Вторник, 16 Октября 2018 г.
Духовная мудрость

Сщмч. Иларион (Троицкий) о лжехристианах и лжецеркви
Я исповедую, что Церковь едина, и католики для меня не церковь, а следовательно, и не христиане, ибо Христианства нет без Церкви.
Сщмч. Иларион (Троицкий) о лжецеркви и лжехристианах

сщмч.Владимир о монархии
Священник не монархист не достоин стоять у Святого Престола, священник республиканец – всегда маловер. Монарх посвящается на власть Богом – президент получает власть от гордыни народной.
Сщмч. Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский

Митр.Иоанн об экуменизме
Мнимо-христианская «любовь» и ложно понимаемое «всепрощение» – мир со всеми подряд без разбора – нужны только тем, кто сегодня с бешеной энергией и напористостью готовит всемирное «объединение» и «примирение» под сенью нового мирового порядка... антихристианской диктатуры.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменизме

Митр. Иоанн об экуменистах
Уклонение от защиты святынь веры не имеет извинения ни в телесной немощи, ни в материальной нужде! Кто же уклоняется от такой брани под предлогом ложно понятой «любви», понесет на себе великий грех вероотступника и предателя.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменистах

Прп. Феодосий Печерский о латинстве
Вере латинской не приобщайтесь, обычаев их не придерживайтесь. Причастия их бегайте и всякого учения их избегайте и нравов их гнушайтесь.
Прп. Феодосий Печерский о католиках

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
17.07.2018
Самое тягчайшее преступление всемирной истории: Мистический смысл убийства Царской Семьи

2018-07-15_100919.jpg

Убийство Царя Николая II и его Семьи – самое тягчайшее преступление во всемирной христианской истории. Силы, которые замыслили и осуществили его, покушались не просто на личную жизнь русского Царя, его Супруги и Детей, а на мировой порядок, заповеданный человечеству Иисусом Христом.

В подвале дома Ипатьева совершилось ритуальное действо, была перейдена мистическая черта, за которой под ногами человечества разверзлась пропасть, поглотившая в революциях и войнах XX века около 100 миллионов людей, и, ускорив духовную деградацию остальной части человечества в трясине западной цивилизации и «массовой культуры», вплотную приблизила конец мира.

Мистический смысл преступления, совершенного в ночь с 16 на 17 июля 1918 г., состоял в том, что был убит не просто носитель верховной русской власти, а Удерживающий Христианской цивилизации, противостоящей тайне беззакония, воплотившейся в западной цивилизации, ядром которой сегодня являются Соединенные Штаты Америки. 
  
Ключ к пониманию убийства Николая II – в словах апостола Павла: «...Тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды Удерживающий теперь, – и тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих...» (2 Сол. 2, 6–8).

Как поясняет св. Иоанн Златоуст, здесь под именем Удерживающего имелось в виду Римское государство. 

   «До тех пор, пока будут бояться этого государства, – писал святой, – никто скоро не подчинится антихристу; но после того, как оно будет разрушено, водворится безначалие, и он будет стремиться похитить всю – и человеческую, и Божескую – власть. Так точно прежде были разрушаемы царства: Мидийское – вавилонянами, Вавилонское – персами, Персидское – македонянами, Македонское – римлянами; так и последнее будет разорено и уничтожено антихристом; он же будет побежден Иисусом Христом».

После падения Константинополя (Второго Рима) и крушения Византийской империи вселенский центр Христианства перешел в Православное Русское Царство, его столица Москва стала прозываться Третьим Римом, а русский Государь преемственно принял на себя служение Удерживающего.

Русский Царь был священным лицом, преемственным носителем особой силы благодати и Святого Духа, которая действовала чрез Него и удерживала распространение зла. Император Николай II был глубоко проникнут сознанием этой лежащей на нем религиозно-мистической миссии. После отречения Николая II роль Удерживающего перешла к Царице Небесной, о чем русскому народу было объявлено через явление иконы Божией Матери, названной «Державной».

