Суббота, 31 Октября 2020 г.
Духовная мудрость

Свт.Серафим об экуменизме
В прежние века, возбуждая в Церкви всякие ереси, дьявол хотел погубить Святую Церковь через смешение православных с еретиками. Это делает он и ныне через то же самое смешение посредством экуменизма с его неисчерпаемыми масонскими капиталами.
Свт. Серафим (Соболев) о масонском экуменизме

Прп.Паисий о диктатуре

Некоторые европейцы выразили протест, потому что они боятся всемирной диктатуры. А мы, православные, противодействуем этому потому, что не хотим антихриста. И диктатуры, конечно, тоже не хотим. Нас ждут серьезные события, но долго они не продержатся. Как Православие якобы «исчезло» при коммунизме, так оно «исчезнет» и сейчас.

Прп. Паисий Святогорец об электронном концлагере

Свт. Филарет о европе и России
Поспешим вполне воздать неотъемлемую славу Царю Небесному на земле, еще взирающей к вечному Востоку, еще не объятой мраком Запада, еще не примесившейся к новому смешению Вавилонскому!
Свт. Филарет Московский о России и Европе

Митр. Иоанн о теории ветвей
Никакого разделения церквей никогда не происходило. История Христианства недвусмысленно и ясно свидетельствует о том, что в действительности имело место постепенное отпадение, не разделение, а именно отпадение западных народов и западноевропейских конфессий от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменической «теории ветвей»

Прп. Паисий Святогорец о гностиках
Снова определенные «гностики» станут пеленать своих духовных чад как младенцев, как бы для того, чтобы не унывали: «Не имеет значения, это ничего, достаточно внутренне веровать», – в то время, как видим апостола Петра, который внешне отрекся от Христа.
Прп. Паисий Святогорец о печати антихриста

В кулуарах

Народ и Церковь: есть ли единство?
В настоящее время Православная Церковь во всем мире встревожена событиями, связанными с коронавирусом. Что будет дальше? Каким будет развитие отношений между Церковью и государством, ведущим жесткий электронный контроль над гражданами? Но еще более сложными становятся отношения между церковным руководством и простыми верующими людьми.

«Ждать Царя осталось недолго»
Да, коронавирус существует, но он не так страшен, как его малюют. Просто политики используют его в своих интересах. Вот в Москве ввели QR-коды, обязательное ношение масок и перчаток. Зачем? Мне попалось следующее объяснение. Еще до принятия ислама арабы заметили, что если лицо закрыто, то у человека подавляется воля. Поэтому в исламе они ввели запрет женщинам ходить с открытым лицом.

Устоять в любви и верности Христу
...положим этим начало нашего спасительного пути и будем во всем стараться укорять себя и оправдывать ближнего, потому что это и есть иго Христово, которое благо и легко. Человек, считающий себя виновным в любой ситуации, всегда имеет в душе своей мир. Он благодушен, а, следовательно, и весел, и благообразен в любое время...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Громкая читка (продолжение) 10.09.2020
Громкая читка (продолжение)
Кукарачка 

В один из дней она отчудила: привела перед обедом в корпус дочку свою, да ещё и ко мне, в мой карцер постучались. Мороженое принесли.  Была в белой кофте-распашонке, вышитой красными узорами. Голова не покрыта, волосы распущены по плечам.  Девочка лет четырёх, в платье-пелеринке, белый бант на голове, прямо ангел, сказала: 

- Я Оля, а вы?  

- А я папа девочки Катечки. Такой, как ты. Такая же принцесса, модница. 

- Модница ещё та, - подтвердила Соня и спросила: - Вы же смотрели кино «Генералы песчаных карьеров»? Да? Я в конце вся обрыдалась. Прямо настроение подиспортилось. 

- Да, грустный финал. 

Сели. Неловко помолчали. Оля потихоньку деревянной щепочкой доставала мороженое из вафельного стаканчика. Соня и я к мороженому не притронулись. 

- Я хотела спросить, - заговорила Соня, - вот о чём. Тут, кто бы ни приехал, все всё всегда: дама с собачкой, дама с собачкой А я прочла, и что? И это любовь? Она же от мужа уехала, а он от жены. И загуляли тут. Это как? 

- Это не ко мне вопрос, к Чехову. 

- Его уже за хвост не поймать. А вы как считаете? 

- В общем-то я тоже от жены уехал. Хотя бы отдохнёт от меня.  

- А вот скажите, - спросила Соня, - почему это жёны писателей, все только и жалуются, что им тяжело жить. 

- Вообще, конечно тяжело. 

- Почему? 

- Женщинам надо, чтоб им постоянно уделяли внимание, а его работа забирает целиком и полностью. Он же непрерывно в работе. Идёт с женой рядом, а сам не с ней. 

- Как это? 

