаром в сонме святых непременно чтили и благоверных князей, и воинов, поражавших врагов Господа нашего Иисуса Христа на поле брани.

Но в XVIII веке произошел слом, когда одну из подпор Российского Государства грубо выбили. От момента создания царем Петром Первым Святейшего Синода (1721) до 1917 года, к общецерковному почитанию было добавлено всего 11 православных подвижников. Исключение составляет лишь единовременная соборная канонизация святых Киево-Печерской Лавры в 1762 году. Такого никогда не происходило в русской истории. А мы еще удивляемся, почему на нас надвинулась безбожная революция, Гражданская война и две Мировые войны.

Например, прославление в лике святых батюшки Серафима Саровского в 1903 году произошло при личном настоянии государя Николая Александровича. Слишком много имелось противников канонизации преподобного Серафима, особенно среди «почтенной публики» и тогдашних СМИ. Общество постепенно тонуло в грязи материализма. И святость ему казалась обременительной и напоминающей о чем-то ином, чем жизнь полная удовольствий и развлечений.

Несмотря на то, что почитание саровского старца в народе началось еще в середине XIX столетия, образованное общество его терпеть не хотело. На то имелись существенные причины: батюшка Серафим Саровский стал примером исконной древней православной святости (столь чуждой любителям банкетов и чинов). К тому же преподобный Серафим наказывал любить царя и стремиться к Богу, а не к чему-нибудь другому. И хотя «цивилизованные» господа, летевшие на всех парах к «сладкой жизни», не прочь были похохотать и повеселиться, истинную радость постигнуть они не могли. А тут старец, обращавшийся ко всякому: «Радость моя!». Называть испачканного землей крестьянина или рабочего с некрасиво подстриженными ногтями «радостью моей» российский интеллигент отказывался даже во сне.

Святые рождаются всегда, в любые эпохи, но их не замечают или не хотят замечать. А это разрушает духовную оборону. Не случайно за падением нравов следую губительные войны. У святых — свой фронт: они отбивают нашествие нечисти в сопредельном духовном мире.

Рядовыми в этих битвах является духовенство русское, служащее в земных храмах. Оно не свято, но сражается, плохо или хорошо, ведомое святыми и ангелами. Поэтому после революционного октября 1917-го и начались вскрытия мощей и надругательства над храмами, расстрелы и ссылки священников и обычных православных мирян. Россию обезоруживали самым наглым образом... (см.: Мы имеем вечный состав ритуального преступления: О свержении Царя богоборцами и непрекращающейся фальсификации истории и современности).

Ныне время не доброе. На нас готовы навалиться в любой час США со своими испуганными сателлитами. Им ненавистна Россия (Путин раздражает во вторую очередь!) за следование своим самобытным курсом. Следование, конечно, не очень удачное, но совершаемое.

И не секрет, что в руководящем слое доминируют оккультисты, а они уж знают цену войны на духовном поле. Украину сперва духовно, а теперь разрывают и в грешном материальном пласте бытия.

И на руку враждебным к Руси силам играют внутри страны нашей и «ревнители» изгнания Православия из школы, и «радетели» невозврата Исаакиевского собора Русской Православной Церкви, и прочие, прочие, прочие.

Обычным демонстрантам и протестантам против Церкви невдомек, что их «в темную» используют поклонники того, что стремится сожрать каждую душу человеческую и убить каждую жизнь человеческую. Но отвыкли люди самостоятельно думать, да и логику не преподают в средних школах…

Столпы Русской Империи – святые и ратоборцы: Цена войны на духовном полеНо с нами Бог и святые Его! И поем мы батюшке Серафиму Саровскому: «От юности Христа возлюбил еси, блаженне, и, Тому Единому работати пламенне вожделев, непрестанною молитвою и трудом в пустыни подвизался еси, умиленным же сердцем любовь Христову стяжав, избранник возлюблен Божия Матере явился еси. Сего ради вопием ти: спасай нас молитвами твоими, Серафиме, преподобне отче наш».

Для меня батюшка Серафим — имперский святой. Конечно, прежде всего, православный, но и имперский. Он является истинным наследником духовной мощи и чистой радости Третьего Рима (см.: «Зреет чаяние сокровенное… Православное Русское Царство»: О богоугодной монархии и путях ее возрождения).