Царь мученик Николай II принадлежит к числу величайших духовных личностей XX века, воплотивших в себе твердое христианское сознание и готовность отдать жизнь за православную веру. Его духовный подвиг и мученическая кончина нашли отклик в сердцах миллионов православных людей. Спустя десятилетия после его злодейского убийства <…> Сербская Церковь признала Царя святым. Сегодня миллионы русских православных людей почитают Николая II как святого и молятся ему. В российских церквах появились его иконы, а поклонение ему стало традицией в большинстве православных приходов.

Почитание царской власти всегда было свойственно коренным русским людям, но жизнь и смерть Николая II придали этому почитанию особый характер святости, отождествив судьбу Царя с судьбой России.

Вот как говорил еще в 1916 году оптинский старец Анатолий (Потапов): «Судьба Царя – Судьба России. Радоваться будет Царь, радоваться будет и Россия. Заплачет Царь, заплачет и Россия... Как человек с отрезанною головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя будет трупом смердящим».

Для многих поколений русских людей вплоть до начала XX века понятие «Царь» выражало идею Родины, Отечества, национального единства. В народном сознании Царь именуется не иначе, как «батюшка», «отец». И не в административном смысле рабского подчинения, а в смысле высшего духовного авторитета православного человека. Многие века народное сознание рассматривает Царя как связующее звено между Богом и Отечеством. 

Лозунг «За Бога, Царя и Отечество!» выражал ядро русской национальной идеи.

Коренные русские люди всегда относились к Царю с чувством глубокого почитания, высшего уважения и любви. Для них он был воплощением Родины и Государства, символом России, неразделимо связанным с именем Бога.

«Русский Бог велик», – считал русский человек. «Русским Богом да русским Царем святорусская земля стоит, русский народ – царелюбивый». «Нельзя быть на земле Русской без Государя», – говорят народные пословицы. «Нельзя земле без Царя стоять, без Царя земля – вдова». «Грозно, страшно, а без царя нельзя». «Светится одно солнце на небе, а Царь русский – на земле».

А почему? А потому, что «без Бога свет не стоит, без Царя земля не правится». «Бог – на небе, Царь – на земле». «Один Бог, один Государь». «Все во власти Божьей и Государевой».

В народном сознании «народ – тело, Царь – голова». «Государь – батька, земля – матка». «Царь города бережет». «Царь – от Бога пристав». «Сердце царево в руке Божьей».

Царь – помазанник Божий, и потому все, что он делает доброго, – Божья воля: «Кого милует Бог, того жалует Царь», «Виноватого Бог простит, а правого Царь пожалует», «Вся жизнь человеческая – служение Богу и Государю», «Где ни жить – одному Царю служить», «За Богом – молитва, за Царем служба не пропадает».

В народном сознании Царь получает высшие характеристики. «Где Царь, там и правда», – говорит русский человек. «Всякая вещь перед Царем не утаится». «У Царя руки долги». «Царский глаз далече сягает». «Нет больше милосердия, как в сердце Царевом». «Богат Бог милостию, а Государь – жалостию». «У Бога да у Царя всего много». «Все ведают Бог и Государь». Да и вообще слово «Царь» выражает принцип высшего совершенства. Отсюда – «Царь-колокол», «Царь-пушка», «Царь-девица», «Царь-земля».

«Государь только Богу ответ держит», – считает русский человек. «Царский гнев и милость в руке Божьей». Но ответственность Царя перед Богом очень велика, ибо «за царское согрешение Бог всю землю казнит, за угодность милует». «Народ согрешит – Царь умолит; Царь согрешит – народ не умолит».

Все русские люди «душою Божьи, а телом Государевы». «Царь думает, а народ ведает». «Воля царская не судима». От народа Царь требует прежде всего правды: «Царю правда нужна», «Царю правда – лучший слуга».

«Правда Божья, а суд Царев». «Правда Божья, а воля царская». «Воля Царская – закон». «На всё святая воля царская». «Все во власти Божьей и Государевой». «Суди меня, Бог и Государь!»