- Думает над тем, о чём в это время пишет. Вот коротко: рассказ. Не мой. О писателе. Он возвращается домой, видит в прихожей чемодан, думает, как это интересно изменяет пространство прихожей. Жена ему говорит: я от тебя ухожу, жить с тобой невозможно. - Почему, зачем? - Невозможно. Ты эгоист, ты занят только работой, и так далее. Я всегда одна, ты мне всю душу вымотал, в общем, все женские слова. 

- Да, это мы можем, - засмеялась Соня.  

- Он, этот писатель, слушает и думает: да, да она права, ей невозможно жить со мной. И был бы, думает он, хороший такой рассказ, как жена писателя от него уходит. Хорошая, красивая, но несчастная. Он весь в своей работе, он ей не принадлежит. Да, надо запомнить, как от волнения её лицо хорошеет, какие неожиданные, ранее от неё не слышанные, слова вспыхивают в её монологах. Воспоминания о юности их любви начинают его терзать, какие-то обрывки фраз из задуманного рассказа мелькают в голове. Он думает: я же всё не запомню, надо записать. Хлопает по карманам -  нет записной книжки. - Ты не видела мою записную книжку? — Какая тебе записная книжка? Я от тебя ухожу. - Да уходи, уходи, только записную книжку вначале найди. Она садится на чемодан и понимает, что с ним безполезно говорить: другим он не будет.  

- То есть не уйдёт? Не ушла? - спросила Соня заинтересованно.  

- Будем надеяться.  Она же его не переделает. Ей самой надо подстраиваться. Но это всё-таки о, надеюсь, верной жене. Каких, кстати говоря, немало в жизни. А в литературе все они изменщицы, чем и интересны. В красивом слове адюльтер. Вот эта дама с собачкой, а рангом повыше мадам Бовари, Анна Каренина, - эти бабёнки мужьям рога наставили, и в героини вышли. А Кармен? Из-за неё судьбы ломаются - ей хоть бы что. «Меня не любишь, ну так что же, так берегись любви моей!» Добилась своего и отшвырнула. Или этот деспотизм: «Если я тебя таким придумала, стань таким, как я хочу!» 

- Вот разошлись, вот разошлись, - весело одобрила Соня мой речитатив и арию. - Не все же такие. Что же тогда, не читать о них?  

- Читать, да не подражать. А писатели - самые трудные для женщин мужья. Может, Чехов и не женился от того, что понимал: мужа из него не получится. Не выходите за писателя, Соня. 

- А за кого? Тут только они. 

- Собачку заведите и гуляйте с ней по набережной. 

- Мне только ещё собачки не хватает. Скажете тоже.  Оля, не дёргай за кофту, сейчас пойдём. -  Кажется она приняла всерьёз мою шутку. - Я-то никого не обманываю: я разведёнка. - Ой, у вас даже окна нет. 

- Да, моря не видно. Приходится с утра к нему бегать. 

- А я знаю. Я даже утром вас издалека видела. 

- Надо же, - только это и смог сказать. Чтобы скрыть смущение, обратился к Оле: - А это не ты нас о марганцовке спрашивала? На бульваре у моря? 

- О какой марганцовке?  - спросила Соня.    

Рассказал о походе в винные подвалы. О вине «Чёрный доктор», о девочке, спросившей нас, не марганцовку ли мы пьём. 

- Счастливые вы, в Магарач простые смертные без доступа. А вино это я могу достать.  У меня связи - ого-го. Принести? 

- Что вы! Я же работать приехал. 

- Оля, пойдём, - тут же встала она, -  пойдём, не будем дяде мешать. 

- А как же песенка? - спросила Оля. - Ты говорила: дяде надо спеть. 

-  Вот предательница, - засмеялась Соня. - Петь не обязательно. 

- Даже очень обязательно, - попросил я. И повинился: - Видите, какой я плохой. Даже и угостить вас нечем.   

- Ну что вы, сейчас обед.  

- А как же песня? 

- Мама, можно? - спросила Оля. Встала и очень умилительно, помогая жестами ручек, спела песенку, которая была так проста, что я её запомнил с первого раза: 

В одной маленькой избушке жили-были две старушки. 

И была у них собачка по названью Кукарачка.  

Раз поехали на дачку, захватили Кукарачку. 

А в дороге неудачка: заболела Кукарачка. 

Повезли её в больничку, стали делать оперичку. 

С оперичкой неудачка - сдохла наша Кукарачка. 

И финал: 

В одной маленькой избушке плачут, плачут две старушки: 

Ведь была у них собачка по прозванию Кукарачка. 

- Душераздирающая история, - сказал я. - Целая повесть. Всё есть, и события, и герои: старушки, собачка, доктор, шофёр, кто-то же их вёз на дачу? 

- Они в автобусе ехали, - поправила Оля. 