Империи созидают воины, трудники и… монахи. Святые скрепляют имперское единство, настоящее, а не мнимое. Как только в государстве перестают чтить святых отцов, как сразу и начинается загнивание.

Митрополит Вениамин (Федченков) вспоминал:
   «Вероятно, уже во второй, а не в первый год моего студенчества (то есть в 1904 году) мне удалось поехать к батюшке. Почему же не в первый? — естественно, спросит читатель. Да, стоит спросить об этом. Объясняется это общим духовным, точнее, недуховным состоянием России. Теперь, после потрясений революции, принято у многих хвалить прошлое. Да, было много прекрасного. Но вот беда: мы сами не хотели замечать его. Так было и с отцом Иоанном. По всему миру славилось имя его. И мы, студенты, знали об этом. А теперь мы и живем рядом с Кронштадтом: через час-два можно было быть в гостях у отца Иоанна… Но у нас, студентов, и мысли не было об этом. Что за загадка?
   Нужно сознаться, что внешность религиозная у нас продолжала быть еще блестящей, но дух очень ослабел
(см.: Нынешнее гонение не явное – гонение на дух: О лукавой подмене ревностной, исповеднической веры «Православием-лайт»). И “духовные” сделались мирскими. Чем, например, интересовались сначала мы, новые студенты? Неделями ходили по музеям, забирались под самый верх купола “Исаакия”, посещали театры, заводили знакомства с семейными домами, где умеющие танцевали. Лекциями интересовались очень мало: ходили лишь по два-три “дежурных” для записи за профессорами и чтобы не было полной пустоты в аудиториях. Службы тоже посещали по желанию. И лишь небольшая группочка покупала себе столики и керосиновые лампы с абажурами, ставили мы их не в “занятных”, где не было тишины, а в аудиториях, по стенам. По крепко установившейся традиции, здесь уже не разрешалось говорить. В этой тишине всякий занимался любимым предметом: кто святыми отцами, кто вавилонскими раскопками, кто политической литературой (таких было очень мало). А еще образовалась группочка богомолов, эти ходили и на будничные богослужения: утром – на Литургии, а вечером – на вечерню с утреней. Во главе этой группы стояли сам ректор академии, тогда – епископ Сергий (впоследствии патриарх), и инспектор архимандрит Феофан (скончавшийся во Франции беженцем). Но здесь были буквально единицы. А общестуденческая жизнь шла мимо религиозных интересов. Совершенно не нужно думать, что духовные школы были питомниками отступников, безбожников, ренегатов. Таких были тоже единицы. И они опасались даже перед товарищами показывать свой атеизм, ибо все мы хорошо знали друг друга и не придавали никакой серьезной цены этим атеистам.
   Но гораздо опаснее был внутренний враг: религиозное равнодушие. Большинство из нас учились не для священства, а чтобы получить места преподавателей, иногда – чиновников, и лишь десять процентов шли в пастырство, то есть на пятьдесят-шестьдесят человек курса каких-то пять-шесть человек.
   При таком равнодушии вообще, к пастырству в частности, должно быть понятным и равнодушие студентов к всероссийскому светильнику, отцу Иоанну. А тут еще подошли революционные времена: студенты интересовались политикой, забастовками; а отец Иоанн попал на “доску” правых: не по времени уже был он.
   И даже профессора, более ответственные люди, чем мы, молодежь, ничуть не интересовались отцом Кронштадтским. Однажды мне, как регенту хора, пришлось завести разговор с ученейшим профессором, протоиереем Орловым, о богословии. Я сослался на отца Иоанна. А он иронически сказал мне:
– Ну какой же это богослов?!
Пришлось прекратить разговор…
».

Причем владыка Вениамин ничуть не приукрашивает действительность и не сгущает краски. Иные современники только подтверждают мысли православного епископа. А ведь отец Иоанн являлся одним из важнейших духовных столпов Российской империи. И такое отношение!..

