Вторник, 11 Августа 2020 г.
Духовная мудрость

Свт. Иоанн Златоуст об «иудейско-христианском диалоге»
Если ты уважаешь все иудейское, то что у тебя общего с нами?.. Если бы кто убил твоего сына, скажи мне, ужели ты мог бы смотреть на такого человека, слушать его разговор?
Свт. Иоанн Златоуст об «иудейско-христианском диалоге»

свт. Григорий Богослов о худом мире
Не всяким миром надобно дорожить. Ибо есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие. Но должно любить (только) добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. Когда же идет дело о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требование времени и властителей (дерзну сказать, не только мирских, но и духовных) и вообще на все, нежели приобщаться лукавого кваса и прилагаться к зараженным. Всего страшнее – бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем веры и истины!
Святитель Григорий Богослов

Златоуст об общении с еретиками
Возлюбленные, много раз я говорил вам о безбожных еретиках и теперь умоляю не объединяться с ними ни в пище, ни в питье, ни в дружбе, ни в любви, ибо поступающий так отчуждает себя от Христовой Церкви. Если кто-либо и проводит житие ангельское, но соединяется с еретиками узами дружбы или любви – он чужой для Владыки Христа.
Свт. Иоанн Златоуст о межрелигиозных «братаниях»

Преп. Марк Подвижник об обличении ближних
Есть обличение <ближних> по злобе и чувству мести, и есть другое: по страху Божию и <любви к> истине.

Преп. Марк Подвижник

Свт. Игнатий о Богопознании
Чуждый Христианства чужд Бога: Всяк отметаяйся Сына, ни Отца имать – безбожник.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

В кулуарах

Константин Душенов о тайне беззакония и нашем маловерии
Общественный деятель, публицист, писатель, автор фильмов на православно-патриотическую тематику Константин Юрьевич Душенов в прошлом был известен как главный редактор газеты «Русь Православная», а ныне он директор Агентства аналитической информации с одноименным названием и ведущий нескольких программ на ютуб-канале «День ТВ». Наш корреспондент побеседовал с ним на ряд тем, волнующих сегодня православных христиан.

Расслабление духа: как выжить?
Расслабление – это смерть прежде смерти. Вроде человек живой, а ничего не может. Расслабление – тяжкое, тяжкое наказание. Сейчас в мире все ведется к тому, чтобы расслабить дух, чтобы расширить плоть, чтобы ввести человека в состояние духовной никчемности. И особенно болезненно то, что вот это расслабление входит и в Святое Православие. И мы, дети века сего, тоже не против избежать трудностей, как-то всегда уклоняемся от них.

Наказание за веру –  для христианина награда
Думаю, что на сегодняшний день верующих тревожат две главные мысли: как достойно перенести гонения, которые, скорее всего, нам готовит нынешнее неспокойное время, и состоится ли предсказанное старцами возрождение Триединой Руси, о котором говорили преподобный Серафим Саровский, святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобные Оптинские старцы и их духовные преемники – протоиерей Николай (Гурьянов) и схиигумен Иероним Санаксарский.

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
«Бога бойтесь, Царя чтите»: Свт. Серафим (Соболев) – идеолог Монархии, обличитель цареборцев


2018-11-20.5.jpg

Мы завершаем публикацию небольшой работы о глубоко почитаемом нами святом – святителе Серафиме (Соболеве), чье наследие, неизвестное многим верующим нашей Церкви, нуждается в изучении и активной популяризации.
 
2. ТРУДЫ СВЯТИТЕЛЯ
О ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ

2.2. «ОБ ИСТИННОМ МОНАРХИЧЕСКОМ  МИРОСОЗЕРЦАНИИ»

2.2.1. Анализ сочинения

Во второй главе разоблачается неверное мнение, что «о богоустановленности можно говорить только в отношении Царя-Помазанника, а не просто Царя-единодержца или самодержца» (Серафим (Соболев), архиеп. Об истинном монархическом миросозерцании. Статьи и проповеди. СПб., 1994. С. 35). На это святитель возражает, апеллируя, кроме прочего, к логике: «Данное мнение автора критического отзыва является несостоятельным не только с точки зрения Священного Писания и приводимых свидетельств Четьи-Миней (указаны многочисленные доказательства из Ветхого и Нового Заветов, святоотеческого учения, житий святых и истории). Оно содержит в себе и другой дефект. Если Царская языческая власть „как таковая“ не богопоставленная и, следовательно, – власть попущенная, т. е. зло, и даже самое желание ее со стороны израильского народа было падением, грехом, то Господь не повелел бы пророку Самуилу освятить это зло, этот грех помазанием святым елеем. В таком случае ни у евреев, ни у нас не было бы Царя-Помазанника Божиего, и мы вообще не имели бы права говорить о богоустановленности власти даже и Царя-Помазанника Божиего» (Там же. С. 38). 