- Ещё интересней. Завязка - поехали на дачку, кульминация - болезнь, оперичка, и горький финал. Плачу и рыдаю. Гости приходят, тоже рыдают? 

- У нас гостей нет, - заметила Соня. 

- Мы её в садике поём, - сказала Оля. - Вам понравилось? 

- Замечательно!  Стыдно, подарить даже нечего. Я песню запомнил, я её дочке по телефону продиктую.  

- Вы правда запомнили? 

- Ещё бы: такая история! В одной маленькой избушке… И так далее.  

- А как вы память тренируете? - спросила Оля. 

- Сама тренируется. Вот твоя песенка: такой день, красивая девочка… 

- И мама, – добавила Оля. - Она вновь взялась за мороженое. 

- Ещё бы! Ну вот, и как не запомнить? 

Я как-то ищуще озирал своё убогое помещение. 

- Ничего ей дарить не надо, зачем, что вы, - заметила Соня. - Вы так слушали, вот подарок. - И после паузы: - А вы давно начали писать? 

- С детства.  Стихи писал. Потом хватило ума понять, что уровень невысок. Сценарии строчил, пьесы. Да всё как у всех, обычно. Но пришёл к прозе. А проза - самое трудное, кому хочешь хребет сломает.  

- Надо же. А сейчас что-нибудь пишете? 

- Пытаюсь. О юношеской любви. 

- Как интересно. 

- Больше грустно. Он в армию ушёл, а она… 

- Не дождалась. Точно? 

- Сложнее: он стал другим. Хотя никем не увлекался. Да и где там в армии. 

- Ой, и что, что в армии. А вы служили? 

- Конечно, как без этого? 

- И что, там не было вариантов? Да мужики, где хочешь, найдут. Это мы, дуры, верим да ждём. 

- Это у меня из своей жизни такой случай. Знаете, она похожа на вас. И задумка возникла благодаря вам, когда вас увидел. 

- Надо же, – засмеялась она. - Вот куда попала. Покажете потом? 

- Тут до показа семь вёрст до небес. Ещё начать да кончить. 

Оля выскребла ложечкой вафельный стаканчик, отложила ложечку на край стола, Соня её тут же убрала, и стала, обхватив ладошками стаканчик, как белочка орех, его по кругу обкусывать. Заметила непорядок: 

- Мама, у него телевизора нет и ванной нет. 

- Ничего, Олечка, живу. 

- А где вы умываетесь?  

- К морю бегаю. 

- Каждый раз? 

- Извините за беспокойство. Мы пойдём, - сказала Соня. - Уже у порога, поправляя дочке белый бант, повернулась: - А вы до того похожи на него, это мой парень был, прямо один в один. 

- Отец Оли? 

- Нет. Хорошо бы! 

- Оля! - воскликнул я, - умоляю, возьми мороженое. Я его не люблю. 

- Ну, раз не любите. - Соня положила стаканчики обратно в пакет.  

- А у меня есть ещё одна бабушка, - сказала  на прощание Оля. - Только она далеко. Мамина мама. Только я её не видела. 

- Обязательно увидишь, - пообещал я. 

Ушли. Не удерживал. А чем бы я мог их занять, угостить? Да и сам такой небритый весь. На брюках след от древесной смолы. Рубаха какая-то рабоче-крестьянская. Ведь есть же запасная. Ну, что теперь. 

Подошел к зеркалу.  И куда я рядом с ней, такой? И внезапно решил — не бриться до конца срока. И вообще пора носить бороду. Василий Белов с бородой, а моя Вятка с его Вологдой соседи. И дедушки у меня были бородатые ямщики и плотогоны.  

Эх, не отпадёт голова - прирастёт борода.  Да не отпадёт, сам не теряй.  

Но наутро, когда мы прибежали к морю, а оно день ото дня становилось всё холоднее, зрителей приходило всё меньше, наши заплывы становились всё короче, так вот, мне казалось, что Соня где-то близко. И подсматривает за нами. В бинокль. А с ней собачка. Кукарачка. Стих про эту Кукарачку я дочке по телефону пересказал. В тот же день, как они приходили.  

Да, Соня. Была в ней женственность, вот что. Это не объяснить, и это есть далеко не во всех женщинах. Женственности не достичь ничем: ни красотой, ни фигурой, ни спортом, ни диетой, это только состояние души. А женственная душа у женщин бывает только у целомудренных. Сказал же Сашок, что Соня ему его мать напомнила. А мне далёкую Валю. Ведь не похожестью лица, а именно этой женственностью. 