Серафим Саровский, на самом деле, тоже мало почитался «образованным» обществом. И проблемы с канонизацией его возникли не из проруби. Либеральщина, в том числе и в среде духовенства, органично чувствовала чужеродность Серафима их идеям и бредням по переустройству страны. Ладно уж отца Иоанна либералусы не любили за активное противодействие их прожектам и «черносотенство», но чем же досадил «убогий Серафим» сим господам?

Как проявляется имперскость святого?
Да, в делах и словах…

Например, преподобный говорил: «Обрети мир в своей душе, и вокруг тебя спасутся тысячи». Но, помилуйте, сие есть имперская программа, римская, второ-римская, третье-римская! Истинная Империя (когда хорошо, а когда и без удачи) пытается гармонизировать внутреннюю жизнь, если угодно, Душу Империи. И тысячи спасает, опять далеко не всегда, без применения насилия (не будем лукавить!). Но в Российской империи, а затем во вполне атеистическом Советском Союзе не был истреблен ни один народ. Наоборот, Империя спасла грузин и армян от опасности геноцида по воле Турции, казахские жузы сами пошли под покровительство русских царей, ибо стояли на грани вырезания своими агрессивными соседями. Это сейчас модно не вспоминать — иначе не вскормить ни коим образом липовую независимость после распада СССР в 1991 году.

Безусловно, рассуждать о райской жизни всех этносов в РИ и СССР нельзя. Все было. И кровь тоже! Но их никто не истреблял, как «добрый» дядюшка Сэм индейцев Северной Америки. Россия и СССР вели себя как Рим, а США подобно древнему торгашескому Карфагену. Там и параллели в истории слишком очевидны, ежели захочется кому серьезно разобраться. Не даром, еще в XIX веке, великий русский философ Константин Николаевич Леонтьев записал: «Соединенные Штаты — это Карфаген современности. Цивилизация очень старая, халдейская, в упрощенном республиканском виде на новой почве в девственной земле».

Зрил в корень сей русский «Торквемада»!

США, в отличие от России, не спасает вокруг себя, но только отбирает чужое. И американцы не видят в этом ничего страшного и не считают злом. Они несут «демократию» на крылья томогавков и полагают, что сей «труд» должен быть оплачен, cкажем, Ираку — «демократия», а Штатам — нефть. Все порядочно, с точки зрения обыкновенного пиндоса.

Ясно, что сторонники сугубого атеизма, могут обвинить аз грешного в излишнем пристрастии. Но тот, кто старается думать не будет спешить. Русское Православие создало имперскую идеологию, взяв кое-что от многопроклятой Западом Византии.

Либералам ненавистно настоящее Православие хотя бы и из-за речей святителя Филарета (Дроздова). Процитируем: «Пусть входящие во храм, посвященный воспоминанию Рождества Христова, радостно воспоминают, яко Отроча родися нам, Сын, и дадеся нам, что Он есть Еммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог, Начальник нашего мира, Отец будущаго века, приемлющим Его верою дающий область чадом Божиим быти».

И это сказано на Рождество Христово! Бог — не лишь Младенец, но и Начальник. А сам праздник — имперский. Волхвы («почти цари» по Тертуллиану) пришли поклониться не только Ребенку, но Христу Пантократору, отсюда и совершенно имперские подарки.

Чего на Украине выкобениваются местные фюреры и фюреришки, мечтают праздновать Рождество с католиками? Да потому что в католицизме выхолощен Дух Рождества. И все легко сводиться к хлопушкам, игрушкам и веселью. Вторая сторона Рождества усиленно скрывается.

Русских Малороссии заставляют забыть имперское прошлое. Этот эксперимент должен показать: «А нельзя ли так же подвести к европейскому плетню писать и русских России». Отсюда и вытекает яростное неприятие Русской Православной Церкви — Имперской Церкви. Язычества Запад не боится. Язычники, по существу, дробители империй на племена, роды и кланы. В прошлом году современные язычники, по неведомой причине, считающие себя вятичами, воспротивились установке памятника князю Святославу — красе и гордости Дохристианской Руси, мотивируя свою глупость тем, что этот воитель убивал вятичей. Жаль, что люди (в основном молодые поколения) попадаются на удочку проповедников «русского» неоязычества, приучаются ругать «жирных попов» и «табачного» патриарха, выплясывая вокруг деревянных пиписек (прости, Господи!), не замечая, что уже сим они разграбляют имперскую идеологию, отказываясь от наследия Серафима Саровского, Иоанна Кронштадтского, Филарета Московского, Александра Невского, Сергия Радонежского и Александра Суворова (ревностного христианина, между прочим). Ради басен и дутого величия, выбрасывают неоязычники золото предков на помойку, подбирая битые горшки и цветастые рекламные наклейки.