В третьей главе замечательно парируется «возражение против основанности Царской самодержавной власти на Священном Писании и ее догматизации»: «Не мы говорим, что Царская самодержавная власть основана на Священном Писании, а само Писание – своими вышеприведенными свидетельствами» (Там же. С. 40); «Итак, если Царская самодержавная власть основана на Священном Писании и если слова Божии, определяющие наше отношение к ней, являются Божественными заповедями (Мф. 22, 21; 1 Петр. 2, 17; Пс. 114, 15), то ясно, что мы нисколько не погрешаем, когда ее догматизируем» (Там же. С. 41). Достойна внимания цитата из текста святителя Филарета с выделенными Святым Отцом «коренными положениями или догматами учения о Царской власти» (Там же. С. 42).

Три первые главы своей книги святитель Серафим считает стержневыми, поскольку они опровергают главный тезис его критика о небогоустановленности Царской власти, в котором «нужно искать источник для дальнейших ошибок» (Там же).

В последующих главах рассматриваются уже многочисленные частные заблуждения. Мы не будем анализировать все их подробно, но отметим лишь самое, на наш взгляд, важное и интересное.

Во-первых, святой неоднократно доказывает неправоту своего оппонента противоречивостью его собственных доводов и отсутствием у него аргументов: «Это противоречие свидетельствует, что для автора критического отзыва вопрос о богоустановленности власти не представляется ясным» (Там же. С. 43); «Нельзя в критическом отзыве руководствоваться мыслями, не имеющими никакой связи с предметом критики» (Там же. С. 85); «По меньшей мере, обнаружено отсутствие внимания к предмету критики со стороны ее автора» (Там же. С. 84). При этом он не опускается до высмеивания, не пытается выставить противника глупым, что так свойственно либеральным критикам.

Во-вторых, он показывает широкие познания в различных областях – не только в богословии, но и в истории, философии, правоведении… Приведем для примера несколько цитат: «Т. к. в истолковании автором критики… святоотеческий авторитет игнорируется, то приходится обратиться к исторической действительности <…>. Избрание совсем не говорило о какой бы то ни было зависимости римских Императоров от народной воли – оно было простой фикцией. Между тем личное обожествление римских Императоров совсем не было пустым звуком и в глазах массы народа было твердым основанием для их власти. В его глазах личность Императора была священной. Даже комната, где родился бывший Император, была священна, и в нее нельзя было войти без благоговейной молитвы. По свидетельству римского историка Светония (75–160 гг. по Р. Х.), при воцарении Римского Императора Веспасиана (9–79 гг. по Р. Х.) к нему явилось два человека из народа и просили его исцелить их. Один был слепой, другой хромой. Римский Император в сознании народа был не его народным делегатом, а делегатом и представителем самих богов» (Там же. С. 52–53); «У Геродота в его истории говорится о диспуте, который имел своей целью выяснить, какая политическая форма правления лучше. Здесь неоднократно понятия „единодержавие“ и „самодержавие“ отождествляются» (Там же. С. 55); «Так, в сущности, смотрели потом на самодержавную власть в России наши славянофилы и ученые юристы, которые выяснили понятие Русского Самодержавия» (Там же) (цитируются М. Н. Катков, И. С. Аксаков, Н. И. Лазоревский, М. Н. Коркунов).

Неоднократно автор использует и логические доводы: «Вся борьба Русской безбожной интеллигенции против Самодержавия сопровождалась неизменным требованием ограничения Царской власти властью народа. Следовательно, и враги нашего бывшего государственного строя мыслили понятия самодержавия и единодержавия тождественными» (Там же. С. 57). 

Остановимся на седьмой и одиннадцатой главах, поскольку разбираемые в них положения – это не частные моменты, а серьезные заблуждения, к тому же весьма злободневные.