По мнению народа, если у Царя и случается ошибка или неправда, виноват не он, а его окружение: «Не от Царей угнетение, а от любимцев царских», «Не Царь гнетет народ, а временщик», «Не Царь грешит, а думцы наводят».

В сознании русского человека крепко держится обязанность всегда молиться за Царя: «Не всяк Царя видит, а всяк за него молит», «Государь – батюшка, надёжа – православный Царь».

Русская православная мысль конца XIX – начала XX века продолжает твердо держаться убеждения, что невозможно православным христианам иметь Церковь, не имея Царя.

Русский Царь, писал в конце XIX века Оптинский схиархимандрит Варсонофий (Плиханков), есть выразитель воли Божьей, а не народной. Его воля священна для русского человека как воля Помазанника Божия; он любит его потому, что любит Бога. Царь дарит народу славу и благоденствие, а народ воспринимает их как милость Божию. 

«Постигают ли нас безславие и бедствие, мы переносим их с кротостью и смирением, как казнь небесную за наши беззакония, и никогда не изменим в любви и преданности Царю, пока они будут проистекать из наших православно-религиозных убеждений, из нашей любви и преданности Богу».

Понятие «Царь как Помазанник Божий» развивается в трудах П. Пятницкого. По его мнению, само это название свидетельствует о том, что Цари не есть ставленники народные, но что Сам Бог облекает их властию на земле и повелевает им повиноваться, так как все помыслы и стремления Царя всегда направлены ко благу своего народа. Весь внутренний смысл этого церковного обряда ясно познается из молитвы, с которою Монарх во время коронования коленопреклонно обращается к Престолу Всевышнего и в которой молит Отца Небесного наставить в деле, которому послан служить; молит о ниспослании премудрости, дабы Господь Бог даровал Ему, Царю, способность управлять царством к пользе врученных Его управлению людей и к славе Божией (Пятницкий П.П. Сказание о венчании Русских Царей и Императоров. М., 1896).

Помазанник Божий, считал архиепископ Сиракузский и Троицкий Аверкий, получал «в совершенном над ним Церковью таинстве Миропомазания особые благодатные дары, дабы быть “Царем и судиею людем Божиим”, как исповедует он сам в молитве, читаемой им при священном короновании в храме, перед всеми. Поэтому он и входит в алтарь царскими вратами и причащается перед св. престолом наравне с остальными священнослужителями, чего, конечно, не мог бы делать всякий другой монарх – не православный и не отвечающий требованиям Церкви, не облагодетельствованный ею».

Итогом исканий русской духовной мысли в понимании Самодержавия стала следующая формулировка: «В сознании Русского народа Самодержавие не есть юридическое право, а есть явленный Самим Богом факт, – милость Божия, а не человеческая условность, так что Самодержавие Царя относится к числу понятий не правовых, а вероучительных, входит в область веры, а не выводится из внерелигиозных посылок, имеющих в виду общественную и государственную пользу».

В царской власти и через ее таинственный институт побеждено чуть не главное зло мира, которое никто не умел победить и никто его не умел избежать: злая воля, злое желание, злобная страсть. Злоумыслить что-нибудь на Царя и отказать ему в повиновении – ужасная вещь в отношении всей истории, всего будущего, на тысячи лет вперед. Вот отчего истребление всяких врагов Государя и всякой вражды к Государю есть то же, что осушение болот, что обрабатывание земли, дождь – для хлеба. Никакого черного дня Государю, все дни его должны быть белы – это коренная забота народа.