Серафим Саровский по-имперски и по православному учит нас: «Мир лежит во зле, мы должны знать об этом, помнить это, преодолевать насколько возможно». Но так поступают и ревнители Новороссии (опять же без экивоков и реверансов в сторону хунты). Новороссия — на переднем крае борьбы с наползающим злом. Если Руина, в том или ином виде распространится, и на Россию, можно считать, что с человечеством будет покончено. Карфаген сожрет и Рим, и мир. Вопрос в том: а преодолеваем ли мы зло «насколько возможно»? Если — нет, то… Все равно не решимся унывать, и постараемся исправиться. Святителя Филарета припомнив вновь: «Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша. Аминь».

Сие завет русскому имперцу.

Впрочем, и о старце Серафиме не забудем: «Рай и ад начинаются на земле».

Батюшка любил возиться с диким медведем, который был ему не опасен точно так же, как хищник Адаму в Райском Саде.

А медведь-то зверь имперский…


По материалам: Сегодня.Ру
http://www.segodnia.ru/content/183640
http://www.segodnia.ru/content/171384


<-назад в раздел

Видео



Документы

Ложь Юровского и не только: Беседа публициста А.А. Мановцева с кандидатом исторических наук П.В. Мультатули

Если мы возьмем выводы Н.А. Соколова и М.К. Дитерихса, то там имеется четкий вывод: тела были расчленены, обложены дровами, обильно политы бензином и сожжены. То, что осталось от сожжения, было подвержено действию серной кислоты и сброшено либо в болото, либо закопано в землю. При этом головы Царственных...


«Объединяйтесь, люди русские, Я рассчитываю на вас»: Черносотенцы-монархисты как пророки-освободители страны от ига

Русские черносотенцы были пророками-мучениками. Не погромщиками, как ложно представляли их в сознании ослепленных масс, а лучшими, святыми людьми. Подобно праведникам Ветхого Завета они обличали и вразумляли отступавший от веры и своей исторической миссии наш народ. Но им так же не внимали, а потом убили...


Человечество ведут по пути цифровой революции: Глобалисты в «Сколково» обсуждали условия появления будущего властелина мира

...За циничными разговорами так называемых «евангелистов от цифровизации» об «удобствах», «отсутствии очередей к чиновникам» и «улучшении качества жизни граждан» скрываются коварные планы по воцарению единого властелина мира – гения из гениев, который «в храме Божием сядет.., как Бог, выдавая себя за...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Отступление от Монархии – отступление от Бога: О. Александр Захаров о своем познании святости Царя Николая II и о возрождении России

Я почувствовал глубокую вину перед Государем и теми людьми, с которыми спорил. Думаю: что мне голову ломать, свят он или нет, если Сам Бог показывает явно его святость через такие чудеса?! И тогда там, перед чудотворной иконой, я дал себе торжественное слово – что сделаю все от меня зависящее…


Чти отца своего!: Режиссер известных православным фильмов В.Е. Рыжко о священном союзе Царя-Батюшки и России-Матушки

«...Обратить Царство Божие в цель, а Царство человеческое в средство, соединить их воедино, как душу и тело, – вот идеал и заветы, вот сокровенные стремления и чаяния наши! – назидает святой новомученик отец Иоанн Восторгов. – Боговенчанный Царь вступает в священно-таинственный союз со своим народом...


«По образу и подобию... человека»!: Обещавшему уничтожить человечество роботу «София Хэнсон» предоставлены мировые трибуны (+ВИДЕО)

Перепрограммированная «София» выступала перед участниками форума на следующий день. Обращаясь к Медведеву, она сказала: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич, из вашей вчерашней речи я поняла, что вы думаете о потенциальных рисках использования роботов... Будучи человекоподобным роботом я могу с уверенностью...



Rambler's Top100