Седьмая глава касается трех взаимосвязанных тезисов: «Обвинения нас в абсолютизации Царской власти на основании нашего учения о ее богоустановленности. Несостоятельность мнения о безразличном отношении Иисуса Христа к государственным интересам. Неправильный взгляд на Царскую власть как на ценность относительную» (Там же. С. 61).

Оппонент Владыки упрекает его в уклонении в политику: «Имея в виду тех, у которых государственные интересы и политика занимают первое место в жизни, автор критики говорит: „Для таких людей будет очень приятно прочесть книгу архиепископа Серафима о богоустановленности Царской власти как таковой <…>“. Итак, в нашем учении о богоустановленности Царской власти и, следовательно, ее родственности Церкви автор критики видит ее абсолютизацию» (Там же. С. 62).

 2018-11-20.1.jpg
«Иван Сусанин». 
Худ. К. Е. Маковский

Святитель отвечает: «Учение о повиновении Царю и о почитании его является заповедями Самого Бога (Мф. 22, 21) и Его святых апостолов (1 Петр. 2, 13–14; 3, 17; 1 Тим. 2,17) <…>. Таким образом, предъявлять нам указанные обвинения – это значит винить Священное Писание и Святую Церковь в абсолютизации Царской власти» (Там же). Далее он поясняет, что «не во взгляде на богоустановленность Царской власти „как таковой“, „самой по себе“ содержится источник абсолютизма, а в произволе Монарха…» (Там же. С. 63).

«Также не следует опасаться за лиц, которым очень приятно будет прочесть в нашей книге о богоустановленности Царской власти как таковой и о том, что она родственна Церкви. Поистине, можно сказать о сем словами псалмопевца: „Тамо убояшася страха, идеже не бе страх“ (Пс. 13, 5). Подобных людей отнюдь нельзя отнести к тем, в жизни которых политические интересы занимают первое место. Их нужно назвать истинными Русскими православными людьми, мысли коих не расходятся с Священным Писанием и учением Церкви. <…> Их точкой зрения будет взгляд истинно-монархического православного миросозерцания» (Там же).

Очень существенно опровержение тиражируемого и в наше время мнения о безразличии Спасителя к государству и государственной деятельности со ссылками на слова Священного Писания: Царство Мое не от мира сего (Ин. 18, 36), Воздадите убо кесарева кесареви (Мф. 22, 21) и др. «В словах Христа совсем нет мысли о Его безразличном отношении к государству» (Там же. С. 65); «Если в них Господь дал заповедь о повиновении Царю языческому, то с какою же готовностью и с каким благоговением мы должны повиноваться Царю православному?!» (Там же. С. 64); «Говорить.., что для Бога чужды и далеки государственные интересы и что Он будто подчеркивает Свое безразличие к государственной жизни и деятельности – это значит отрицать веру в богооткровенные истины о Божественном промышлении в отношении Царей и их деятельности, и даже целых государств» (Там же. С. 66).

И, наконец, самое актуальное возражение – «автор критического отзыва заявляет, что Царская власть имеет только ценность относительную. <…> „Самодовлеющая ценность есть только одна – Церковь, Тело Христово, благодатная жизнь во Христе, и мы сможем верно определить ценность Царской власти только по ее отношению к этой ценности – Церкви, к ее миссии, к делу Христову на земле“» (Там же. С. 67).

Владыка Серафим поясняет, что такое воззрение противно Священному Писанию и православному учению о симфонии властей: «Если мы будем рассматривать Царскую власть в ее отношении к Богу, то ее можно назвать ценностью относительною, и не только ее, но и все существующее, как получившее свое бытие от Бога. Но автор критической статьи называет Царскую власть относительною ценностью в ее отношении к Церкви. При этом Церковь называется им ценностью самодовлеющею. В силу этого автор критического отзыва допускает здесь большую ошибку. Церковь есть создание или учреждение Божие: „Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей“ (Мф. 16, 18). Также и Царская власть является созданием или учреждением Божиим, как об этом свидетельствует то же самое Священное Писание. Следовательно, нельзя называть Царскую власть в ее отношении к Церкви ценностью относительною; как нельзя называть и Церковь ценностью самодовлеющею» (Там же. С. 67–68).