Ну хоть стреляйся 

С работой моей так заклинило, какой-то ступор случился. Не успевал начать давно задуманный рассказ, хотя собирался, когда ехал, сесть за повесть, но уже согласен был бы и на рассказ, лишь бы не простаивать, оправдать эту, с небес упавшую, возможность для работы, как тут же настигала мысль: а зачем писать, а кому это нужно? Даже и так было: бегу утром к морю вниз, бегу обратно вверх, в гору, непрестанно думаю о работе. Как учитель наставлял. Взглядываю на него: думает. Даже вроде того, что губами шевелит, что-то проговаривает. И думаю о своей работе, и мне вроде всё ясно: сяду за стол и — поехали. Но не получается такой радости: записанная, вроде продуманная мысль, не хочет жить на бумаге. Сохнет, как сорванный листок. 

Поневоле бросишь авторучку. А уже видишь рассказ напечатанным, читающимся кем-то, видишь и этого кем-то, как он зевает, отодвигает книгу, как включает телевизор. А если и не отодвигает, если и дочитает, все равно же закроет. И что в этого кем-то из твоего текста перейдёт? Зачем ему твоё самовыражение? Он утешения чает.  Ах, меня бы кто утешил. 

И так как некому было поплакаться, кроме жены, звонил ей. Часто не бегал в город, а звонил из вестибюля. Там иногда бывало свободно. А вообще, ожидая очереди к телефону, легко можно было возненавидеть женскую породу. Невольно вспоминалась шутка: женщина говорит подруге: «Вчера мужу доказывала, что я умею молчать. Так доказывала, что голос потеряла». Из кабины в вестибюле долетали расспросы про котов Мусика и Пусика да про собачек. Как они погуляли, хорошо ли едят?  

Желание услышать родные голоса возникало именно в минуты близкого отчаяния во время работы. Я жене не жаловался на то, что у меня работа не идёт, вообще не говорил о работе, но все равно от разговора с ней становилось легче. 

Меня жена ревновала к дочке. И вся в меня, и делится не с ней, а со мной секретами. «Папа, мне в нашей группе Миша нравится, он такой самостоятельный». - «А в чём это выражается?» - «Нет, папа, он не выражается». - «Из чего ты вывела, что он такой самостоятельный?» - «Он воспитательницу не слушается». - «Да, это сильный признак мужского характера. А ты ему нравишься?» - «Вполне». 

И жену услышал. Она взяла трубку. 

- Что это у вас за кукарачка? Страшнее не было имени для собаки? 

- О, да, запиши. Диктую: Катерине понравилось. - И продиктовал. И вздохнул, выходя из кабины. 

И опять пошёл мучиться над безжалостным пространством белых листков.   


Владимир Крупин

______________________
Продолжение следует...









Поделиться новостью в соц сетях:

...<-назад в раздел

Видео



Документы

Анализ проекта правительства о «Цифровой образовательной среде" (ЦОС)

Аналитическая справка по проекту Постановления Правительства Российской Федерации «О проведении в 2020 - 2022 годах эксперимента по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды в сфере общего образования, среднего профессионального образования и соответствующего дополнительного профессионального образования, профессионального обучения, дополнительного образования детей и взрослых»


Руководство школ начало лишать отказников от термометрии права на очное образование!

Инструкция по противодействию термометрии, навязываемой каждому при входе в российские школы, которую ОУЗС опубликовал накануне, оказалась очень актуальной. Мы начали получать от родителей из разных регионов тревожные сигналы: руководство школ уже готово идти на крайние дискриминационно-карательные меры и лишает права на получение образования (гарантированного Конституцией) детей тех родителей, которые ...


Правовые основания отказа от принудительной вакцинации от ковид

Детальная инструкция в конце. Внимательно дочитайте до конца! Частью 3 статьи 37 Конституции РФ гарантированы права каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.


<<       >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Фотогалерея
Полезно почитать

Все взявшие меч мечом погибнут

"Все взявшие меч мечом погибнут" (Мф. 26, 52).  Это пророчество Спасителя обращаем Мы к вам, нынешние вершители судеб нашего отечества, называющие себя "народными комиссарами". Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции, но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву...


Нужнейший духовный подвиг

Не раз приходилось наблюдать, как православные люди, исправно посещающие храм на протяжении многих лет, либо остаются при своих прежних страстях, не стяжевая духовных плодов, либо вовсе сбиваются с духовного пути и возвращаются к прежней жизни. И бывает для человека того последнее горше первого (Лк. 11, 26). Никакого автоматизма здесь быть не может: годы, проведенные в храме, сами по себе, без усилий человека, не претворяются в духовный опыт.


Громкая читка (продолжение)

Также проблема Крыма умы задевала. Совсем недавно Крым стал частью Украины. Громогласный мореман, очень возмущался. Он говорил: - С чего вдруг Никита раздобрился? Лёня бы не отдал. Где вы тут радяньску мову слышите? Или суржик, или русский язык. А везде надписи по-украински. Какая зупинка? Чем плохо остановка? И эти женочи та человечи, чохи та панчохи. Одежда - одяг.


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100