Среда, 8 Июля 2020 г.
Духовная мудрость

Свт.Феофан о евроинтеграции
Нас увлекает просвещенная Европа… Да, там впервые восстановлены изгнанные было из мира мерзости языческие; оттуда уже перешли они и переходят к нам. Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня… Западом наказывал и накажет нас Господь, а нам в толк не берется…
Свт. Феофан Затворник

Свт.Феофан о Церкви
Вне Православной Церкви нет истины. Она одна есть верная хранительница всего заповеданного Господом через Святых Апостолов и потому есть настоящая Апостольская Церковь.
Свт. Феофан Затворник

Прп.Паисий об инославных
В обязанности каждого православного входит всеивание доброй обезпокоенности и в инославных, чтобы они поняли, что находятся в заблуждении, и не успокаивали бы ложно своего помысла, лишая себя тем самым богатых благословений Православия.
Прп. Паисий Святогорец

Свт.Игнатий о растлении
Всеобщий разврат, вместе с породившим его обильнейшим вещественным развитием, будут знамением кончины века и приближающегося Страшного Суда Христова.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Митр.Иоанн о лжемиротворчестве экуменистов
Прикрываясь «благородной» целью «устранения межрелигиозной розни» и «воссоединения верующих в единой братской семье», теоретики экуменизма забывают упомянуть о главном: о том, что в таком «воссоединении» будет утеряна величайшая драгоценность – истина Закона Божия, погребенная под грузом человеческого лжемудрствования.
Митр. Иоанн (Снычев) о «миротворчестве»

В кулуарах

Константин Душенов о тайне беззакония и нашем маловерии
Общественный деятель, публицист, писатель, автор фильмов на православно-патриотическую тематику Константин Юрьевич Душенов в прошлом был известен как главный редактор газеты «Русь Православная», а ныне он директор Агентства аналитической информации с одноименным названием и ведущий нескольких программ на ютуб-канале «День ТВ». Наш корреспондент побеседовал с ним на ряд тем, волнующих сегодня православных христиан.

Расслабление духа: как выжить?
Расслабление – это смерть прежде смерти. Вроде человек живой, а ничего не может. Расслабление – тяжкое, тяжкое наказание. Сейчас в мире все ведется к тому, чтобы расслабить дух, чтобы расширить плоть, чтобы ввести человека в состояние духовной никчемности. И особенно болезненно то, что вот это расслабление входит и в Святое Православие. И мы, дети века сего, тоже не против избежать трудностей, как-то всегда уклоняемся от них.

Наказание за веру –  для христианина награда
Думаю, что на сегодняшний день верующих тревожат две главные мысли: как достойно перенести гонения, которые, скорее всего, нам готовит нынешнее неспокойное время, и состоится ли предсказанное старцами возрождение Триединой Руси, о котором говорили преподобный Серафим Саровский, святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобные Оптинские старцы и их духовные преемники – протоиерей Николай (Гурьянов) и схиигумен Иероним Санаксарский.

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
«Ты что думаешь, Я ошибаюсь?»: История жизни и страданий девушки Кати, угнанной из Киева в Германию

22.06.2019

Воистину драгоценной находкой можно назвать письма Кати из архива Высокопреосвященнейшего Иоанна (Вендланда), митрополита Ярославского и Ростовского. Время не сохранило ее фамилии, неизвестно, сколько ей было лет, когда фашисты вывезли ее с сестрой и братом из СССР в трудовой лагерь в Германии. Неведомо, когда и где, по Провидению Господню, пересеклись пути девушки и архиерея Русской Православной Церкви. Скорее всего, это произошло в начале 1960-х годов, во время служения владыки Архиепископом Среднеевропейским, Экзархом Московской Патриархии в Средней Европе, под окормлением которого были православные общины в Германии.

Митрополит Иоанн был добрым пастырем, настоящим Русским архиереем, готовым послужить каждому, взыскующему помощи Божией. И Катерина в полной мере, судя по ее письмам, была награждена его отеческой заботой. Глубокая, всеобъемлющая вера в Господа и заступничество Пресвятой Богородицы даровали ей силы духовные и физические, помогли преодолеть всё – непосильный труд, голод, холод, болезни, потерю близких, утрату Отечества.

Ее безхитростное повествование, написанное сердцем, дарит нам неоценимую возможность прикоснуться к тому, что было пережито нашими соотечественниками, попавшими в жернова страшной войны, и о чем невозможно узнать из учебников по истории. И, главное, оно помогает осознать, что сила духа, освященного верой, воистину безгранична.

Воспоминаниям Кати предшествует ее поздравление с Пасхой 1967 года. Письмо написано, когда митрополит Иоанн уже пять лет как покинул Германию и служил в США.


 
Митрополит Иоанн (Вендланд)

«Дорогой Владыко!

Спасибо за Ваше пасхальное письмо.

У меня есть кратко описанные воспоминания. Я напишу это – для Вас.

Вы и не представляете себе, какое духовное утешение осталось у меня в душе о Вашем пребывании в Берлине и о Вашем добром отношении ко мне.

Написала кратко, что могла, – все описать невозможно. Я думаю, что Вы понимаете меня. Мы приехали в Германию 3/VI 1942 г. – в праздник Св. Равноап. Константина и Елены и иконы Божией Матери Владимирской.

Господь судил сестре лечь на этом кладбище и меня привел в Церковь, где в день нашего приезда бывает Престольный праздник.

Мне в этом утешение, т. к. я верю, что в жизни случайно ничего не бывает. Очень прошу Вас, дорогой Владыко, помолитесь обо мне. А я всегда молюсь о Вас.

Помоги Вам во всем Господь и Его Пречистая Матерь-Заступница наша.

Всей душой почитающая Вас, Катя».

+ + +

С самого раннего детства я помню в нашей семье, среди других икон, икону Божией Матери «Утоли моя печали». Она была большая, в киоте и богато украшенной ризе, и считалась старинной. Старообрядцы предлагали отцу большие деньги за нее, но он отказался от продажи.

Когда Лиля собиралась выходить замуж, по предложению родителей из разных семейных икон она почему-то выбрала эту для родительского благословения при обручении с женихом. С тех пор считалось, что эта икона принадлежит Лиле.

Перед отъездом в Германию мы были озабочены, как бы по возможности лучше обезпечить больную сестру Олю, которую оставляли одну в Киеве. Все ценное было продано в трудной борьбе за жизнь, и казалось, что осталась одна ценность – эта икона.

Лиля решила ее продать.

Как раз тогда, после долгого периода, открывались церкви, а потому появились специальные магазины, где продавали и покупали иконы, – время было благоприятное для продажи. Но, несмотря на красоту и ценность иконы, она не продавалась.

День за днем мы носили икону по магазинам и комиссионным лавкам. Ее рассматривали, оценивали, но никто не покупал, словно было какое-то недопущение.

Как бывает в жизни, будто случайно, мы встретили монахиню из Покровского монастыря, и та посоветовала нам отнести икону в церковь Покровского монастыря, отцу Адриану, который, по ее словам, любит хорошие иконы. На другой же день я и Оля понесли нашу икону в Покровский монастырь.

Мы вошли в церковь во время литургии. Как церковь, так и отец Адриан, которого мы увидели впервые, произвели на нас самое отрадное впечатление.