В следующей, восьмой, главе тема получает развитие, и святитель приводит многочисленные исторические примеры небезразличия христиан к государственной власти. В итоге он заключает: «Совершенно неправильною является мысль, что государственная власть вообще и, в частности, власть православного Царя начинают интересовать верующих только с момента расширения организации Церкви и под влиянием Христианства. Здесь дается читателю понять, что учение о Царской власти, хотя бы в виде „проблем“ или „принципов“, есть нечто отдельное от Христианства, ибо они будто появляются в зависимости от роста церковной организации и под влиянием самого Христианства. Эта мысль направлена против очевидной истины, т. к. учение о Царской власти входит в самый состав Христианства и есть не что иное, как учение Христово и вообще учение богооткровенное» (Там же. С. 74).

2018-11-20.2.jpg
Миропомазание св. Государя Николая II на Царство.
Фреска в храме св. Царственных Мучеников
Гуслицкого монастыря (Московская обл.)

Одиннадцатая глава – «Рационалистическое возражение против надлежащего отношения к личности Царя и его власти» – представляется наиважнейшей, т. к. позволяет правильно осмыслить трагедию революции в России и современные антимонархические предрассудки. В частности – о существовании некоего «царебожия», секты внутри Православной Церкви, адептам которой свойственно чрезмерное, переходящее в идолопоклонничество, почитание православных Государей и, особенно, последнего Царя-Мученика Николая II: «Болезненная тенденция обожествления Царя всегда была свойственна нашему народу» (Николаева А. «Акафисты и книги прикладывать к больным местам – читать не обязательно». URL: http://pravmir.ru/akafisty-i); «Царебожничество уже определенно оформляется внутри Русского Православия в „народно-боевую“ религиозную единицу-секту. <…> Обожение, обожествление людей, а особенно земных Царей, сидит в нашем сознании, наличествует в нашем травмированном тиранией, насилием и самодурствами прошлого психологическом комплексе» (Аввакум (Давиденко), архим. Царебожники – секта, но наша, своя, родная. URL: https://a-avvakum.livejournal.com/98923.html); «Среди царебожников немало людей недавно обратившихся к Православной вере, духовно невежественных. Соблазнительной для таких людей выглядит идея „всенародного покаяния“ и последующего восстановления Самодержавия, после чего в России жизнь сама собой наладится. Это типичная для сектантов подмена понятий – отказ от внутренней духовной работы и замена ее внешним действием – всенародным (а не личным) покаянием, ожиданием некоего Царя, который все магически устроит» (Осторожно: ересь царебожия! URL: http://sektoved.ru/news.php?art_id=1799).

А вот что пишет критик святителя Серафима: «Отношение владыки Серафима к „единодержавной или самодержавной власти“ как ценности самой по себе не может не вызывать некоторого мистического чувства к ней. От этой мистики один шаг к романтизму в отношении Царской власти. Она становится предметом поклонения и восторга. Но в этом поклонении нет ничего христианского.., и это романтическое и мистическое отношение имеет распространение в среде нецерковной и как раз живущей интересами не Церкви, а государства» (Серафим (Соболев), архиеп. Об истинном монархическом миросозерцании. С. 89).

Угодник Божий отвечает на эти обвинения: «Что наше отношение к Царской самодержавной власти не может не вызывать некоторого мистического к ней чувства, мы этому не возражаем, имея здесь в виду, конечно, мистику здравую, не сектантскую, а основанную на Православной вере в богооткровенную истину о богоустановленности Царской власти; и на Православной вере в то, что после сугубого восприятия Государем Таинства святого Миропомазания он является для нас священною особою. Но мы не можем не возражать против заявления, что от этого мистического чувства один шаг к романтизму, т. е. той фантастичности и сентиментальности, которые являются его характерными свойствами. Этот романтизм не имеет ровно ничего общего с Православной верой, которая определяет наше отношение к Царю и его власти. Совмещать истинную христианскую мистику с романтической фантазией и сентиментальностью – значит соединять истину с ложью и называть белое черным.

О таком странном отношении к Царской власти автор критики говорит по поводу тех строк нашей книги, где изображается отношение Русских православных людей к Царю, исполненное истинной и сыновней любви к нему и которое заставляло их считать счастьем лицезреть своего Батюшку-Царя, прикасаться к нему и часто со слезами умиления взирать на него.