В целом русская духовная мысль все более глубоко обосновывает главную формулу Русской цивилизации, выражающуюся в святой триединой соборности: Самодержавие – Православие – Народность. В ней нет ничего случайного. Каждый элемент «выстрадан, вымолен, выпрошен у Бога». Церковь как неиссякаемый источник чистой, ничем не замутненной Христовой Истины; русский народ как хранитель и убежденный почитатель этой Истины; православный русский Царь как первый Сын Православной Церкви и первый слуга своего народа, принявший на себя подвиг служения своему великому народу в духе Церковью проповедуемого, народом хранимого и исповедуемого Православия. Здесь все – и Церковь, и Царь, и Народ – стало сознательно, убежденно нацелено на служение единой Божественной Истине. Ее духом должна была насытиться жизнь великого народа – личная, семейная и государственно-общественная. Русское государство по плоти и крови своей от мира сего, но по духу оно не от мира сего, ибо его основное задание – не только внешнее устроение жизни Русского народа, а воплощение (конечно, в меру своих сил) в жизни Русского народа Царства Божия, Царства Христовой Истины, от любви и милосердия. Вот почему Русское Царство, по глубокому пониманию русских праведников, не просто царство земное, а Русь Святая – Православная, Дом Пресвятой Богородицы.

Перед своим падением великая Русская цивилизация, Святая Русь, явила человечеству две духовно идеальные личности – Царя Николая II и святого праведника Иоан¬на Кронштадтского, воплотивших в себе все лучшие духовные черты Русской цивилизации.

Архимандрит Константин (Зайцев) писал: «Двоица перед нашим духовным взором стоит, являющая собою “симфоническое” единение Великой России и Святой Руси: наш последний Царь и о. Иоанн Кронштадтский! Как полон был духа Святой Руси наш последний Царь, возглавитель Великой России на ее высшем подъеме! Как полон сознания высокой качественности и промыслительной единственности и неповторимости Великой России о. Иоанн – воплощение Святой Руси, в большей целостности и полноте непредставимое

Пока во главе Великой России стоял Царь, считал архимандрит Константин, Россия не только содержала в себе отдельные элементы Святой Руси, но и в целом продолжала быть Святой Русью как организованное единствоПри этом чем явственнее оказывалось расхождение с Церковью русской общественности, русской государственности, Русского народа, тем явственнее в личности Царя обозначались черты Святой Руси. В этом, по мнению архимандрита Константина, объяснение той трагической, безысходной отчужденности, которая наблюдалась между ним и русским обществом. «Великая Россия в зените своего расцвета радикально отходила от Святой Руси, но эта последняя как раз в это время в образе последнего русского Царя получила необыкновенно сильное, яркое, прямо-таки светоносное выражение» (В. Бощановский, протоиерей).

Гибель Русского Царя до предела обострила столкновение двух цивилизаций – русской, православной, духовной, и западной криминально-космополитической. Это столкновение стало и последним актом, итогом двухтысячелетнего конфликта между Православием и западной идеологией. Святая Русь, Россия с момента принятия Христианства была главной христианской страной, наиболее последовательно сохранявшей чистоту веры.

Русским людям был дан величайший дар служить главным носителем чистоты Православия. Но дар этот сопрягался с огромной духовной тяжестью и ответственностью. И русский народ на каком-то этапе, еще задолго до революции, не выдержал тяжести и ответственности. Богоотступничество – первоначально среди космополитизированного дворянства и интеллигенции уже в XVIII–XX веках – создало в русском обществе слой людей, потерявших чувство высшего служения, не понимавших духовного величия Православия и особой миссии русского Православного Царя. Духовное разложение образованного слоя постепенно вело к разложению и народных масс, хотя подавляющая часть русских людей сопротивлялась этому.

Был ли у России шанс уйти от разложения и революции? Был ли другой путь, чтобы избегнуть цареубийства и катастрофы? Безусловно, был. Об этом свидетельствует появление среди русского народа двух великих святых – Иоанна Кронштадтского и Царя Николая II.

