Пятница, 13 Декабря 2019 г.
Духовная мудрость

Ст. Николай Гурьянов о возрождении
«Батюшка, что мешает возрождению истинного Православия в России?» – «Потеря веры внутри Церкви».
Старец Николай Гурьянов об апостасии

Прав. Иоанн Кронштадтский о войне и России
Вот цель бед и скорбей, посылаемых нам Богом в этой жизни. Они нужны как отдельному лицу, так и целому народу. Народу, погрязшему в нечестии и грехах. Россию куют беды и напасти.
Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Свт. Игнатий о ереси
Вы говорите: «Еретики – те же христиане». Откуда Вы это взяли? Если только кто-нибудь, именующий себя христианином и ничего не знающий о Христе, по крайнему невежеству своему решится признать себя таким же христианином, как и еретики, а святую веру христианскую не отличит от чада клятвы – богохульной ереси!
Свт. Игнатий (Брянчанинов) о «межхристианском» экуменизме

свт. Григорий Богослов о худом мире
Не всяким миром надобно дорожить. Ибо есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие. Но должно любить (только) добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. Когда же идет дело о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требование времени и властителей (дерзну сказать, не только мирских, но и духовных) и вообще на все, нежели приобщаться лукавого кваса и прилагаться к зараженным. Всего страшнее – бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем веры и истины!
Святитель Григорий Богослов

митр.Иоанн о возрождении
То, что хотят «возродить» люди, отвергающие православную духовность и Церковь, не есть Россия... Лишенное религиозно-нравственных опор национальное самосознание либо рухнет под напором космополитической нечисти, либо выродится в неоправданную национальную спесь.
Митр. Иоанн (Снычев) о возрожении России

В кулуарах

Тайна человеческой свободы: Не вседозволенность и произвол, но – жизнь духа
Свобода неуловима для определения и является, видимо, самым загадочным свойством человека. Но без свободы человек не был бы человеком в полном смысле слова, а был бы высокоорганизованным, запрограммированным автоматом. Милосердный Господь, не желая насильственного спасения человека, создал его не только...

Как я перестал быть эллинистом: История монаха-иконописца об увлечении греческими модернистами
Мое воцерковление происходило в 90-е годы. В нашей приходской книжной лавке продавались различные православные издания, в том числе и о греческих старцах, их поучения и наставления. Через эти книги я познакомился с житием и подвигами святителя Нектария Эгинского, преподобного Паисия Святогорца, старцев...

Женская мода: Вчера, сегодня, завтра
В отличие от наших целомудренных бабушек или прабабушек, многие современные девушки и женщины не находят необходимым, а точнее даже считают постыдным одеваться скромно и носить платок. Кому-то кажется, что ходить в длинной, хотя бы ниже колен юбке, некрасиво, кто-то не любит косу, предпочитая растрепанные...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
«Ты что думаешь, Я ошибаюсь?»: История жизни и страданий девушки Кати, угнанной из Киева в Германию

22.06.2019

Воистину драгоценной находкой можно назвать письма Кати из архива Высокопреосвященнейшего Иоанна (Вендланда), митрополита Ярославского и Ростовского. Время не сохранило ее фамилии, неизвестно, сколько ей было лет, когда фашисты вывезли ее с сестрой и братом из СССР в трудовой лагерь в Германии. Неведомо, когда и где, по Провидению Господню, пересеклись пути девушки и архиерея Русской Православной Церкви. Скорее всего, это произошло в начале 1960-х годов, во время служения владыки Архиепископом Среднеевропейским, Экзархом Московской Патриархии в Средней Европе, под окормлением которого были православные общины в Германии.

Митрополит Иоанн был добрым пастырем, настоящим Русским архиереем, готовым послужить каждому, взыскующему помощи Божией. И Катерина в полной мере, судя по ее письмам, была награждена его отеческой заботой. Глубокая, всеобъемлющая вера в Господа и заступничество Пресвятой Богородицы даровали ей силы духовные и физические, помогли преодолеть всё – непосильный труд, голод, холод, болезни, потерю близких, утрату Отечества.

Ее безхитростное повествование, написанное сердцем, дарит нам неоценимую возможность прикоснуться к тому, что было пережито нашими соотечественниками, попавшими в жернова страшной войны, и о чем невозможно узнать из учебников по истории. И, главное, оно помогает осознать, что сила духа, освященного верой, воистину безгранична.

Воспоминаниям Кати предшествует ее поздравление с Пасхой 1967 года. Письмо написано, когда митрополит Иоанн уже пять лет как покинул Германию и служил в США.


 
Митрополит Иоанн (Вендланд)

«Дорогой Владыко!

Спасибо за Ваше пасхальное письмо.

У меня есть кратко описанные воспоминания. Я напишу это – для Вас.

Вы и не представляете себе, какое духовное утешение осталось у меня в душе о Вашем пребывании в Берлине и о Вашем добром отношении ко мне.

Написала кратко, что могла, – все описать невозможно. Я думаю, что Вы понимаете меня. Мы приехали в Германию 3/VI 1942 г. – в праздник Св. Равноап. Константина и Елены и иконы Божией Матери Владимирской.

Господь судил сестре лечь на этом кладбище и меня привел в Церковь, где в день нашего приезда бывает Престольный праздник.

Мне в этом утешение, т. к. я верю, что в жизни случайно ничего не бывает. Очень прошу Вас, дорогой Владыко, помолитесь обо мне. А я всегда молюсь о Вас.

Помоги Вам во всем Господь и Его Пречистая Матерь-Заступница наша.

Всей душой почитающая Вас, Катя».

+ + +

С самого раннего детства я помню в нашей семье, среди других икон, икону Божией Матери «Утоли моя печали». Она была большая, в киоте и богато украшенной ризе, и считалась старинной. Старообрядцы предлагали отцу большие деньги за нее, но он отказался от продажи.

Когда Лиля собиралась выходить замуж, по предложению родителей из разных семейных икон она почему-то выбрала эту для родительского благословения при обручении с женихом. С тех пор считалось, что эта икона принадлежит Лиле.

Перед отъездом в Германию мы были озабочены, как бы по возможности лучше обезпечить больную сестру Олю, которую оставляли одну в Киеве. Все ценное было продано в трудной борьбе за жизнь, и казалось, что осталась одна ценность – эта икона.

Лиля решила ее продать.

Как раз тогда, после долгого периода, открывались церкви, а потому появились специальные магазины, где продавали и покупали иконы, – время было благоприятное для продажи. Но, несмотря на красоту и ценность иконы, она не продавалась.

День за днем мы носили икону по магазинам и комиссионным лавкам. Ее рассматривали, оценивали, но никто не покупал, словно было какое-то недопущение.

Как бывает в жизни, будто случайно, мы встретили монахиню из Покровского монастыря, и та посоветовала нам отнести икону в церковь Покровского монастыря, отцу Адриану, который, по ее словам, любит хорошие иконы. На другой же день я и Оля понесли нашу икону в Покровский монастырь.

Мы вошли в церковь во время литургии. Как церковь, так и отец Адриан, которого мы увидели впервые, произвели на нас самое отрадное впечатление.