Это отношение Русских православных людей было очень далеким от романтизма, ибо было основано не на романтической фантазии, а на православном взгляде на Царскую власть как на богоустановленную – на требовании нашей веры исполнять заповедь апостола о почитании Царя (1 Петр. 2, 17) и на православном сознании, идущем не только из головы, но и из сердца, что Царь есть Помазанник Бога и потому является образом и отблеском Его Божественного самодержавного величия и славы.

Ясно, что такое отношение к Царю было христианским и православным и могло быть только в среде истинно церковных людей, весьма благочестивых и праведных. В числе таковых были, например, митрополит Филарет Московский, отец Иоанн Кронштадтский, великий Оптинский старец иеросхимонах отец Амвросий, Антоний, архиепископ Воронежский, и Киевский митрополит Филарет. <…> Упомянутых знаменитых представителей нашей Церкви, наделенных от Бога обилием благодатных дарований, нельзя заподозрить в том, что их отношение к Царю было романтическим. Точно таким же было отношение к Царю и Царской власти со стороны нашего великого Русского верующего народа, пока он не разложился толстовскими и социалистическими идеями» (Там же. С. 89–90).

В последующих главах святитель развивает мысль об утрате в России надлежащего отношения к Монархии и личности Государя как причине постигших страну бедствий
   «Если бы Русские православные люди имели веру в богооткровенные истины о Царской власти, то они могли бы с успехом бороться с врагами нашей Родины, ее погубившими. Эти враги в своей неистовой борьбе с самодержавной властью Царя-Помазанника Божиего исходили из ясного, определенного учения диавольского – социализма, с его обманом о земном счастье, к каковому учению они относились не как к проблеме, а как к непреложной истине, в которой были убеждены всем своим существом. Поэтому они знали, за что боролись, за что страдали и умирали.

 2018-11-20.3.jpg
Убиение св. Царской Семьи. 
Фреска в том же храме

К великому нашему несчастью, Русское общество не могло противопоставить бесовской силе врагов соответствующую могущественную силу, хотя таковая и была в России в лице Царской самодержавной власти. Что это за сила – об этом свидетельствовал еще святой Иоанн Златоуст, который смотрел на Царскую самодержавную власть как на главное препятствие, удерживающее появление антихриста. <…> Русское общество не могло воспользоваться этою величайшею силою, вследствие своего ненадлежащего отношения к Царской самодержавной власти, точнее – по причине отсутствия веры в богооткровенные непреложные истины относительно этой власти. А между тем за эту, как и вообще за Православную веру, Господь и ниспосылал Русским людям благодать Святаго Духа, несокрушимую Божественную силу в борьбе со всяким злом» (Там же. С. 94–96).

«Хотя бы под влиянием огненных испытаний мы опомнились и начали стремиться к возрождению России, исходя из веры в Божественное Писание, во все его спасительные для нас и непреложные истины касательно всех областей нашей жизни, не исключая и области государственной власти Царя-Помазанника Божиего» (Там же. С. 96), – подытоживает архипастырь.

В «Заключении» он выражает сожаление о публикации душевредной статьи его критика в авторитетном журнале, причем еще два других издания «напечатали сочувственные отзывы касательно ее содержания» (Там же. С. 101): «Непонятно, каким образом лица, редактирующие церковную печать, могли так сочувственно отнестись к статье с рационалистическим монархическим воззрением, столь далеким от Божественного Откровения и святоотеческого учения. Они служат церковному просвещению, имеющему своим основанием учение Церкви. И направлением и содержанием издаваемых ими статей они оказывают помощь Православной Церкви, осуществляя в известной мере ее высокую просветительную задачу» (Там же).

3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Говорят, что сегодня, после падения советского строя, у России нет официальной государственной идеологии. Но общество не может сохранять целостность и эффективно трудиться, не имея идеологии совсем. Представляется, что она все же существует, однако не является традиционной Русской идеологией. Нам предлагают идеологические суррогаты в виде абстрактного «патриотизма» и потребительства. Такой «патриотизм» не отвечает на вопрос, какое государство нужно строить и защищать, т. е. не позволяет понять, что стоит за словом «государство», в чем смысл его существования и к чему стремятся его граждане. На этом фоне потребительство становится не просто основой общества, но и конечной целью людей, неким идеалом…

Безусловно, идеология не только оправдана, но и необходима, и неизбежна в любом человеческом сообществе – это система идеалов и целей государства, критериев должного применительно к устройству земной жизни в области внешней и внутренней политики государства, его обороны, культуры, воспитания и образования народа. Тем более идеология необходима в христианском государстве, в котором с эпохи святого Императора Юстиниана была исторически узаконена симфония (созвучие) политической и духовной властей – это и есть основа православной идеологии.