Первый огненным слогом предупреждал русских о последствиях отступничества народа от православного служения. Второй был примером православного национального вождя, способного вести народ к высочайшим духовным вершинам и земным достижениям. Под водительством этих святых русский народ мог совершить прорыв в духовном разложении российского дворянства и интеллигенции, остановить наступление западной цивилизации. Однако большая часть народа приняла сторону не святого Православного Царя, а вождей западной цивилизации – Временного правительства и большевиков, лукаво обещавших построить «рай Божий на земле». Значительная часть русского народа либо поддержала цареубийц, либо равнодушно взирала на преступления, совершаемые ими. Десятки миллионов жертв стали справедливой Божьей карой за это отступничество.

Как древние евреи лишились своего избранничества за отступление от Бога, уступив место христианским последователям Нового Завета, так и мы, русские, наказаны за свое отступничество от православного служения. Мы все, русские, виноваты, что не смогли сохранить своего православного царства, допустили уничтожение Православной Монархии.

При нашем попустительстве был отрешен от власти последний русский Царь – Помазанник Божий, при нашем попущении была убита Царская Семья и власть в стране захватили большевики, носители антирусской, антиславянской идеологии.

В том кошмаре, какой создали в нашей стране последователи враждебной идеологии, нашлось немало русских людей, которые, забыв Бога и Царя, приняли сначала большевистский, а затем современный криминально-космополитический порядок. Череда чуждых России, жестоких и корыстных правителей от Ленина и Троцкого до наших дней обезсилили нашу страну, превратив ее территории в кормушку для разных мастей преступников, жуликов и международных аферистов в авторитарном государстве за ширмой управляемой демократии.

Но мы должны помнить, что остается в силе завет святого праведного Иоанна Кронштадтского: 

   «Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу; и будет, по завету князя Владимира – как единая церковь. Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».


 

Директор Института русской цивилизации, 
доктор экономических наук Олег Платонов


  
Источник: Газета «Русский Вестник» 
http://www.rv.ru/content.php3?id=12628


___________________ 
См. также:





Поделиться новостью в соц сетях:

...<-назад в раздел

Видео



Документы

Электронные паспорта для «биообъектов»: Святые предупреждают об опасности тоталитарной диктатуры нового типа

9 октября 2018 года многие информационные агентства сообщили о готовящемся в РФ поэтапном введении с 2021 года электронных паспортов со ссылкой на газету «Ведомости». Газета опубликовала статью «Правительство обсуждает замену бумажных паспортов на электронные» с очень любопытным подзаголовком «Они дадут...


«В год столетия Русской Царской Голгофы...»: Резолюция конференции «Цифровизация российского общества»

16 сентября 2018 года в г. Перми состоялась конференция на тему «Цифровизация российского общества как уничтожение богоданной свободы человека. Время исповедничества наступило». На Конференции были заслушаны выступления священнослужителей Русской Православной Церкви, экспертов в области геополитики, правоведения, общественных деятелей. По итогам собрания...


«Православная экуменическая теология»: Константинополь при участии митр. Илариона (Алфеева) запустил еретическую образовательную программу

Помимо вполне классических предметов, однако, есть и такие: миссиология, экуменическая теология, экология и межконфессиональный диалог, современные православные экуменические деятели (!!!), православная феминистическая герменевтика (!!!) и прочие.


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Фотогалерея
Полезно почитать

К чему нам готовиться?: Беседа об обстановке в Церкви, России и мире

Незаконные действия Константинопольского Патриарха Варфоломея взволновали верующих. Не имея на то канонического права, «восточный папа», как его теперь называют, «дает автокефалию» украинским раскольникам – т. н. «киевскому патриархату». Об этом, а также об общей обстановке и насущных проблемах церковной...


Прошло 100-летие Русской Голгофы, и пришло время жатвы: О. Павел Буров о неимении всецерковного покаяния перед Царем

Выучили ли мы уроки истории? Будет ли еще время на осознание? Есть время разбрасывать камни и время собирать их (см.: Еккл. 3, 5). Все надо делать вовремя... Есть законы физические и есть духовные. У Святых Отцов сказано, что прощение преподается сердцу кающемуся. Как можно прощать человека, который не понял своих ошибок, не собирается каяться, менять ситуацию?..


Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

В связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100