2018-11-20.4.jpg 

Восстановление Монархии в России многим кажется неосуществимым. Но Священное Писание свидетельствует о всемогуществе Божием. «Конечно, Русская идеология в последнее время была весьма сильно извращена вследствие отступления Русского народа от Православной веры. Но ныне народ наш возвращается к ней своими великими страданиями. А вернувшись к Православной вере, он вернется и к Царской самодержавной власти, как основанной на этой вере» (Серафим (Соболев), архиеп. Русская идеология. Джорданвилль, 1987. С. 175). Ибо «невозможно христианам иметь Церковь, но не иметь Царя» (Антоний IV, Патриарх Константинопольский, 1393 г.).

Николай Борисов

http://www.pkrest.ru 

___________________ 
Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998


См. также:




Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Юридическое заключение на проект федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

10 июля 2020 года в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации внесен проект федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект). Согласно пояснительной записке законопроектом изменяется порядок отобрания ребенка у родителей (иных лиц, на попечении которых находится ребенок) при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.


Анализ возможной угрозы российским национальным интересам, нарушения целостности медицинского и эпидемиологического суверенитета

При участии России в мероприятиях ВОЗ под эгидой глобального координационного механизма (gcm) ВОЗ, координируемого и финансируемого Фондом Билла и Мелинды Гейтсов... В ответ на запрос общественной организации «Общественный уполномоченный по защите семьи» Минздрав России письмом от 20.05.2020 года № 21-2/0312 подтвердил факт взаимодействия Минздрав России с Б. Гейтсом и связанной с ним организацией Всемирная организация здравоохранения (далее - ВОЗ).


АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА ПО ЗАКОНОПРОЕКТУ 744029-7 «О внесении изменений в статью 11 Федерального закона "О персональных данных" в части обработки биометрических персональных данных»

02 июля 2019 года в Государственную Думу РФ внесен проект федерального закона № 744029-7 «О внесении изменений в статью 11 Федерального закона «О персональных данных» в части обработки биометрических персональных данных» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/744029-7 ). Данная статья ФЗ «О персональных данных» посвящена биометрическим персональным данным, на основании которых можно установить личность человека...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Фотогалерея
Полезно почитать

Бой у станицы Кущёвской

В славной истории российского казачества одной из самых ярких страниц является бой у станицы Кущёвской, произошедший 2 августа 1942 года. Это была крупнейшая классическая атака в конном строю Второй мировой войны и блестящая тактическая победа, остановившая на несколько дней продвижение немецких войск на Кавказ. Однако в многочисленных современных публикациях сейчас очень трудно найти сколько-нибудь последовательное, а главное, правдоподобное, описание всего сражения.


Три крещения Руси

Учёные много спорили о достоверности летописного известия о «призвании варягов». Было ли оно в действительности, сказать трудно, да и не в этом дело, ибо сам факт появления в середине IX века на Русской земле новых государственных образований не подлежит сомнению. Летопись свидетельствует, что первыми русскими князьями стали братья Рюрик, Синеус и Трувор, правившие соответственно в Новгороде, Белозере и Изборске. 862 год по Рождеству Христову принято считать годом рождения русской государственности.


Громкая читка (продолжение)

В общем, я вернулся в свою комнату, сел за стол и понял, что не напишу ни строчки. Даже не из-за Сергея. Что-то сразу не пошло у меня. Может, оттого, что встретились несколько знаменитостей. И пришлось поздороваться. Тут уже я сам вспомнил, не анекдот, а историческую быль: Павел I пригласил Державина на приём в дворцовую библиотеку и, указывая на бесчисленные шкафы с книгами, сказал: «Вот ведь Гавриил Романович, сколько уже написано, а всё пишут и пишут». Что Державин ответил, не знаю. Наверное, вроде того, что...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100